×

На Кутафинских чтениях обсудили вопросы дисциплинарной практики в отношении адвокатов

Участники специальной секции «Тенденции дисциплинарной практики», которая прошла в ФПА, рассмотрели проблемы дисциплинарной ответственности адвокатов в России и за рубежом
Материал выпуска № 23 (376) 1-15 декабря 2022 года.
Фото: «Адвокатская газета»
Президент ФПА, председатель КЭС Юрий Пилипенко отметил, в частности, что рассмотрение Комиссией некоторых дисциплинарных дел представляет интерес с точки зрения возможного появления новых способов реагирования на поведение, которое было расценено как нарушение адвокатской этики. По словам зам. председателя КЭС Василия Раудина, в ближайшее время будут подготовлены рекомендации по вопросам дисциплинарной практики.

Как сообщила пресс-служба Федеральной палаты адвокатов РФ, 24 ноября в рамках Кутафинских чтений в ФПА прошла специальная секция на тему «Тенденции дисциплинарной практики». Секция вошла в программу совместной XXII Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) и XXIII Международной научно-практической конференции Юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, состоявшейся 23–25 ноября в рамках XII Московской юридической недели. Тема конференции в этом году – «Государство и право России в современном мире». Ход секции освещался в прямой текстовой трансляции на сайте ФПА.

Новые тенденции дисциплинарной практики

Президент ФПА, председатель Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам Юрий Пилипенко, опираясь на примеры из практики КЭС, выделил некоторые новые тенденции дисциплинарной практики. По его мнению, на них оказывают влияние, в том числе, поправки в Закон об адвокатуре. Адвокатские палаты в субъектах РФ, заметил Юрий Пилипенко, начинают проявлять инициативу, чтобы включить в число деяний, за которые может последовать дисциплинарная ответственность, поступки адвокатов, ранее не обсуждавшиеся в таком качестве, а рассмотрение некоторых дисциплинарных дел КЭС представляет интерес с точки зрения возможного появления новых способов реагирования на поведение, которое было расценено как нарушение адвокатской этики, считает он.

Президент ФПА обратил внимание на важность процедурных моментов дисциплинарных дел и того, как ведется делопроизводство по ним.

Первый вице-президент ФПА Михаил Толчеев перечислил новые тенденции дисциплинарной практики. Одна из них касается возможности привлечения к ответственности адвоката с приостановленным статусом. Вторая относится к ситуации, когда адвокат прекращает членство в адвокатской палате, но не становится членом другой палаты. «Пока в отношении него не возникает юрисдикция новой палаты, куда он переходит, юрисдикция прежней палаты сохраняется», – пояснил Михаил Толчеев.

В-третьих, он отметил сформированное на уровне Совета ФПА понимание того, что работа в выборных органах адвокатского сообщества может оцениваться с точки зрения соблюдения этических норм при исполнении соответствующих обязанностей. «Это большая ответственность, которая предполагает необходимость точного и правильного соблюдения требований Кодекса профессиональной этики и требований закона, поскольку от этой деятельности очень многое зависит в жизни адвокатского сообщества, и мы вправе судить, насколько правильно она осуществляется», – пояснил первый вице-президент ФПА и привел примеры ситуаций, которые подтверждают важность такого понимания. Вместе с тем он особо подчеркнул, что ФПА не должна превратиться в орган по рассмотрению жалоб на выборных лиц региональных адвокатских палат. Подобные дисциплинарные производства рассматриваются Советом ФПА как исключительные и экстраординарные.

Читайте также
Эволюция адвокатского запроса
Об изменениях в законодательстве и судебной практике, усиливающих силу адвокасткого запроса
13 декабря 2022 Дискуссии

Также Михаил Толчеев проанализировал дисциплинарную практику, связанную с адвокатскими запросами. Среди нарушений, приводящих к возбуждению дисциплинарного производства в отношении адвоката, он выделил направление запросов, в которых отсутствуют требования представления доказательств, необходимых адвокату для оказания квалифицированной юридической помощи. Как правило, это относится к запросам о разъяснениях. Другой распространенный вид нарушений – использование запроса как самостоятельной услуги, когда адвокат запрашивает различную информацию, документы, данные за определенное вознаграждение вне оказания квалифицированной юридической помощи.

К числу наиболее опасных нарушений Михаил Толчеев отнес ситуацию, когда адвокат использует запрос для борьбы с оппонентом, в частности для его дискредитации, привел примеры подобных запросов.

Неправомерный доступ адвоката к определенной информации тоже является тяжким нарушением, влекущим дисциплинарную ответственность, добавил Михаил Толчеев. Он рассказал о случае, когда адвокат направил запрос о представлении медицинской документации в отношении человека, который не являлся его доверителем. Такой проступок адвоката повлек возбуждение не только дисциплинарного, но и уголовного дела.

Первый вице-президент ФПА напомнил, что в проекте поправок в Закон об адвокатуре, предложенном Минюстом России, есть норма, в которой прямо указывается, что адвокатский запрос не может быть самостоятельным предметом соглашения о правовой помощи.

Юрий Пилипенко, продолжая тему новых тенденций и явлений в дисциплинарной практике, привлек внимание, в частности, к решению Совета ФПА об обязательности возбуждения дисциплинарного производства на основании представлений Минюста. Он выразил обеспокоенность большим числом нарушений, связанных с адвокатскими запросами, и сообщил, что будет возбуждать дисциплинарные дела в случаях, когда ему станет известно о злоупотреблениях данным институтом. Говоря о практике КЭС рассмотрения жалоб на решения советов региональных адвокатских палат о прекращении статуса адвоката, он сообщил, что примерно по 20% дел КЭС выносит заключение о применении к адвокату иной меры дисциплинарной ответственности.

Проблемы дисциплинарной практики

Член КЭС, вице-президент АП г. Москвы Николай Кипнис проанализировал вопросы дисциплинарной ответственности адвоката за нарушение законодательства, регулирующего порядок изменения членства в адвокатской палате одного субъекта РФ на членство в палате другого субъекта РФ. Он указал на значительное число случаев, когда адвокаты, сведения о которых исключались из реестра адвокатов одного субъекта РФ, в течение длительного периода (даже с конца 2003 г.) не направляли уведомление об изменении членства в адвокатскую палату другого субъекта РФ. Эта проблема, по его словам, системная.

Николай Кипнис напомнил, что в ст. 15 Закона об адвокатуре впервые установлено правило о непрерывности статуса и предусмотрена процедура изменения членства в одной адвокатской палате на другую. По его мнению, возможность нарушений в этой сфере была обусловлена, в первую очередь, пробелами в законодательном регулировании. Так, по-разному регламентированы одинаковые вопросы «выхода» и «входа» в палату, поэтому весьма желательна их унификация; в законе не предусмотрен механизм взаимодействия двух палат – «выпускающей» и «принимающей», а также двух соответствующих территориальных органов юстиции. Палата, членом которой адвокат намеревался стать, узнавала об этом только после получения от этого адвоката уведомления, а затем, в свою очередь, уведомляла территориальный орган юстиции, который узнавал о появлении в палате нового адвоката только по факту получения уведомления совета палаты.

Николай Кипнис проанализировал ст. 15 и 17 Закона об адвокатуре, высказав пожелания по их совершенствованию. В частности, пояснил он, в п. 5 ст. 15 закона не определена санкция за нарушение адвокатом обязанности «в месячный срок со дня исключения сведений о нем из регионального реестра заказным письмом ˂…˃ уведомить об этом совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, членом которой он намерен стать», в отличие от предусмотренной п. 6 ст. 15 обязанности адвоката в трехмесячный срок со дня внесения сведений о нем в региональный реестр после изменения членства в адвокатской палате уведомить совет палаты об избранной им форме адвокатского образования, за нарушение которой установлена санкция в виде возможности прекращения статуса в порядке дисциплинарного производства (подп. 5 п. 2 ст. 17 закона).

Еще один вопрос, который только сейчас разрешен Советом ФПА, а ранее породил значительное количество «неучтенных» адвокатов, – о том, каким образом адвокат, начавший процедуру изменения членства в адвокатской палате и получивший в территориальном органе юстиции взамен сданного удостоверения документ (справку), подтверждающий адвокатский статус, может прекратить статус без завершения процедуры изменения членства, если он передумал продолжать адвокатскую деятельность. «Выпускающие» палаты отказывались рассматривать заявления адвокатов о прекращении статуса, поскольку сведения об этих адвокатах уже были исключены из соответствующих региональных реестров. Указанные причины, отметил Николай Кипнис, побудили Совет ФПА во исполнение прямого предписания п. 8 ст. 15 Закона об адвокатуре принять 14 февраля 2020 г. новую редакцию Порядка изменения членства, а затем Разъяснения от 8 июня 2022 г., дополняющие Порядок. Теперь имеется надежная правовая база для единообразного разрешения вопросов, связанных с реализацией адвокатом права на изменение членства, в том числе возникающих при рассмотрении дисциплинарных производств, а также при разрешении ситуации с адвокатом, который после выхода из палаты решил расстаться с профессией и не пришел в другую палату.

Николай Кипнис высоко оценил принятую в 2020 г. редакцию Порядка и дополняющего его Разъяснения Совета ФПА, отметив, что эти документы восполнили важные пробелы в нормативной регламентации вопросов, возникающих в процессе изменения адвокатом членства в палате. Спикер привел примеры из дисциплинарной практики АПГМ, касающиеся изменения членства в адвокатской палате одного субъекта РФ на членство в палате другого субъекта.

Советник ФПА, член Совета АП г. Москвы Евгений Рубинштейн рассказал о соглашении на защиту в пользу третьего лица как способе преодоления законных оснований для вступления адвоката в уголовное дело в качестве защитника. По его словам, после распространения электронных систем распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению стали возникать ситуации, когда адвокаты заключают соглашение на защиту в пользу третьего лица с целью обхода действия такой системы. Соглашение заключается с лицом, которое зачастую вообще никому не известно, и, как правило, на начальных стадиях процесса – возбуждение дела, задержание подозреваемого, проведение первоначальных следственных действий, избрание меры пресечения. Затем адвокат перестает участвовать в деле, а у подзащитного возникает вопрос, на каком основании тот участвовал, поскольку ни он сам, ни его родственники соглашение с этим адвокатом не заключали.

Спикер назвал типичные признаки того, что соглашение является способом обхода действия электронной системы, а именно: неясность или сомнительность появления адвоката в месте проведения следственных действий, порок заключения соглашения (например, оно заключается на одно, два или три следственных действия; лицо, заключившее соглашение, не состоит в родстве с подозреваемым); вознаграждение не вносится в кассу адвокатского образования либо вносится после возбуждения дисциплинарного производства.

Член Квалификационной комиссии АП г. Москвы, адвокат АП г. Москвы Сергей Купрейченко осветил проблемы квалификации дисциплинарных проступков по п. 2 и п. 3 ст. 5 КПЭА. Эти нормы устанавливают, что адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре (п. 2 ст. 5), и злоупотребление доверием несовместимо со статусом адвоката (п. 3 ст. 5).

Спикер перечислил общие критерии доверия к адвокату, сформулированные в п. 1 ст. 5 КПЭА («Профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему»), отметив, что они являются универсальными. Положение п. 2 ст. 5 КПЭА, пояснил он, имеет широкий характер, поскольку охватывает действия адвоката, которые совершаются в отношении достаточно большого круга лиц и могут носить как умышленный, так и неумышленный характер, тогда как норма п. 3 ст. 5 КПЭА касается только умышленных действий.

Советник ФПА, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края Нвер Гаспарян выступил с докладом на тему «Отдельные проблемные вопросы адвокатской дисциплинарной практики». Он акцентировал внимание на трех проблемах. Первая заключается в том, что органы адвокатского самоуправления не принимают мер для того, чтобы обезопасить независимость и самостоятельность принятия решений. Как полагает советник ФПА, необходимо внести в ст. 23 КПЭА императивное предписание, запрещающее вмешательство в деятельность квалифкомиссии и совета адвокатской палаты по рассмотрению дисциплинарного дела со стороны как должностных лиц, так и адвокатов в форме внепроцессуального обращения.

Вторая проблема, по словам Нвера Гаспаряна, связана с отсутствием четких критериев того, в каких случаях применять в качестве меры дисциплинарного взыскания замечание, в каких – предупреждение, а в каких – лишение статуса. Спикер полагает, что необходимо сформулировать разделение дисциплинарных проступков на тяжкие, средней тяжести и небольшой тяжести. Исходя из определения категории проступка можно будет определить меру дисциплинарного воздействия.

Читайте также
Важное обстоятельство…
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, послужившее поводом для проступка адвоката
20 апреля 2022 Мнения

Третья проблема – необходимость объективного, полного и всестороннего подхода к оценке соответствия поведения адвоката требованиям ст. 12 КПЭА («адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении»), при котором должно учитываться, в том числе, поведение судей.

Советник ФПА, адвокат АП Московской области, доцент МГЮА Сергей Макаров затронул проблему привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности в связи с применением статусных прав – права на истребование доказательств с помощью адвокатских запросов и права на опрос лиц с их согласия. Он акцентировал внимание на том, что во многом допускаемые адвокатами нарушения вызваны тем, что порядок применения ими указанных статусных прав недостаточно регламентирован. Сергей Макаров внес предложения, которые, по его мнению, позволят уменьшить вероятность нарушения адвокатами этических норм – обобщить практику привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности в связи с направлением адвокатских запросов, разработать и утвердить Стандарт подготовки и направления адвокатских запросов на базе имеющихся решений Совета ФПА и информации, полученной в ходе обобщения дисциплинарной практики, а также разработать Стандарт проведения опроса адвокатом лиц с их согласия, поскольку это даст минимальные ориентиры, при соблюдении которых адвокаты будут более защищены от жалоб на них.

Адвокат, доцент Департамента правового регулирования бизнеса НИУ «ВШЭ», доцент Высшей школы правоведения РАНХиГС Валерия Романова осветила проблемы дисциплинарной ответственности адвоката при представлении интересов доверителей в крупных коммерческих спорах. В частности, отметила она, проблемы недобросовестного использования адвокатских запросов и опросов адвокатов, если посмотреть на них с точки зрения корпоративных споров, представляют собой злоупотребление информационными правами акционеров (если адвокатский запрос выходит за пределы данных информационных прав, прямо предусмотренных законом).

Валерия Романова также остановилась на проблемах профессионального судебного представительства и дисциплинарной ответственности адвокатов. Она акцентировала внимание на том, что необходимо регулирование вопроса судебного представительства профессиональным сообществом. В этой сфере, отметила спикер, в текущих реалиях одновременно действуют лица, оказывающие квалифицированную юридическую помощь, к которым могут быть применены механизмы ответственности за оказание некачественной помощи, и лица, которые не имеют не только статуса адвоката, но даже высшего юридического образования и не несут никакой ответственности, но при этом могут оказывать давление на адвокатов. Это создает проблемы на уровне правосознания общества и правоприменительной практики. Валерия Романова высказала предложение более четко описать критерии нарушений, на которые могут жаловаться адвокаты или их доверители. По ее мнению, это уменьшит механизмы давления на адвокатов и создания серьезных профессиональных рисков для адвокатов и их доверителей.

Дисциплинарная практика ФПА

Заместитель председателя КЭС Василий Раудин рассказал о первом опыте ФПА как дисциплинарной инстанции. Он сообщил, что до сегодняшнего дня за 2022 г. органы ФПА рассмотрели по существу около 30 дисциплинарных дел, из них четыре по первой инстанции, остальные – по второй. Еще 10 находятся на рассмотрении. Постоянно поступают новые жалобы на решения региональных палат о прекращении статуса, подавляющая часть которых принимается к рассмотрению. В редких случаях КЭС отказывает в принятии жалобы – как правило, из-за того, что решение обжаловано и в суд. Василий Раудин отметил, что ФПА проявляет себя как очень внимательная по отношению к жалобам вторая инстанция: в 2022 г. уже около 20% обжалованных решений о прекращении статуса были изменены. Заместитель председателя КЭС обозначил недочеты, наиболее часто встречающиеся при рассмотрении дисциплинарных дел региональными адвокатскими палатами.

Так, материалы дисциплинарного дела иногда не содержат или содержат неполные сведения, позволяющие верифицировать почтовый или электронный адрес адвоката (в зависимости от того, каким способом он уведомлялся). Поэтому правильно поступают палаты, приобщая к дисциплинарному делу страницу из личного дела адвоката или заполненную им при приеме в палату анкету. Этот вопрос имеет большое значение, когда ФПА рассматривает жалобу, содержащую довод о неизвещении о дисциплинарном производстве.

Заключение квалифкомиссии иногда оформляется не в качестве отдельного документа, а протоколом заседания комиссии. Между тем КПЭА установлен ряд требований к заключению, и они должны соблюдаться неукоснительно, напомнил Василий Раудин.

В решении совета адвокатской палаты по дисциплинарному делу адвокату порой вменяются эпизоды, не вошедшие в повод для возбуждения дисциплинарного производства, что недопустимо. Кроме того, иногда в случае, если адвокату вменяется наличие непогашенного дисциплинарного взыскания, соответствующее решение палаты в материалах дела отсутствует.

По словам Василия Раудина, в ближайшее время КЭС реализует свои полномочия на подготовку рекомендаций по вопросам дисциплинарной практики.

Дисциплинарная практика региональных палат

Президент АП Ивановской области Елена Леванюк рассказала о дисциплинарной практике палаты. Она отметила, что количество дисциплинарных дел снижается, что является результатом работы Совета АПИО, повышения внимания адвокатов к соблюдению правил профессиональной этики, а также введения в 2019 г. в КПЭА новой меры дисциплинарной ответственности – предостережения, эффективность которой подтверждается практикой. Большое значение имеет также регулярная публикация Советом АПИО обобщений дисциплинарной практики.

Касаясь судебного оспаривания адвокатами дисциплинарных решений Совета АПИО, Елена Леванюк отметила, что в некоторых случаях суд вмешивается в решение вопросов, находящихся в компетенции адвокатского сообщества, в связи с чем представляется необходимым принятие соответствующих разъяснений – возможно, на уровне Пленума Верховного Суда РФ.

Член КЭС, член Квалифкомиссии АП Московской области, председатель Президиума Московской областной коллегии адвокатов Александр Никифоров обозначил новеллы дисциплинарной практики АПМО, упомянув ситуации, связанные с деятельностью третьих лиц, занимающихся так называемым маркетингом адвокатской деятельности. Если адвокат проявляет неосторожность в отношениях с маркетологом, подчеркнул он, то это может привести к нарушению норм КПЭА на его сайте и к неправомерному использованию маркетологом информации, полученной от адвоката. По мнению Александра Никифорова, сфере, касающейся маркетинга адвокатской деятельности, необходимо дополнительное регулирование.

Дисциплинарная практика за рубежом

Партнер адвокатского бюро Supra Legit (Валенсия, Испания) Инга Агошкова коснулась вопроса, связанного с дисциплинарной ответственностью адвокатов в Испании. По ее словам, дисциплинарные санкции в этой стране строго регламентированы и часто применяются. В 2021 г. был обновлен Устав адвокатской деятельности, где урегулированы в том числе вопросы действий адвокатов в интернете и мессенджерах. Существует и Кодекс адвокатской этики, который подчинен отдельному Регламенту 2009 г.

В Испании действует принцип деонтологической ответственности независимо от гражданской и уголовной ответственности. Но если возбуждается гражданское или уголовное дело, дисциплинарное производство приостанавливается и все доказательства, представленные в рамках гражданского или уголовного процесса, будут приняты как доказанные факты в дисциплинарном производстве. Дисциплинарная ответственность существует и в отношении адвокатских образований, есть также особый тип ответственности руководителей практики студентов. Виды дисциплинарной ответственности: письменное предупреждение, штраф, отстранение от юридической практики, исключение из коллегии.

Инга Агошкова перечислила проступки, признаваемые особо тяжкими и тяжкими дисциплинарными нарушениями. К первым, в частности, относятся: обвинительный приговор за любые умышленные преступления, совершенные в рамках профессиональной деятельности; обвинительный приговор по тяжким преступлениям; соучастие, сокрытие деятельности при отсутствии лицензии адвоката; ведение адвокатской деятельности при имеющемся запрете на ее осуществление; нарушение адвокатской тайны; отказ представлять интересы доверителя, если это может нанести ему вред.

Тяжкими нарушениями считаются, к примеру, неуважение к органам правосудия; неуплата взносов в коллегию – за совершение такого проступка адвокат может быть исключен из корпорации; неявка на процессуальные действия; неисполнение Закона о бесплатной юридической помощи; употребление наркотических средств и алкогольных напитков, если это влияет на исполнение профессиональных обязанностей.

Советник ФПА Ольга Шварц обобщила международный опыт применения дисциплинарного взыскания в виде лишения адвокатского статуса. Она перечислила общие основания привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности – нарушения обязательств перед доверителем, перед обществом, перед системой правосудия и перед профессиональным сообществом. Нарушение может повлечь прекращение статуса, если является умышленным и доказана заинтересованность адвоката.

Спикер привела примеры дел, по которым были приняты решения о прекращении статуса адвоката, из дисциплинарной практики адвокатских сообществ разных стран. В частности, на Филиппинах в одном из дел формулировки, которые адвокат использовал для характеристики судебного решения, стали основанием для прекращения статуса, поскольку превысили допустимый уровень жесткости.

Ольга Шварц отметила, что зарубежная практика в целом идет по тому пути, что прекращение статуса не может быть бессрочным – должна быть возможность восстановления статуса адвоката по истечении определенного срока. Этот вопрос решается в зависимости от того, исправился ли человек, лишенный лицензии, не принесет ли он вред адвокатскому сообществу. В частности, Американская ассоциация юристов считает, что поскольку прекращение статуса не является наказанием, то его восстановление следует признавать возможным. Однако на практике это является сложной процедурой, а в ряде штатов вообще невозможно. В то же время в Германии регулирование данного вопроса значительно мягче.

Адвокат Донецкой Народной Республики, преподаватель Донецкого национального университета Ольга Максименко рассказала о проблемах, стоящих перед адвокатами ДНР, в том числе о неурегулированности оплаты труда защитников по назначению, а также о невозможности адвокатов ДНР участвовать в уголовных делах по защите иностранных граждан. Она поддержала введение профессионального судебного представительства, которое, по ее мнению, позволит всем участникам процесса говорить на одном языке.

Рассказать:
Яндекс.Метрика