×

Может ли полученное пособие по безработице быть взыскано в качестве неосновательного обогащения?

Верховный Суд указал, что с гражданина, которому назначено пособие по безработице, взыскание выплаченных ему денежных средств может быть произведено только при установлении факта недобросовестности в его действиях
Один из адвокатов подчеркнул: сложившаяся практика подтверждает, что при отсутствии доказательств недобросовестного или неправомерного поведения со стороны гражданина с него не могут быть взысканы выплаченные средства в виде пособий, зарплаты или иных выплат. Другой отметил, что в данном деле затронут важный вопрос соблюдения права слабой стороны на судебную защиту. Третья считает, что гражданин, оставшийся без работы и обратившийся за пособием по безработице, оказывается в трудной жизненной ситуации и центры занятости населения должны в первую очередь защищать законные интересы таких граждан, которые не должны нести ответственность за недоработки органов власти.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 59-КГ24-2-К9, в котором разобрался, правомерно ли с пенсионера было взыскано в качестве неосновательного обогащения полученное им пособие по безработице.

Владимир Единак с 3 апреля 2018 г. является получателем страховой пенсии по старости. 23 октября 2020 г. он в электронной форме обратился в Центр занятости населения г. Свободного Амурской области с заявлением о содействии в поиске подходящей работы. В заявлении мужчина указал в числе прочего свой социальный статус – инвалид. Приказом Центра занятости населения от 2 ноября 2020 г. Владимиру Единаку было назначено пособие по безработице. За период с 23 октября 2020 г. по 23 июля 2021 г. на его банковский счет было выплачено пособие в размере 91 тыс. руб.

20 августа 2021 г. приказом регионального центра занятости населения Владимир Единак был снят с регистрационного учета в качестве безработного с 23 октября 2020 г. в связи с попыткой получения либо получением пособия по безработице обманным путем. После этого Владимир Единак был письменно уведомлен о том, что выплаченное ему пособие получено им незаконно и подлежит возврату, поскольку он является получателем страховой пенсии по старости, что в силу п. 3 ст. 3 Закона о занятости населения в РФ исключает возможность получения пособия по безработице. В уведомлении отмечалось, что Владимир Единак при неоднократном прохождении перерегистрации не сообщал учреждению о получении им страховой пенсии по старости; справку о том, что он получает эту пенсию, он представил только 20 августа 2021 г.

Поскольку в добровольном порядке денежные средства не были возвращены, Центр занятости населения Амурской области обратился в суд с иском о взыскании с Владимира Единака суммы незаконно полученного пособия по безработице в размере 91 тыс. руб. Суд удовлетворил исковые требования в полном объеме. Он исходил из того, что ответчик, являясь получателем страховой пенсии по старости, не мог быть признан безработным и, соответственно, получать пособие по безработице, однако при заполнении заявления о содействии в поиске подходящей работы он сообщил, что не получает пенсию по старости. Владимир Единак подтвердил достоверность представленных им сведений и ознакомление его с положениями Закона о занятости населения в РФ, что свидетельствует о недобросовестности с его стороны при получении им пособия по безработице.

При этом суд отклонил доводы ответчика о том, что форма бланка заявления о предоставлении госуслуги по содействию в поиске подходящей работы в электронной форме не требовала указания сведений о получении пенсии, мотивируя это тем, что по информации Центра занятости населения порядок подачи заявления о содействии в поиске подходящей работы разъяснен в размещенной на Едином портале государственных услуг инструкции, а процесс подачи такого заявления в электронной форме исключает неосведомленность гражданина о том, что им подается заявление, являющееся основанием для принятия решения о признании заявителя безработным и назначении пособия по безработице.

Апелляция согласилась с выводами первой инстанции, дополнительно отметив: Владимир Единак не представил доказательств неосведомленности о том, что получение им страховой пенсии по старости является препятствием для получения пособия по безработице. Кассационный суд оставил без изменения названные постановления судов.

Не согласившись с принятыми судебными актами, представитель Владимира Единака подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что безработными признаются трудоспособные граждане, которые не имеют работы и заработка, зарегистрированы в органах службы занятости в целях поиска подходящей работы, ищут работу и готовы приступить к ней. В числе граждан, которые не могут быть признаны безработными, – те, которым в соответствии с законодательством РФ назначены страховая пенсия по старости.

Суд отметил, что граждане, обратившиеся в центр занятости населения в целях поиска подходящей работы дистанционно, заполняют электронное заявление по форме, утвержденной Минтрудом России. Центр занятости населения проводит проверку полноты и корректности сведений, указанных гражданами в электронном заявлении, необходимых для постановки на регистрационный учет, путем направления запросов в соответствующие органы, в том числе в ПФР. При подтверждении достоверности сведений осуществляется постановка граждан на учет в качестве безработных и принимается решение о назначении пособия по безработице. Перерегистрация граждан в качестве безработных производится ежемесячно, при этом центр занятости проверяет наличие оснований для снятия граждан с учета и прекращения выплаты пособия. В случае получения гражданами обманным путем пособия по безработице эта сумма подлежит возврату в добровольном или судебном порядке.

Судами первой и апелляционной инстанций, как указал ВС, нормативные положения, регулирующие порядок назначения и выплаты пособия по безработице, в том числе определяющие необходимые действия центра занятости населения при назначении и выплате пособия, применены неправильно; обстоятельства, имеющие значение для дела и, соответственно, влияющие на его исход, – не установлены, а потому вывод судов об удовлетворении исковых требований не может быть признан правомерным.

Суд подчеркнул, что, принимая решение о взыскании с Владимира Единака суммы незаконно полученного пособия по безработице в размере 91 тыс. руб., суды не учли положения ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения. Он пояснил, что неосновательное обогащение имеет место в случае приобретения или сбережения имущества в отсутствие на то правовых оснований, т.е. неосновательным обогащением является чужое имущество, включая денежные средства, которое лицо приобрело (сберегло) за счет другого лица (потерпевшего) без оснований, предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой.

Судебная коллегия обратила внимание, что по смыслу положений подп. 3 ст. 1109 ГК не считаются неосновательным обогащением и не подлежат возврату денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, в частности зарплата, приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, и т.п., т.е. суммы, которые предназначены для удовлетворения его необходимых потребностей, и возвращение этих сумм поставило бы гражданина в трудное материальное положение.

Вместе с тем, указал ВС, закон устанавливает исключения из этого правила, а именно: излишне выплаченные суммы должны быть возвращены, если их выплата явилась результатом недобросовестности со стороны получателя или счетной ошибки. С гражданина, которому назначено пособие по безработице, взыскание выплаченных ему денежных средств может быть произведено при установлении факта недобросовестности в его действиях при получении пособия по безработице, т.е. в том случае, когда ущерб, причиненный центру занятости населения, явился следствием противоправных действий или бездействия и недобросовестного поведения гражданина. Бремя доказывания недобросовестности со стороны гражданина при получении им пособия по безработице лежит на центре занятости населения, обратившемся с требованиями в суд о взыскании в качестве неосновательного обогащения полученных гражданином сумм пособия по безработице.

Он подчеркнул, что по данному делу юридически значимым являлось установление следующих обстоятельств: был ли Владимир Единак осведомлен о том, какие граждане не могут быть признаны безработными, и о том, какие последствия для него могут наступить в случае представления им в центр занятости населения недостоверных сведений о себе; проводилась ли центром занятости населения проверка полноты и корректности сведений, указанных Владимиром Единаком как в электронном заявлении о содействии в поиске подходящей работы, так и в последующих заявлениях, в том числе где он обозначил свой статус как пенсионер, при прохождении им ежемесячной перерегистрации в качестве безработного; проводилась ли центром занятости населения ежемесячная проверка сведений, представленных ответчиком, в целях установления наличия у него права на получение пособия по безработице.

Поскольку добросовестность Владимира Единака при разрешении исковых требований Центра занятости населения Амурской области презюмируется, суду следовало возложить бремя доказывания недобросовестности ответчика при получении им пособия по безработице на истца. Суды первой и апелляционной инстанций не выполнили предусмотренные нормами гражданского процессуального закона обязанности и названные юридически значимые обстоятельства не устанавливали, эти обстоятельства не вошли в предмет доказывания по делу, какой-либо правовой оценки не получили, констатировала Судебная коллегия.

ВС принял во внимание: Владимир Единак в письменном отзыве на иск приводил доводы о том, что он является пожилым человеком и не обладает юридической грамотностью; обращаясь в центр занятости с заявлением о содействии в поиске подходящей работы, он представил все необходимые документы и полагал, что имеет право на получение пособия по безработице; о том, что получение им страховой пенсии по старости является препятствием для назначения пособия по безработице, он не знал. Это обстоятельство, как указывал ответчик, подтверждается тем, что он сам представил в центр занятости населения справку о назначении ему пенсии. Владимир Единак также ссылался на то, что выплата ему пособия по безработице в отсутствие на это законных оснований является следствием ненадлежащего исполнения работниками центра занятости требований нормативных актов, регулирующих спорные отношения. Мужчина также отмечал, что у него не имелось желания обмануть центр занятости с целью получения пособия.

Как указал ВС, суды первой и апелляционной инстанций приведенные доводы Владимира Единака проигнорировали, правовой оценки исходя из положений норм права, подлежащих применению по данному делу и связанных с проверкой добросовестности действий ответчика при получении им пособия по безработице, им не дали. Это привело к нарушению права Владимира Единака, который в отношениях с органами службы занятости выступает как слабая сторона, на судебную защиту.

Верховный Суд также отметил, что апелляционная инстанция неправомерно возложила на ответчика бремя доказывания имеющих значение для дела обстоятельств, касающихся его добросовестности при получении пособия по безработице, и не привела круг доказательств, которыми, по мнению суда, может быть подтвержден факт неосведомленности ответчика о невозможности получения одновременно страховой пенсии по старости и пособия по безработице. Кассационный суд допущенные нарушения норм права не выявил и не устранил. В связи с этим ВС отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Читайте также
ВС напомнил, в каких случаях невозможно взыскать неосновательное обогащение
Суд указал, что деньги, полученные в возмещение вреда, причиненного жизни, могут быть взысканы как неосновательное обогащение, только если их выплата явилась результатом недобросовестности со стороны получателя либо счетной ошибкой
09 августа 2022 Новости

Адвокат, руководитель практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Михаил Гусев отметил, что затронутая в определении ВС проблема возврата ошибочно выплаченных физическому лицу денежных средств в качестве пособия по безработице является актуальной, поскольку суды необоснованно накладывают бремя доказывания на ответчиков. В то же время сложившаяся практика подтверждает, что при отсутствии доказательств недобросовестного или неправомерного поведения со стороны гражданина с него не могут быть взысканы ошибочно выплаченные средства в виде пособий, зарплаты или иных выплат (определения ВС от 25 октября 2021 г. № 69-КГ21-11-К7; от 26 июля 2022 г. № 41-КГ22-15-К4).

Адвокат АБ «Анохин и Фёдоров» Станислав Анохин подчеркнул, что в данном деле затронут важный вопрос соблюдения права слабой стороны на судебную защиту. Верховный Суд помимо разъяснений о бремени доказывания указывает на произвольное применение судами ст. 55–56 (о доказательствах и доказывании в гражданском процессе), ст. 67 (об оценке доказательств) ГПК. «Важным является разъяснение о том, что орган, обратившийся с требованиями в суд о взыскании в качестве неосновательного обогащения полученных гражданином сумм пособия по безработице, в обоснование требований должен представить доказательства как недобросовестности заявителя, так и соблюдения самим органом требований к процедуре проверки сведений, представляемых заявителем при наличии доступа к различным источникам сведений в рамках межведомственного взаимодействия. В противном случае нарушается презумпция добросовестности гражданина», – указал он.

Адвокат АП Московской области Наталья Кузьмина пояснила, что рассмотренная ВС ситуация является довольно распространенной. При этом зачастую это связано не с недобросовестными действиями граждан, а с недоработкой органа власти, осуществляющего проверку информации, указанной в заявлении о постановке на учет по безработице.

В рассматриваемом случае суды согласились с позицией центра занятости населения и пошли по пути формального констатирования факта недобросовестности в действиях заявителя при получении пособия по безработице, который не указал в заявлении о получении им страховой пенсии по старости, отметила Наталья Кузьмина. Между тем в настоящее время у центра занятости населения имеется весь объем современных способов оперативной проверки информации, полученной от заявителя. Более того, такая проверка вменяется в обязанности данному учреждению, подчеркнула она.

«Гражданин, оставшийся без работы и обратившийся за пособием по безработице, оказывается в трудной жизненной ситуации, и подобного рода учреждения должны в первую очередь защищать законные интересы таких граждан, которые не должны нести ответственность за недоработки органов власти. ВС пришел к абсолютно обоснованному выводу о том, что не был установлен факт недобросовестности в действиях гражданина при получении пособия по безработице, встав на его защиту и указав, что нижестоящие суды не установили существенные для дела обстоятельства об осведомленности заявителя относительно того, какие граждане не могут быть признаны безработными, а также о том, проводилась ли Центром занятости населения проверка полноты и корректности сведений, указанных заявителем», – прокомментировала Наталья Кузьмина.

Рассказать:
Яндекс.Метрика