×

КС выступил за регламентацию условий содержания подозреваемых и обвиняемых в конвойных помещениях судов

Он заключил, что недостаток регулирования условий нахождения в таких помещениях затрудняет рассмотрение судами административных исков лиц, в отношении которых действует или действовала мера пресечения в виде заключения под стражу
По мнению одного адвоката, в этом деле затронута очень важная проблема: невыносимые условия содержания людей в конвойных помещениях в зданиях судов общей юрисдикции зачастую умаляют человеческое достоинство. Другой считает, что выводы Конституционного Суда весьма полезны не только для подозреваемых и обвиняемых, но и их защитников и адвокатского сообщества в целом. Третий полагает, что правовая позиция КС соответствует требованиям международных актов. Четвертый счел, что своевременные выводы Суда свидетельствуют о зрелости российской правовой системы. В ФПА РФ назвали важной позицию КС, предписывающую законодателю определить условия содержания лиц в конвойных помещениях судов.

9 июля Конституционный Суд вынес Постановление № 36-П/2024 по делу о проверке конституционности ст. 7 Закона о содержании под стражей, которая, в частности, предусматривает, что местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений являются СИЗО, ИВС, ими также могут быть учреждения уголовно-исполнительной системы, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты. Согласно этой же норме вышеуказанные лица также содержатся в приспособленных для этого помещениях, которые определены капитанами морских судов дальнего плавания или начальниками зимовок в период отсутствия транспортных связей.

Повод для обращения с жалобой

Ранее Николай Смирнов обратился в суд с административным иском к Управлению МВД России по Перми о признании незаконными действий должностных лиц, содержавших его в ненадлежащих условиях под стражей, и присуждении ему денежной компенсации. Он утверждал, что он не менее 60 раз доставлялся из СИЗО в суд в целях участия в судебных заседаниях и ознакомления с материалами дела, где он содержался по 7-8 часов в одиночной камере в недопустимых условиях. Так, ее площадь могла не превышать и квадратного метра, исключался нормальный микроклимат помещения, отсутствовали должные санитарно-гигиенические условия и материально-бытовое обеспечение, не предоставлялись горячее питание и возможность физической активности.

В иске также отмечалось, что в обстановке жесткого стеснения физической свободы, недостатка пищи, воды и свежего воздуха Николай Смирнов испытывал упадок сил, нервное перенапряжение, унижение достоинства, что привело к ухудшению его здоровья и постановке на диспансерный учет, а также к запрету очередного выезда в суд для дальнейшего ознакомления с материалами дела.

Суд отказался в удовлетворении требований со ссылкой на то, что камеры для подсудимых и иные конвойные помещения в зданиях судов не входят в исчерпывающий перечень мест содержания под стражей, они являются частями зданий судов и предназначены исключительно для временного пребывания в них подсудимых для целей отправления правосудия. Он добавил, что Закон о содержании под стражей не охватывает отношения, связанные с условиями временного содержания лиц, доставляемых под конвоем, в помещениях зданий судов. В решении также отмечалось, что техническим обслуживанием конвойных помещений в суде занимается Управление Судебного департамента в Пермском крае, соответственно, их состояние не свидетельствует о незаконных действиях должностных лиц полиции.

Кроме того, суд счел, что законодательство не регулирует вопросов обеспечения подсудимых в конвойных помещениях горячим питанием и питьевой водой. При этом, как указала первая инстанция, заявителю не было отказано в просьбах о получении воды, он получал сухой паек. Суд также не обнаружил причинно-следственной связи между указанными заявителем заболеваниями и условиями его содержания под стражей.

Апелляция поддержала решение нижестоящего суда со ссылкой на то, что конвойные помещения в суде предназначены лишь для кратковременного пребывания, а минимальные потребности истца во время ожидания участия в судебных заседаниях и ознакомления с материалами дела, длительность которого определяется самим находящимся под стражей лицо, были удовлетворены.

Впоследствии кассация подтвердила, что нижестоящими инстанциями не установлена совокупность условий, нужных для удовлетворения административного иска, а именно несоответствие оспариваемых действий закону и нарушение прав административного истца такими действиями. Верховный Суд не стал рассматривать кассационную жалобу Николая Смирнова.

КС признал нарушение Конституции

В жалобе в Конституционный Суд Николай Смирнов указал, что ст. 7 Закона о содержании под стражей не соответствует Конституции, поскольку она, не относя к числу мест содержания под стражей конвойные помещения в судах, оставляет без правового регулирования правила и условия содержания в них: режим содержания, права, обязанности и ответственность находящихся там лиц, правила раздельного содержания, норма минимальной площади, приходящейся на одного человека, порядок оказания медпомощи, предельное время непрерывного содержания в не отвечающих современным нормативам проектирования и строительства камерах в нереконструированных зданиях старых образцов, порядок судебной защиты нарушенных прав и компенсаторные механизмы. Тем самым, по мнению заявителя, спорная норма допускает произвольное обращение с содержащимися в таких помещениях лицами, включая длительное пребывание на чрезмерно малой площади с причинением нравственных и физических страданий.

Читайте также
Конституционный Суд скорректировал правила зачета наказания
КС указал, что при исправлении ошибки суда в выборе исправительного учреждения время, проведенное осужденным в более строгих условиях, должно засчитываться в срок лишения свободы по правилам зачета в него времени содержания под стражей
22 марта 2023 Новости

Изучив материалы дела, Конституционный Суд отметил, что предметом его изучения является ст. 7 Закона о содержании под стражей в той мере, в какой она служит основанием для определения условий нахождения подозреваемых и обвиняемых (подсудимых) в конвойных помещениях судов общей юрисдикции. Со ссылкой на собственную практику Суд напомнил, что определение самих мест и режимов содержания под стражей также является прерогативой законодателя (постановления от 15 марта 2023 г. № 8-П и от 22 мая 2023 г. № 25-П). Лица, к которым применена такая мера пресечения, обладают крайне ограниченными возможностями самостоятельно заботиться о своем здоровье и безопасности, поэтому их права гарантируются возложением на государство (должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, включая суды, и администрацию места содержания под стражей) публично-правовой обязанности заботиться о жизни и здоровье заключенных. Исполнение этой обязанности госорганов и их должностных лиц должно быть обеспечено соответствующими процессуальными средствами.

Как пояснил КС, временное нахождение подозреваемых и обвиняемых за пределами мест, перечисленных в ст. 7 Закона о содержании под стражей, в том числе в конвойном помещении суда, не отменяет и не изменяет их правового статуса лиц, в отношении которых продолжает действовать мера пресечения в виде заключения под стражу. Именно поэтому такие лица в здании суда размещаются в конвойных помещениях, где обеспечивается их изоляция от общества. Конвойные помещения предполагают размещение в них таких лиц не круглосуточно, а в часы работы суда и лишь в отдельные дни, для реализации их процессуальных прав и осуществления обязанностей в ходе судебных заседаний, а также для ознакомления с делом. Соответственно, объективно отсутствует необходимость (и по ряду параметров – возможность) создания в таких помещениях всех тех условий, которые определены законом для обеспечения значительно более долгой, непрерывной (за исключением выездов для участия в следственных действиях и в суд) жизнедеятельности в местах содержания под стражей, перечисленных в ст. 7 закона.

Читайте также
КС встал на защиту осужденных, переведенных в СИЗО для участия в следственных действиях
Суд указал, что осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии, оставленные в СИЗО или переведенные туда, должны помещаться в те же условия, что и заключенные под стражу подозреваемые, обвиняемые
25 мая 2023 Новости

Из сказанного, заметил Суд, вовсе не следует, что условия нахождения подозреваемых и обвиняемых в конвойных помещениях судов не подлежат нормативному регулированию или могут произвольно определяться на практике в отсутствие такового. В связи с этим условия нахождения подозреваемых и обвиняемых в конвойных помещениях судов должны быть ясно и доступно регламентированы федеральным законодательством. Этот подход коррелирует с ч. 5 ст. 32 Закона о содержании под стражей, предписывающей соблюдать ряд требований обеспечения изоляции при перемещении подозреваемых и обвиняемых за пределами мест содержания под стражей.

«Лица, в отношении которых применяется мера пресечения в виде заключения под стражу, не должны лишаться конституционных прав и гарантий, конкретизированных в Законе о содержании под стражей, во время их вынужденного нахождения в местах, в нем не перечисленных, а потому данные гарантии должны быть адаптированы для таких мест с учетом отмеченных ранее объективных обстоятельств. Это касается как соблюдения в их отношении общих принципов законности, справедливости, презумпции невиновности, равенства перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, так и права на личную безопасность, права обращаться с жалобами по вопросу нарушения их прав и интересов, получать бесплатное питание, материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, а также права на компенсацию за нарушение условий содержания под стражей», – отмечено в постановлении.

КС добавил, что совокупная длительность нахождения в конвойных помещениях судов, не превышая нескольких часов в течение каждого отдельного дня, способна в общей сложности составлять недели или месяцы в зависимости от сроков рассмотрения дела судом, а также от объема материалов дела, с которыми лицо знакомится в судебном разбирательстве или на этапе обжалования приговора. Если, находясь в конвойном помещении в связи с ознакомлением с материалами дела, лицо может влиять на время своего нахождения в таком помещении, интенсивность и продолжительность их изучения, хотя от этого и зависит полнота ознакомления, нужного для защиты прав обвиняемого, то применительно к нахождению там для участия в судебном заседании оно всецело зависит как от движения процесса, так и от организации транспортировки из суда до места содержания под стражей, т.е. связано с действиями иных лиц.

Недопустимо считать, что эффект от пребывания в неудовлетворительных условиях в конвойном помещении мог бы быть сглажен самим же обвиняемым путем сокращения продолжительности его ознакомления с материалами дела. С учетом того, что он делает это в интересах своей защиты от обвинения, пребывание в невыносимых условиях во время такого ознакомления, вынуждающее сократить его глубину или отказаться от него, фактически может нарушать права на судебную защиту, подчеркнул КС.

Суд также констатировал, что на текущий момент отдельные вопросы, относящиеся к условиям нахождения лиц в конвойных помещениях судов, урегулированы на уровне подзаконных актов далеко не во всех аспектах. Значит, отсутствует системное регулирование, позволяющее комплексно определить условия нахождения в конвойных помещениях судов. Такой дефицит нормативного регулирования условий нахождения в конвойных помещениях суда ставит суды в объективно затруднительное положение при рассмотрении административных исков лиц, в отношении которых действует или действовала мера пресечения в виде заключения под стражу. При рассмотрении жалоб на условия содержания они оправданно исходят из того, что предусмотренные текущим регулированием детальные требования к условиям содержания под стражей не распространяются на отношения, связанные с условиями нахождения в конвойных помещениях. Такой вывод основан как на буквальном смысле ст. 7 Закона о содержании под стражей, так и на признании предназначения конвойных помещений, которое делает нецелесообразным применение к ним всех существующих предписаний об условиях содержания под стражей.

Когда обращающееся за судебной защитой лицо в силу пробельности нормативного регулирования не осведомлено о своих правах, связанных с нахождением в конвойных помещениях, либо предъявляет требования, ориентируясь, за неимением другой нормативной основы, на условия содержания под стражей в предназначенных для этого помещениях, перечисленных в оспариваемой норме, возникают препятствия в защите и восстановлении своих прав. Отказ в удовлетворении притязаний такого лица, заключил Суд, также не подкрепленный аргументированной опорой на конкретные нормативные требования к условиям нахождения в конвойных помещениях, не способствует правовой определенности, поддержанию доверия к закону и действиям государства.

Читайте также
ВС разъяснил подходы судов к защите прав заключенных
Пленум Верховного Суда РФ принял доработанное постановление, разъясняющее вопросы, возникающие у судов при рассмотрении административных дел, связанных с нарушением условий содержания граждан в местах лишения свободы
26 декабря 2018 Новости

Как счел КС, не решает такую проблему и Постановление Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 47 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел, связанных с нарушением условий содержания лиц, находящихся в местах принудительного содержания». В нем среди иных мест принудительного содержания не поименованы конвойные помещения судов, даже если они могут теоретически подпадать под сформулированные Пленумом ВС критерии таких мест. Пробельность регулирования условий нахождения лиц в конвойных помещениях судов, подтвержденная делом заявителя, также приводит к тому, что гражданин, не будучи осведомленным о своих правах и об их законных ограничениях, оказывается ущемленным в возможности добиваться их защиты и восстановления, в том числе путем возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями либо бездействием органов госвласти или их должностных лиц.

В связи с этим КС признал оспариваемую норму не соответствующей Конституции в той мере, в какой при объективно обоснованном невнесении конвойных помещений, расположенных в зданиях судов общей юрисдикции, в перечень мест содержания под стражей она не обеспечивает определения условий нахождения в таких помещениях для лиц, которые задержаны по подозрению в совершении преступления, а также для лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (подсудимых), в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В связи с этим он распорядился пересмотреть судебные акты с участием заявителя.

Федеральному законодателю следует определить условия нахождения вышеуказанных лиц в конвойных помещениях судов общей юрисдикции. До внесения корректировок в законодательство положения ст. 7 Закона о содержании под стражей не могут препятствовать признанию судом нарушения условий нахождения подозреваемых и обвиняемых (подсудимых) в таких помещениях, если суд на основе всей совокупности обстоятельств конкретного дела сочтет, что условия пребывания лица в конвойном помещении умаляли его человеческое достоинство.

Адвокаты поддержали выводы Конституционного Суда

Адвокат КА г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры» Азамат Дадов назвал весьма обоснованной и тщательно мотивированной позицию КС РФ, направленную на реализацию основных прав и свобод человека. «В силу действия презумпции невиновности до вступления в законную силу обвинительного приговора суда на обвиняемого не могут быть наложены ограничения, сопоставимые по своей тяжести с уголовным наказанием (Постановление КС РФ от 6 декабря 2011 г. № 27-П). При этом, решая вопрос об ограничении права на свободу и личную неприкосновенность в связи с необходимостью изоляции лица от общества в виде заключения под стражу, нужно соблюсти баланс прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, с тем чтобы обеспечить защиту конституционно признанных ценностей, а также гарантировать право на возмещение государством вреда, причиненного подозреваемому (обвиняемому) в случае незаконного уголовного преследования, произвольного и несоразмерного ограничения права на свободу и личную неприкосновенность (Постановление КС РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П)», – напомнил он.

Эксперт добавил, что по смыслу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров России является основанием для отмены или изменения судебного решения. «Между тем правовая позиция КС РФ согласуется с Уставом ООН, в частности со ст. 55 о содействии всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод, ст. 5 Всеобщей декларации прав человека и ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, каждый из которых предусматривают, что никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию. Кроме того, согласно ст. 4 Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания государство должно принимать эффективные меры для того, чтобы не допускать пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в сфере его юрисдикции», – заметил Азамат Дадов.

Старший партнер АБ ZKS Андрей Гривцов считает, что в этом деле затронута очень важная и острая проблема: условия содержания людей в конвойных помещениях в зданиях судов общей юрисдикции при их доставлении для участия в судебных заседаниях зачастую умаляют человеческое достоинство и являются невыносимыми. «КС РФ констатировал наличие этой проблемы. Способом решения мне видится тщательная законодательная регламентация условий содержания в таких конвойных помещениях судов, а также их дальнейшее переоборудование под выработанные критерии, позволяющие считать условия пребывания в данных помещениях приемлемыми. Вместе с тем, учитывая, что речь идет о необходимости переоборудования большого количества зданий судов на территории всей страны необходимо признать, что это будет долгий и весьма затратный для государства путь», – отметил он.

По словам адвоката, КС правильно признал, что все судебные решения в отношении заявителя об отказе в выплате компенсации за ненадлежащие условия содержания в конвойных помещениях подлежат пересмотру. «С учетом выводов Суда полагаю, что у заявителя, а также иных лиц, содержавшихся в схожих мучительных условиях, появились неплохие шансы на получение компенсации. Однако размер такой компенсации вряд ли будет существенным и соответствующим реальной тяжести перенесенных мучений. Скорее суды, как это часто бывает, с учетом возможного количества аналогичных исков от других лиц будут руководствоваться заботой о бюджете, а не мыслями о необходимости выплаты пострадавшему реальной компенсации за перенесенные страдания», – считает Андрей Гривцов.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский отметил, что постановление КС РФ оставляет хорошее впечатление. «Учитывая, что конституционное право у нас развивается как прецедентное, многие установленные Судом обстоятельства и выводы вполне могут быть использованы при обжаловании в конституционном судопроизводстве иных подходов судов общей юрисдикции и федеральных законов. Вынужден отметить только одну неточность, которую допустил КС, когда он указал, что подсудимый может самостоятельно регулировать свое время пребывания в подконвойных помещениях судов. Может сложиться впечатление, что человек в этом аспекте независим от распорядка конвойного подразделения и от прибытия-убытия спецтранспорта. Однако, даже допустив эту неточность, судьи КС РФ отметили, что “с учетом того, что он осуществляет это в интересах своей защиты от обвинения, пребывание в невыносимых условиях во время такого ознакомления, вынуждающее сократить его глубину или отказаться от него, по сути может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту”», – обратил внимание он.

По мнению эксперта, такой общий вывод вполне может быть применим и к вопросам ограничения права защитника на время ознакомления с материалами дела. Следовательно, считает Владислав Лапинский, он может быть использован адвокатами в аргументации своей правовой позиции в случае ограничения их права ознакомления с делом. «В этом постановлении КС есть и иные выводы, которые могут быть использованы адвокатурой для формирования позиции сообщества в целях защиты своих профессиональных интересов. Кроме того, выводы КС ориентируют суды на широкое применение аналогии права и закона для решения конкретных жалоб. Возможность применения аналогии, хотя и прописано в законе, но весьма неохотно применяется судами. А это постановление КС непосредственно указывает на аналогию как на правовое основание для вынесения решения в пользу заявителя. Оно неминуемо повлияет не только на внутреннее устройство строящихся судов, но и приведет конвойные помещения в действующих судах в соответствие с требованиями откорректированного впоследствии закона, будет способствовать смягчению режима нахождения подсудимых в судах, изменению режима содержания подзащитных в помещениях судов», – полагает адвокат.

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич напомнил о праве обвиняемого знакомиться с материалами дела в суде. «Человек хочет освежить в памяти обстоятельства, прямо влияющие на его судьбу. Формирование аргументированной позиции требует соблюдения минимальных условий для жизнедеятельности человека. На сегодняшний день вопрос отправления естественных надобностей, приема пищи и условий содержания не урегулированы, на что совершенно верно обратил внимание КС РФ. Очевидно, что соблюдение прав человека начинается с защиты тех, кто ограничен законом в свободе. В практике мы часто сталкиваемся с тем, что подзащитный не знает содержания своего дела и аргументирует это тем, что ему что-то мешало в ознакомлении с материалами. И это не общая грамотность, это именно условия, в которых он находился при ознакомлении с делом в суде, ожидании судебного заседания или при конвоировании в суд», – отметил он.

Как полагает эксперт, возможность соблюдения элементарной гигиены при осмыслении предъявленного обвинения не вызывает никакого сомнения. «Именно в возможности организации защиты и заключается право на нее. У меня был похожий случай: я пришел в суд, а там много обвиняемых и адвокатам не хватает места. Поэтому свое выступление я начал с требования обеспечить равные условия для работы прокурору и адвокатам. Это постановление КС направлено на обеспечение прав подозреваемых и обвиняемых на защиту. Оно очень своевременное и радует то, что законодатель не забывает о правах человека в России, а обеспокоен этим и обращает внимание на нюансы. Это доказательство зрелости нашей правовой системы», – заключил Дмитрий Хомич.

Советник ФПА Нвер Гаспарян назвал важной позицию КС РФ, предписывающую законодателю определить условия содержания лиц в конвойных помещениях судов. «К сожалению, в настоящее время такие условия не разработаны. Ситуация, с которой столкнулся Николай Смирнов, встречается нередко. Проблемы физического стеснения, отсутствия материально-бытовых, санитарно-гигиенических условий, недостатка пищи и еды в помещениях судов должны быть решены таким же образом, как они обеспечены в местах содержания лиц под стражей», – подчеркнул он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика