×

Минюст предлагает установить новое основание прекращения уголовного дела

Согласно законопроекту таким основанием будет являться истечение 12 месяцев производства предварительного расследования с момента истечения срока давности уголовного преследования, в случае если дело не передано в суд
Фото: «Адвокатская газета»
Один из адвокатов считает, что любое расследование не должно длиться вечно и установление предельного срока расследования – правильный с точки зрения соблюдения прав обвиняемого шаг. Другой отметил, что по-прежнему остаются вопросы к законодателю относительно проблемы применения мер процессуального принуждения в течение 12 месяцев, следующих за днем истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Третий обратил внимание, что остается нерешенной проблема надлежащей защиты прав лиц, подвергнутых уголовному преследованию, доказательства вины в отношении которых не собраны. В ФПА отметили, что законопроект, устраняя одну проблему, порождает другую: фактически обвиняемый лишается права на реабилитацию спустя формальный определенный срок.

Минюст России разработал законопроект о внесении поправок в УПК РФ, направленных на повышение гарантии защиты прав лиц, подвергнутых уголовному преследованию. Проект подготовлен во исполнение Постановления КС № 33-П/2022.

Напомним, в 2010 г. по заявлению гражданина Нигерии о нанесенном ему как акционеру строительной фирмы ущербе было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ, одним из фигурантов которого стал предприниматель Вячеслав Рудников. В 2020 г. срок давности привлечения его к уголовной ответственности по данной статье истек, но органы следствия отказались закрыть дело, сославшись на отсутствие согласия обвиняемого на прекращение дела по такому нереабилитирующему основанию. Сторона защиты оспорила это решение, однако суды оставили жалобу без удовлетворения, посчитав, что уголовное дело и уголовное преследование Вячеслава Рудникова не могут быть прекращены в связи с истечением срока давности согласно ст. 78 УК РФ. 

Читайте также
КС выступил против бессрочного расследования уголовных дел после истечения срока давности
Суд счел, что в этой ситуации подозреваемый или обвиняемый, не считающий себя виновным, вынужден выбирать между неограниченным по времени продолжением уголовного преследования либо прекращением дела по нереабилитирующему основанию
21 июля 2022 Новости

В жалобе в КС РФ Вячеслав Рудников указал, что ч. 2 ст. 27 УПК и п. «в» ч. 1 ст. 78 УК в контексте правоприменительной практики позволяют правоохранительным органам после истечения срока давности осуществлять уголовное преследование неопределенно долго, неограниченно продлевая срок предварительного следствия, проводя дополнительные следственные действия и применяя меры пресечения, включая заключение под стражу.

КС указал, что прекращение уголовного преследования в связи с истечением срока давности по нереабилитирующему основанию возможно лишь с согласия подозреваемого или обвиняемого. В данном случае продолжение производства по делу направлено на защиту их прав, устранение сомнений в их виновности и правильную юридическую оценку деяния. Вместе с тем какие-либо предельные сроки осуществления дальнейшего расследования уголовно-процессуальным законом не закреплены, отмечено в постановлении.

Суд разъяснил, что в такой ситуации подозреваемый или обвиняемый, не считая себя виновным, вынужден делать выбор: настаивать на не ограниченном по времени продолжении своего же уголовного преследования либо соглашаться с прекращением такового по нереабилитирующему основанию. В свою очередь, чрезмерное затягивание расследования снижает эффективность последующей судебной защиты лицом своих прав и законных интересов (в том числе чести, достоинства и доброго имени), что противоречит конституционным принципам.

В связи с этим Конституционный Суд счел, что оспариваемые нормы не соответствуют Конституции в той мере, в какой они – допуская в своей взаимосвязи продолжение уголовного преследования после истечения на досудебной стадии уголовного судопроизводства срока давности привлечения к уголовной ответственности, в случае если подозреваемый или обвиняемый возражал в момент истечения этого срока против прекращения уголовного преследования по данному нереабилитирующему основанию, – не гарантируют достижения в разумные сроки определенности правового положения такого лица применительно к подозрению или обвинению в совершении преступления.

Подготовленный во исполнение постановления КС законопроект Минюста предлагает дополнить ст. 24 УПК РФ новым основанием прекращения уголовного дела – в связи с истечением 12 месяцев производства предварительного расследования с момента истечения срока давности уголовного преследования в случае, если уголовное дело не передано в суд в порядке, установленном УПК РФ. В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении КС РФ, согласие подозреваемого, обвиняемого на такое прекращение не требуется.

Законопроектом также предусматривается возможность обжалования постановления о прекращении уголовного дела по данному основанию в порядке ст. 125.1 УПК РФ. Корреспондирующие изменения вносятся также в ряд иных статьей УПК. Как считают авторы поправок, их принятие позволит обеспечить высокий уровень гарантий прав лиц, подвергнутых уголовному преследованию, и привести УПК РФ в соответствие с правовой позицией КС РФ.

Старший партнер АБ ZKS Андрей Гривцов отметил, что законопроект по большому счету носит технический характер, так как он связан с реализацией позитивного для защиты прав подозреваемых и обвиняемых Постановления КС № 33-П. Учитывая, что решения Конституционного Суда являются обязательными для исполнения на всей территории РФ, вопрос был лишь во времени внесения соответствующих поправок, пояснил адвокат. При этом он подчеркнул, что законопроект был разработан достаточно быстро. «Уверен, что вопрос принятия данного закона тоже будет решен положительно, так как по большому счету другого варианта у законодателей и нет. Оцениваю законопроект, как и само решение КС РФ, положительно. Любое расследование не должно длиться вечно, и установление предельного срока расследования – правильный с точки зрения соблюдения прав обвиняемого шаг», – прокомментировал Андрей Гривцов.

Старший партнер АБ «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин заметил, что внесенный законопроект в очередной раз свидетельствует о широком вовлечении Конституционного Суда РФ в законотворческую  деятельность, которая проявляется в копировании законодателем при разработке проектов законов конструкций новых норм, устраняющих пробелы в праве либо выявленные несоответствия Основному Закону.

Позитивность постановления КС у адвоката не вызывает сомнений, равно как и проект поправок, который, по его мнению, должен рассматриваться как шаг к совершенствованию механизма привлечения к уголовной ответственности. В то же время Алексей Нянькин отметил, что по-прежнему остаются вопросы к законодателю относительно проблемы применения мер процессуального принуждения в течение 12 месяцев, следующих за днем истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, а также реализации прав потерпевших, чьи права также затрагиваются указанным законопроектом. 

«Представляется, что после истечения сроков давности на период, в течение которого орган предварительного расследования должен принять решение, направлять ли уголовное дело прокурору с обвинительным заключением, ранее избранные меры пресечения должны отменяться, поскольку очевидным видится невозможность назначения какого-либо наказания в условиях истечения сроков давности уголовного преследования», – полагает адвокат.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов пояснил, что законодательное упрощение связано с установлением предельного срока предварительного расследования с момента истечения срока давности уголовного преследования (не более 12 месяцев для передачи дела в суд) и отсутствием согласия подозреваемого или обвиняемого лица против прекращения уголовного дела. «На первый взгляд, все кажется логичным и последовательным. Вместе с тем такой порядок связан с прекращением уголовного дела лишь по нереабилитирующим основаниям», – подчеркнул адвокат. Он напомнил, что под нереабилитирующим основанием понимается совокупность обстоятельств, не исключающих наличие основания для уголовной ответственности, а лица, в отношении которых дело прекращено, не имеют права на реабилитацию.

По мнению Алексея Иванова, в существующей парадигме, если в течение 15 лет после совершения особо тяжкого преступления правоохранительные органы не смогли добыть доказательства вины обвиняемого, то возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по нереабилитирующим основаниям, т.е. без возможности реабилитации. «Длительность расследования (волокита) и отсутствие доказательств вины выступают слабыми оправданиями для прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям для лиц, находящихся длительный срок под следствием. Поэтому, на мой взгляд, законодатель с подачи КС РФ решает лишь проблему прекращения “долгоиграющих” уголовных дел. Но проблема надлежащей защиты прав лиц, подвергнутых уголовному преследованию, доказательства вины в отношении которых не собраны, остается. По сути, им остается безальтернативный выход: прекращение по нереабилитирующим основаниям с правом обжалования постановления о прекращении уголовного дела в судебном порядке», – считает адвокат.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Насонов отметил, что законопроект значим и необходим, поскольку он разработан в целях реализации постановления КС РФ. «Очевидно, что возникший пробел необходимо было срочно восполнять в законодательном порядке. Данный законопроект обеспечивает разумный срок уголовного судопроизводства, поскольку устанавливает предельный временной интервал (12 месяцев) предварительного следствия по делам, где истек срок давности привлечения лица к уголовной ответственности. В этом аспекте поправки гарантируют защиту прав лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование», – пояснил Сергей Насонов.

Вместе с тем он подчеркнул, что законопроект, устраняя указанную проблему, порождает другую: риск бездействия органов предварительного расследования в течение указанного срока и последующего прекращения органами расследования уголовного дела по нереабилитирующему основанию. «Фактически обвиняемый лишается права на реабилитацию спустя формальный определенный срок. Вряд ли это будет адекватно компенсировано правом на обжалование такого постановления в судебном порядке», – полагает Сергей Насонов.

Рассказать:
Яндекс.Метрика