×

Международный повод для пересмотра приговора

КС РФ напомнил, что установление правозащитными органами ООН нарушений международного права уже является поводом для пересмотра решений по уголовному делу в России
Комментируя определение Конституционного Суда, эксперты указали, что тот в очередной раз подтвердил свою позицию по данному вопросу. Вместе с тем один из них высказал сомнение, что в России в ближайшее время появится еще одно «новое обстоятельство» для возобновления производства по уголовному делу, четко закрепленное законодательно либо же отраженное в судебной практике.

Осужденный за совершение ряда преступлений обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой на неконституционность положений п. 3 ч. 4 ст. 413 и ч. 1 ст. 415 УПК РФ в той мере, в какой они не содержат оснований для пересмотра ошибочных судебных решений по новым обстоятельствам, установленным Комитетом по правам человека ООН.

Комитетом по правам человека ООН в Соображениях, принятых на его 111-й сессии в июле 2014 г., было признано нарушение права заявителя на обеспечение эффективного средства правовой защиты по уголовному делу. В частности, было установлено, что заявитель не был проинформирован о праве на помощь адвоката и не был представлен им во время кассационных разбирательств, что привело к нарушению подп. «d» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, притом что Верховный Суд РФ признал факт этого нарушения и отменил решение нижестоящей кассационной инстанции, вернув обвинительный приговор на новое кассационное рассмотрение, по итогам которого приговор был изменен.

Также комитет указал, что в силу чрезмерно длительной процедуры поднадзорного производства заявитель не имел доступа к эффективному средству правовой защиты по смыслу п. 3 ст. 2 названного Пакта до тех пор, пока Верховный Суд РФ не отменил первоначальное решение кассационной инстанции. Кроме того,  при повторном рассмотрении кассационной жалобы заявитель вновь был ограничен в праве на защиту, поскольку участвовал в судебном заседании лишь посредством видео-конференц-связи и не имел возможности проконсультироваться со своим адвокатом в отношении тех представлений, которые прокурор сделал в ходе судебного разбирательства.

В своих Соображениях Комитет по правам человека ООН указал, что Россия обязана обеспечить заявителя эффективными средствами правовой защиты, включая выплату компенсации, а также обязана предупреждать совершение подобных нарушений в будущем.

Как следует из информации на сайте Верховного Суда РФ, после вынесения такого решения комитета заявитель несколько раз обращался с кассационной жалобой в ВС РФ, но они не были рассмотрены.

Изучив жалобу, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что оснований для принятия ее к рассмотрению не имеется. КС РФ напомнил, что вопрос о конституционности положений уголовно-процессуального закона, устанавливающих круг новых и вновь открывшихся обстоятельств, служащих основанием для возобновления производства по уголовному делу, включая оспариваемые положения, уже рассматривался ранее (в постановлениях от 2 февраля 1996 г. № 4-П, от 16 мая 2007 г. № 6-П, а также в определениях от 10 июля 2003 г. № 290-О, от 4 декабря 2007 г. № 962-О-О и от 28 июня 2012 г. № 1248-О).

«Конституция Российской Федерации, формулируя право на судебную защиту, не исключает, а, напротив, предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным в том смысле, что согласно обычной процедуре оно не может быть изменено», – подчеркивается в определении Суда.
 
Именно такой вывод вытекает из ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, признающей за каждым право обращаться в соответствии с международными договорами России в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Следовательно, международные акты, в частности Международный пакт о гражданских и политических правах, закрепляют более широкие возможности для исправления судебных ошибок, чем уголовно-процессуальное законодательство РФ.

«Приведенная международно-правовая норма, в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации, являющаяся составной частью правовой системы России, имеет приоритет перед внутренним законодательством по вопросам защиты прав и свобод, нарушенных в результате судебных ошибок. Ограничение круга оснований для возобновления уголовного дела в целях пересмотра незаконного или необоснованного судебного решения недопустимо, если это делает невозможным обеспечение правосудности судебных актов и восстановление судом прав и законных интересов граждан», – указал КС РФ.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский считает, что Конституционный Суд РФ отказал только потому, что уже неоднократно высказывался по этому поводу и признал право пересмотра ранее вынесенных приговоров и иных решений судов общей юрисдикции при установлении комитетами и комиссиями ООН оснований для пересмотра дел в связи с несоблюдением норм международного права. Вместе с тем КС РФ не рассматривает дело «по существу» и, соответственно, не выясняет и не дает оценку того, имеются ли основания для пересмотра дел и указаны ли эти обстоятельства в решениях международных судебных органов. Выяснение этого входит в обязанности судов общей юрисдикции.

«Как следует из решения Комитета по правам человека, по основному аргументу, заявленному в жалобе, – отсутствие адвоката при рассмотрении дела в суде второй инстанции –  дело уже пересмотрено и положение заявителя исправлено. Вынесено новое постановление суда второй инстанции, в котором заявитель участвовал посредством конференц-связи, но в этом комитет усмотрел нарушение прав в том, что заявитель был лишен возможности общения с адвокатом-защитником конфиденциально в ходе судебного заседания», – пояснил Владислав Лапинский.

Эксперт добавил, что хотя аргументы, которые привели суды, отказывая в пересмотре решений по данному основанию, и неизвестны, но практика судопроизводства показывает, что у адвокатов-защитников и в присутствии подзащитного нет возможности непосредственного общения в ходе судебного заседания и для реализации такого права приходится просить суд об объявлении перерыва. «При этом и в случае конференц-связи при объявлении перерыва для общения защитнику предоставляется возможность общаться с подзащитным в отсутствие иных участников процесса. Правда, адвокатура уже не раз ставила вопрос о наличии в таком случае гарантий конфиденциальности, но нам неизвестно, был ли заявлен данный аргумент как основание для пересмотра», – уточнил он.

То, что комитет усмотрел нарушение права заявителя в том, что исправление его положения проходило неоправданно долго и было произведено только после коммуникации его жалобы, по словам Владислава Лапинского, само по себе не является основанием для повторного пересмотра приговора. «Полагаю, что такие длительные отказы в пересмотре дела могут быть основанием для взыскания морального вреда в гражданско-правовом порядке», – добавил адвокат.

Адвокат АБ «Багрянский, Михайлов и Овчинников» Филипп Багрянский добавил, что в ранее вынесенных решениях, упомянутых в данном определении, Конституционный Суд РФ подробно проанализировал поднятый вопрос, и маловероятно, что сейчас он изменит свою позицию.

«Попытки, конечно, прекращать нельзя, но современная тенденция такова, что в обозримом будущем в России вряд ли появится еще одно “новое обстоятельствоˮ для возобновления производства по уголовному делу, четко закрепленное законодательно либо же отраженное в судебной практике», – заметил эксперт.

Он также сделал и негативный прогноз: «Сейчас тучи сгущаются над Европейским Судом по правам человека, и не исключено, что в будущем у нас станет на одно “новое обстоятельствоˮ меньше. КС РФ же и его нынешний председатель полностью поддерживают стремление властей избавиться от “опекиˮ различных международных органов, пусть и в ущерб защите прав человека».

Рассказать: