×

«Люди не верят, что в нашей стране можно получить что-то качественное просто так…»

О бесплатной юридической помощи, координировании процесса работы и мотивационной составляющей юристов – год спустя после пожара в ТЦ «Зимняя вишня»
25 марта 2018 г. страну потрясла трагедия, которая произошла в Кемерово. По официальным данным, пожар в «Зимней вишне» унес жизни 60 человек, большинство из которых – дети.

Тогда СМИ и социальные сети пестрили заголовками на тему причин и обстоятельств случившегося: кто-то пытался найти виновного, другие ругали систему или громко выражали соболезнования, а кто-то рассказывал о личном.

Сразу после трагедии, в Кемерово был создан общественный Центр помощи пострадавшим. Он объединил юристов и адвокатов, которые пришли на помощь тогда и продолжают работу сейчас. Этот год для них ознаменовался плотной работой со следствием, судами, администрацией города, близкими погибших и пострадавших.

В рамках дискуссии о помощи pro bono редакция «АГ» попросила юристов и адвокатов Центра поделиться опытом работы в таком масштабном и сложном проекте: что мотивирует их на безвозмездную помощь, как она удается и чего стоит на самом деле.

Несколько дней после трагедии

Ключевой вопрос в ситуации столь масштабной трагедии: «Как удалось не растеряться и оперативно собрать команду специалистов, готовых помочь?»

Дмитрий Малинин, адвокат, координатор общественного Центра помощи пострадавшим в ТРЦ рассказал, что процесс аккумулирования юристов происходил очень стихийно, даже эмоционально.

«В первые дни я разместил информацию в Facebook о том, что мы (наша коллегия адвокатов) будем безвозмездно помогать всем пострадавшим в пожаре – у кого кто-то погиб или получил вред здоровью. Зачем? Да просто невозможно было пройти мимо, не думать о произошедшем, действительно хотелось хоть чем-то помочь пережить людям весь ужас. Мы не знали, надо ли это им сейчас, но понятно было, что потом, когда оцепенение от горя пройдет и надо будет заниматься юридическими вопросами, это точно будет нужно. Мое обращение увидели знакомые и коллеги из Кемерово, у которых были схожие побуждения», – поясняет Дмитрий.

Александр Балян, координатор Центра по уголовной практике так описывает свои впечатления в первые несколько часов после трагедии: «О том, что в Кемерово горит торговый центр и в нем заперты люди, я узнал по дороге в аэропорт. В Москве был воскресный ленивый день, а мне стало холодно: мы уже работали по делам с гибелью беспомощных людей, безвыходно запертых обстоятельствами, и уже десятки раз в стране эвакуировали людей из таких центров при угрозах теракта».

«Когда самолет приземлился в Новосибирске, я прочел, что погибли люди, много. И много детей. Это жуткое, непереносимое для многих горе, и оно накрыло почти весь соседний регион. Я не пожарный, не врач и не соцработник – но жить просто и ничем не помочь стало как-то невозможно. Мы все профессионалы и знаем, что людям, раздавленным горем, придется раз за разом рассказывать и выслушивать детали этого кошмара, десятки и сотни раз в разных официальных процедурах. Причем эти процедуры необходимы и обязательны, чтобы расследовать случившееся. Боль, страх, ярость и недоверие – такая была обстановка... Нужно было защищать людей», – рассказал Александр Балян.

28 марта Мария Старинчикова, директор Кемеровского регионального отделения «Опоры России» организовала первую встречу кемеровских юристов, журналистов, психологов и предпринимателей, на которой было принято решение создать Общественный центр помощи пострадавшим в ТРЦ «Зимняя вишня», выделены три направления работы.

Дмитрий Малинин
Адвокат
Пост в Facebook увидел мой друг – юрист Евгений Шестаков (г. Екатеринбург). Он вместе с адвокатом Андреем Корельским (г. Москва) и специалистом по работе со СМИ Ольгой Биндой (г. Москва) придал инициативе Общественного центра федеральный масштаб: нас поддержали Минюст России и лично заместитель министра Денис Новак, руководители многих известных российских юрфирм, входящих в федеральные и международные рейтинги.

29 марта началась поддержанная Минюстом и Федеральной палатой адвокатов акция безвозмездной бессрочной помощи юристов России пострадавшим от пожара в «Зимней вишне».

Читайте также
Минюст координирует помощь жертвам трагедии в Кемерове
Родственникам погибших и пострадавшим бесплатно помогают адвокаты, юристы и волонтерские организации
30 Марта 2018 Новости

Александр Балян рассказал, что нашел Дмитрия Малинина в понедельник вечером (26 марта, на следующий день после пожара), а во вторник они уже писали памятки и основные документы Центра помощи пострадавшим.

«Мне никогда не доводилось не то что видеть – даже слышать о таком: вечер, ночь, день – первые лица и основные адвокаты в семи часовых поясах России писали, вычитывали, правили друг другу тексты, согласовывали действия и решения по одному общему делу. Без разговоров о ролях, регалиях, заслугах и тем более гонорарах, – рассказал Александр Балян. – Мы решили, что близким погибших помогать будем бесплатно и до конца. Не будем упоминать названий фирм и адвокатских образований, чтобы не было признаков коммерции или рекламы на страшном человеческом горе».

Как рассказали координаторы Центра, изначально в Кемерово многие юрфирмы и адвокаты высказались в поддержку акции о помощи пострадавшим pro bono. Но позже, когда началась непосредственная работа – юридический анализ ситуаций, консультации и подготовка документов, участие в судебных заседаниях, – стало понятно, что юристов не так уж и много. Большинство кемеровских коллег были готовы консультировать бесплатно, но ходить в суды и готовить документы – нет.

«Тем не менее костяк из 5 кемеровских юрфирм и более 10 иногородних компаний был сформирован, можно было начинать работу. И мы начали. А спустя год можно подвести итог: мы делаем общее дело с надежными коллегами, сильными компаниями – некоторые юристы и адвокаты поучаствовали в проекте и покинули нас, но большинство по-прежнему в деле», – поясняет Дмитрий Малинин.

Помощь пострадавшим: направления и механизмы по координированию работы

На текущем этапе работа Центра строится следующим образом: в Кемерово юристы и адвокаты работают непосредственно с пострадавшими – родственниками погибших и получившими вред здоровью и имуществу. Коллеги из других городов работают в основном дистанционно: осуществляют анализ материалов уголовного дела, различных спорных ситуаций, готовят аналитические справки, участвуют в выработке стратегии по отдельным направлениям работы.

По словам Дмитрия Малинина, по отдельным направлениям работы есть свои координаторы: уголовные дела – адвокаты Александр Балян (г. Новосибирск) и Денис Саушкин (г. Москва), гражданские компенсации – адвокат Ирина Фаст (г. Москва), возмещение имущественного вреда предпринимателям – юрист Антон Крючков (г. Кемерово). Общую координацию юридического блока (организация взаимодействия между юристами и пострадавшими) осуществляет сам Дмитрий Малинин (г. Кемерово).

География привлеченных специалистов разнообразна. Это юристы и адвокаты из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Челябинска, Новосибирска, Кемерово и Красноярска.

«Мы обсуждаем все вопросы в группах в Telegram и в Skype по мере необходимости. Координаторы периодически приезжают в Кемерово – для встреч с пострадавшими, участия в судебных заседаниях или обсуждения стратегических вопросов», – поясняет Дмитрий Малинин.

Партнер АБ «ЗКС» Денис Саушкин рассказал, что, когда Дмитрий Малинин предложил ему принять участие в проекте, его первой мыслью было: «Конечно, надо же как-то помочь людям в этой трагедии!» «Новости и подробности в СМИ сразу после пожара наводили ужас. Было очень тяжело эмоционально, и возможность оказать хоть какую-то помощь пострадавшим сглаживала боль», – отметил он.

Партнер АБ «ЗКС»
Но когда мы вошли в проект, стало понятно, насколько мы недооценивали объемы. При расследовании уголовных дел первые два-три месяца самые напряженные: проводится много следственных действий, принимаются решения об избрании меры пресечения и т.п. Необходимо изучать и готовить много документов. А когда фигурантов или потерпевших несколько, работа увеличивается в разы. В этот момент очень важно в суматохе ничего не упустить, не забыть сделать. А когда в проекте участвуют представители различных юридических фирм, со своим подходом и внутренней культурой, то очень непросто синхронизировать работу.

Помимо юридического блока с самого начала в Центре имелись блоки психологической и «организационно-социальной» помощи.

Первые 40 дней после трагедии от лица Общественного центра работали кемеровские психологи под руководством Олеси Емельяновой – кандидата психологических наук, психотерапевта. Психологи-волонтеры не вторгались в компетенцию коллег из кризисного центра МЧС России, работавшего в Кемерово, они помогали справляться с переживаниями скорее не тем, кто оказался непосредственным участником пожара или родственником погибших, а «вторично пострадавшим» – тем, кто из-за сопереживания и страха не мог спокойно жить в городе первые недели после трагедии. По окончании этого срока психологи вернулись к обычной работе, вне Центра. «Организационно-социальная» помощь заключалась в том, чтобы содействовать тем, кто желал помогать пострадавшим адресно, минуя фонды и счета органов власти.

По уверениям Дмитрия Малинина, много замыслов так и остались нереализованными: «Государственные структуры в этом направлении сделали практически все возможное. На данный момент основной объем работы и силы сосредоточены в юридическом блоке».

Юридическая помощь

Первая, экстренная юридическая помощь сразу после трагедии заключалась в участии в допросах, подготовке гражданских исков и ходатайств об аресте имущества обвиняемых и компаний, в которых те работали, а также «материнских» компаний (речь о группе «КДВ»). Кроме того, адвокаты принимали участие в судебных заседаниях об избрании меры пресечения первым задержанным.

Правовая работа на текущем этапе строится по двум направлениям.

Первое – работа с потерпевшими в рамках уголовного дела: анализ материалов, участие в судебных заседаниях по избранию и продлению обвиняемым меры пресечения, арестам имущества, подготовка возражений на жалобы защитников обвиняемых.

Второе – гражданские компенсации: подготовка документов для возмещения морального вреда и получения предусмотренной градостроительным законодательством компенсации сверх возмещения вреда от собственника здания – АО «Кемеровский кондитерский комбинат».

По словам Дмитрия Малинина, основная работа идет все же по уголовным делам, которых формально три, а по сути одно – по факту пожара. «Из гражданских судебных дел можно назвать только один спор по наследству – пришлось в судебном порядке признавать право собственности на имущество погибшего, так как документы на регистрацию права собственности на имя погибшего подали 23 марта, а зарегистрировано право было 29 марта – т.е. уже после смерти», – комментирует Дмитрий.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» НОКА, координатор Центра по гражданским компенсациям
Основной задачей в части гражданских компенсаций Центр видит взыскание максимальных сумм в пользу пострадавших. Высокие размеры компенсаций, по нашему глубокому убеждению, – это мера высокой ответственности и превенции на будущее. Сейчас выгоднее сэкономить на безопасности людей, потому что жизнь стоит копейки. Наша цель – изменить ситуацию, ввести такой уровень финансовой ответственности за человеческую жизнь в правоприменительную практику, чтобы никто даже мысли допустить не мог, что проще заплатить пострадавшим, нежели предотвратить гибель людей.

Всем родственникам погибших может быть предоставлен адвокат из числа местных специалистов, в том числе для помощи как потерпевшему в уголовном деле. Это подготовка ходатайств следователю или текста выступления в суде. Как утверждает Дмитрий Малинин, сейчас у 41 человека имеются адвокаты. Кемеровские юристы всегда могут через Центр обратиться за советом к коллегам из других городов.

Эмоции

На вопрос о том, каковы особенности работы с потерпевшими с моральной, психологической точки зрения, Дмитрий Малинин ответил кратко: «Это просто тяжело, невозможно совсем выключить эмоции». Он добавил, что преимущества и «доход» от такой работы заключаются в положительном эффекте – благодарности доверителей: «Люди искренне говорят “спасибо” за нашу работу, а мы консолидируем юридическое сообщество. Это дает осознание, что совместными усилиями юристы могут делать правильные и нужные вещи и без материальной основы».

Ирина Фаст вспоминает: «У нас был очень интересный момент в общении с доверителями, когда они начали искать “крутых адвокатов за деньги”, а вышли все равно на всех нас. Люди не верят, что в нашей стране можно получить что-то качественное просто так, бесплатно. Работа pro bono не является чем-то привычным и скорее вызывает опасения, нежели доверие».

Уровень вовлеченности

Деятельность в рамках проекта Центра занимает у всех участников разное количество времени в разные периоды: от 50% рабочего (активного) времени в сутках и меньше. Помогает ли она основной работе или мешает, сказать сложно. «И то, и другое одновременно. Чаше мешает, но иногда появляются моменты, когда ты понимаешь, что навыки и знания для работы по новому проекту ты получил, работая по делу “Зимней вишни”», – делится ощущениями Дмитрий Малинин.

Александр Балян
Адвокат
По сравнению с первыми днями после трагедии, число доверителей выросло через год в десять раз. Это значит, что мы в целом пока оправдываем их доверие. Продолжается расследование по факту трагедии, и предстоит добиться привлечения к уголовной и имущественной ответственности всех к ней причастных. Нам нужно много сил, ума и терпения, чтобы пройти этот путь на стороне обвинения.

Денис Саушкин в свою очередь благодарит Дмитрия Малинина, утверждая, что в этой архинепростой ситуации он смог невозможное и довольно оперативно работа вошла в управляемое русло.

«Поручений по этому делу было много и разных. Выполнять их нужно было срочно, отодвинув все другие проекты. Огромный объем работы проделали команда Ирины Фаст, Александра Баляна, Антона Крючкова и других юрфирм. Оперативно был создан фонд на различные расходы, средства в который внесли представители юридических компаний со всей страны. Для меня это бесценный опыт работы по большому проекту с участием такого количества представителей различных замечательных команд. Да, были сложности и еще будут впереди, но я уверен, мы с ними справимся, как это уже было не раз. И самое главное – мы помогаем людям в очень тяжелой ситуации, они чувствуют поддержку, которая позволяет справиться с горем. И это придает нам новые силы», – уверяет Денис Саушкин.

По словам Ирины Фаст, трагедия в «Зимней вишне» собрала абсолютно разных людей как по менталитету, так и по уровню достатка. Но все они испытывают схожие чувства: недоверие к власти, ожидание обмана, абсолютное неверие, что виновных могут наказать справедливо (особенно если просто сидеть и ждать, как сработает государство), что правды в нашей стране можно добиться только огромными усилиями: «Сегодня рано делать окончательные выводы, но пока государство показывает себя в этой ситуации с адекватной стороны».

«Еще одним удивлением лично для меня стало огромное количество предложений о помощи от адвокатов и юристов со всей страны, которое мы получили на адрес Центра в начале работы и продолжаем получать до сих пор. Мы, собравшиеся в этом проекте, тоже очень разные, мы никогда не работали вместе и знали друг друга только по профессиональным мероприятиям. Но у нас получается договариваться, определять общую стратегию, двигаться вместе и делать то, что нужно», – заключила Ирина Фаст.

Рассказать:
Дискуссии
О помощи Pro Bono
О помощи Pro Bono
Бесплатная юридическая помощь и pro bono
16 Мая 2019