×

КС выявил недостатки в порядке отмены запрета на выезд ребенка из России

Суд признал неконституционной норму Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее, которая не допускает внесудебного решения вопроса о возможности выезда несовершеннолетнего за границу при согласии на это проживающего с ним родителя
Как отметил один из экспертов «АГ», КС признал, что право родителя ограничивать выезд своего несовершеннолетнего ребенка за пределы РФ в отечественной системе правового регулирования представлено дефектно и нуждается в совершенствовании. Другая выразила согласие с выводом Суда относительно того, что оба родителя должны участвовать в воспитании ребенка, и в частности определять – куда, когда и насколько последнему следовало бы изменить место дислокации.

25 июня Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 29-П по жалобе на ч. 1 ст. 21 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее.

Повод для обращения в КС и позиция заявителя

В апреле 2018 г. суд определил место жительства несовершеннолетней Марии Николаенко вместе с ее отцом Игорем, регламентировав порядок общения ребенка с матерью, которая постоянно проживает в США. Опасаясь, что мать девочки может вывезти ее для проживания за рубеж, мужчина заявил о своем несогласии на выезд дочери из России.

Впоследствии Игорь Николаенко захотел навестить с дочкой своих родственников в Казахстане, а также посетить другие страны в целях отдыха и оздоровления. В связи с этим он обратился в суд с иском к территориальным органам ФСБ России и МВД России, а также к матери ребенка о разрешении выезда дочери за пределы РФ.

Суд первой инстанции удовлетворил требование заявителя, руководствуясь в том числе ч. 1 ст. 21 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее. Он отметил, что поскольку запрет на выезд несовершеннолетнего лица при его установлении не конкретизируется, то он отменяется по судебному решению также в полном объеме.

Впоследствии апелляция, куда обратился представитель матери девочки, изложила резолютивную часть решения суда в иной редакции. Вторая инстанция разрешила выезд Марии Николаенко вместе с отцом в Казахстан лишь в период с 20 июня по 31 декабря 2019 г. Апелляционный суд добавил, что заявитель не доказал необходимость выезда с ребенком в другие иностранные государства и что мать девочки не возражала против выезда дочери в Казахстан. В дальнейшем кассация оставила в силе решение апелляции.

Согласно оспариваемой норме, если один из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей заявит о своем несогласии на выезд из страны несовершеннолетнего россиянина, вопрос о возможности его выезда из России решается в судебном порядке. По мнению Игоря Николаенко, это противоречит Конституции, поскольку для решения вопроса о возможности выезда несовершеннолетнего лица за пределы России (в том числе в сопровождении родителя, с которым проживает ребенок и который ранее заявил о несогласии на такой выезд) требуется принятие судебного акта, в котором указываются конкретное государство назначения и срок поездки.

Выводы Суда

После изучения материалов дела высшая судебная инстанция отметила, что существующая модель правового регулирования, когда временный запрет на выезд несовершеннолетнего за границу устанавливается в административном порядке общим образом, а разрешение на выезд в судебном порядке принимается ситуативно, является конституционно допустимой, поскольку она позволяет обеспечить реальное, а не иллюзорное участие обоих родителей в жизни своего ребенка. «В системе действующего правового регулирования и с учетом преобладающей судебной практики указанный судебный порядок снятия временного запрета на выезд несовершеннолетнего за пределы РФ применяется в равной мере и к тому из родителей, который ранее в административной процедуре заявил о своем несогласии на такой выезд», – отмечено в постановлении.

Исходя из сложившейся судебной практики, при рассмотрении таких дел суды указывают, что сама по себе подача одним из родителей в уполномоченный орган заявления об ограничении выезда ребенка за пределы страны свидетельствует о наличии между родителями спора о возможности такого выезда. Последний разрешается исключительно судом, обязанным исследовать возможность конкретных поездок определенной продолжительности в определенные государства и в предполагаемые сроки. «Это кроме прочего может играть важную профилактическую роль, вынуждая родителя, намеренного ограничить возможность выезда ребенка за границу со вторым родителем, избегать злоупотребления своим правом, реализуя его лишь в случае крайней необходимости», – заключил Конституционный Суд.

Следовательно, распространение вышеуказанного судебного порядка на того из родителей, который ранее в установленной форме выразил несогласие на выезд ребенка за границу, призвано уравнять с ним в правах второго родителя, в отношении которого указанный временный запрет действует без каких-либо изъятий, и тем самым направлено на обеспечение принципов недопустимости злоупотребления правом и формального равенства. При этом КС подчеркнул, что на практике родитель, с которым проживает несовершеннолетний (тем более если второй родитель проживает в ином государстве), как правило, лучше знает, отвечает ли текущим потребностям ребенка его выезд его за пределы России.

В рассматриваемых случаях суды общей юрисдикции не должны быть лишены возможности, – когда на отмене наложенного в административной процедуре неконкретизированного запрета на выезд настаивает один из родителей, постоянно проживающий с несовершеннолетним и доказавший, что сохранение в силе этого запрета в полном объеме не отвечает больше интересам самого ребенка, – снять этот запрет не только в отношении отдельной поездки в конкретное государство и в определенный период, но и более широким образом (вплоть до полной его отмены).

«В противном случае несоразмерно ограничивается в возможности передвижения и тот из родителей, с которым проживает ребенок, особенно если потребность в выезде возникает у него самого в связи с лечением, выполнением трудовых (служебных) обязанностей, предпринимательской деятельностью, с прочими обстоятельствами, вынуждающими безотлагательно посетить другую страну, поскольку в этом случае он ставится перед выбором: реализовать конституционное право (являющееся одновременно и его обязанностью) заботиться о ребенке или же иные принадлежащие ему основополагающие права и свободы», – отмечено в постановлении.

Как пояснил КС, в таких делах судам следует учитывать, в частности, следующие факторы: право ребенка, разлученного с одним из родителей, на поддержание личных отношений и прямых контактов с обоими родителями на регулярной основе сообразно его развитию; предшествующие решения об опеке над ребенком и о доступе к нему; реалистичность предложений сторон о контактах после переселения с особым учетом издержек для семьи и бремени для ребенка.

Таким образом, оспариваемая норма признана неконституционной, поскольку ее буквальный смысл не допускает внесудебного решения вопроса о возможности выезда несовершеннолетнего за границу. КС также заявил об избыточности вмешательства государства в лице судебных органов в решение вопроса о возможности выезда несовершеннолетнего за границу в случае, когда спор между родителями по данному вопросу полностью исчерпан или урегулирован в отношении конкретной поездки (тем более что выезд ребенка может в некоторых случаях быть вынужденным и не терпеть отлагательств, например с целью лечения, посещения заболевшего родственника и т.п.). При этом на практике, как пояснил Суд, имеются трудности в определении надлежащего ответчика по такого рода гражданскому делу в силу фактического отсутствия спорящей стороны, противостоящей позиции истца. Кроме того, участники судебного разбирательства неоправданно вынуждены нести судебные издержки (особо существенные, если один из родителей постоянно проживает за рубежом).

В связи с этим Конституционный Суд рекомендовал внести изменения в действующее законодательство. Судебные акты по делу заявителя подлежат пересмотру при отсутствии для этого иных препятствий.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат КА «Малик и Партнеры», участник сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Илларион Васильев отметил, что КС констатировал, что право родителя ограничивать выезд своего несовершеннолетнего ребенка за пределы РФ в отечественной системе правового регулирования представлено дефектно и нуждается в совершенствовании. «Любой родитель вправе заявить о своем несогласии на выезд ребенка за пределы РФ в соответствии с ч. 1 ст. 21 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее. Приказом МВД России от 11 февраля 2019 г. № 62 утвержден соответствующий порядок рассмотрения и ведения учета таких заявлений, вопрос о снятии запрета из РФ решается уже в судебном порядке», – пояснил он.

По словам эксперта, после анализа ряда правовых норм и судебной практики Конституционный Суд признал, что запрет родителя на выезд ребенка в целом не конкретизирован и носит абсолютный характер. «С одной стороны, действующий механизм порождает наличие избыточного усмотрения органов исполнительной власти в вопросе наложения запрета, так как подача заявления о запрете свидетельствует о наличии между родителями спора, который должен быть рассмотрен судом. С другой стороны, внесудебный механизм отзыва ранее поданного одним из родителей ребенка несогласия на выезд его за границу отсутствует. При наличии обоюдного согласия родителей о снятии запрета они вынуждены идти в суд с заявлением о снятии запрета при отсутствии спора по существу, при этом перегружая судебную систему», – полагает Илларион Васильев.

По его мнению, выводы КС можно и следует использовать в судебных спорах. «Постановление Суда, признав наличие конституционной проблемы, не перечеркивает саму ст. 21 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее. Однако оно прежде всего направлено в отношении законодателя, которому предписано внести изменения в правовое регулирование вопроса наложения и снятия запрета на выезд ребенка за пределы РФ», – подытожил адвокат.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян выразила согласие с выводом Конституционного Суда относительно того, что оба родителя должны участвовать в воспитании ребенка, и в частности определять – куда, когда и насколько последнему следовало бы изменить место дислокации. «При этом необходимо понимать, что родитель, который проживает совместно с ребенком, находится в преимущественном положении априори, ему в некоторой степени виднее, что лучше в той или иной ситуации для ребенка. Однако при наличии конфликта интересов возможность устанавливать запреты, в частности на выезд, должна, безусловно, сохраняться, чтобы права, хоть и не сбалансированные изначально, были уравновешены», – отметила она.

По мнению эксперта, при отсутствии споров (либо они настолько минимальны, что решаются медиативным путем) возможность урегулирования ситуации исключительно в судебном порядке неоправданна. «Ограничения должны быть разумными, необходимыми, соразмерными и в первую очередь отвечать интересам ребенка. Действительно, в рассматриваемом споре видится избыточно ограничительный характер правового регулирования, не позволяющего в ином порядке, кроме судебного, получить разрешение на выезд при условии отсутствия спорящей стороны. Предусмотренная действующими правовыми актами свобода судебного усмотрения в этом вопросе нарушает баланс интересов, в частности того родителя, который ранее по определенным причинам выразил свое несогласие на выезд. С течением времени возникают новые потребности и возможности для их реализации, поэтому когда-то выраженное мнение не может преследовать родителя бесконечно долго и ставить его в зависимость от него. Безусловно, механизм отзыва ранее заявленного несогласия во внесудебном порядке должен существовать, при этом вопрос целесообразности не может быть объективизирован, а должен быть безусловным правом стороны», – заключила Нарине Айрапетян.

Рассказать: