×

Началась работа по автоматизации правоприменения

Фонд «Сколково» проведет исследование по переводу норм в машиночитаемый вид и автоматизации их исполнения в целях единообразного применения норм права и оптимизации законотворчества
Фотобанк Лори
По словам эксперта, участвующего в исследовании, у России есть шанс стать первой в запуске полноценного проекта по автоматизации права. Юристы высказали мнение, что технологии автоматизации в юридической деятельности полезны и без их развития не обойтись, однако сделали оговорку: использовать их нужно с осторожностью.

В декабре 2017 г. в рамках заседания Правительственной комиссии под председательством Д.А. Медведева был утвержден План мероприятий по нормативному регулированию программы «Цифровая экономика». Директор по акселерации юридических технологий Фонда «Сколково» Антон Пронин рассказал «АГ», что в настоящий момент Центр компетенции по нормативному регулированию цифровой экономики, функционирующий на базе Фонда, работает над проектом технического задания (есть в распоряжении «АГ») на проведение исследования, основной целью которого является определение возможности перевода норм права в машиночитаемый вид и автоматизации их исполнения, разработки языка и инструментов для описания самоисполняемых договоров (электронного алгоритма, ориентированного на исполнение обязательств или отслеживание их исполнения). Также в качестве цели исследования указано определение подходов к развитию машиночитаемого и машиноисполняемого нормотворчества и правоприменения для ускорения гражданского оборота. Такое ускорение, согласно документу, будет возможно за счет совершенствования процедур, связанных с осуществлением публичного и частноправового регулирования, сокращения временны́х издержек на поиск и анализ нормативных правовых актов, повышения точности выборки при определении взаимосвязанных нормативных актов для внесения изменений при разработке новых проектов, формирования условий для создания инструментария эффективного межведомственного согласования и общественного обсуждения проектов актов, реализации возможности автоматической проверки корректности и непротиворечивости данных между документами.

Нормы переведут с естественного языка на машиночитаемый
Суть предстоящего исследования для «АГ» раскрыл Антон Вашкевич, управляющий партнер юридической технологической компании «Симплоер», эксперты которой участвуют в доработке проекта техзадания. «Сейчас планируется проведение исследования возможности перевода норм права в машиночитаемый вид и автоматизации их исполнения. Эта идея была сформулирована в нашей Концепции автоматизации права. Исследование будет достаточно обширное, потому что касается и области создания нормы, и ее исполнения», – отметил он.

Антон Вашкевич пояснил, что важно разделять процесс нормотворчества и его автоматизацию, с одной стороны, и перевод норм в машиночитаемый вид и автоматизацию их исполнения – с другой. По его словам, над задачей автоматизации процесса нормотворчества уже ведутся работы в различных министерствах и ведомствах, которые знакомы с этим процессом и его нюансами «изнутри». Решения в этой области по большей части организационные, либо они направлены на создание удобных программных инструментов для согласования и оформления нормотворческой воли.

Советник АБ «Бартолиус» Анна Смола отметила, что в существующем массиве законопроектной работы использование специально разработанных алгоритмов и программ способно, вероятно, снизить процент ошибок и сэкономить время, но для оптимизации законодательной деятельности как таковой, причем в различных областях права, требуется глубокий анализ. «Технологии автоматизации в юридической деятельности вообще и в законопроектной в частности востребованы, полезны, и без их развития не обойтись. Но пока что едва ли речь может идти об искусственном интеллекте, который способен полностью обходиться без человеческого участия или контроля», – уверена она.

По мнению юриста Dentons Александра Ганзера, для анализа содержания нормативных правовых актов, поиска по ним, проверки их на избыточность и непротиворечивость может использоваться искусственный интеллект. «Это в конечном итоге при грамотной реализации должно повысить качество законотворчества, улучшить текст законов (юридическую технику), позволит делать нормы долговечнее – не требующими регулярных оперативных изменений, избавит от явных и глубинных противоречий. При этом все будет зависеть от реализации и базы знаний, на основании которых искусственный интеллект станет работать», – отметил эксперт.

Антон Вашкевич подчеркнул, что исследование в рамках технического задания, проект которого разрабатывает Фонд «Сколково», больше сосредоточено на другой задаче – переводе норм в машиночитаемый вид и последующем машиночитаемом регулировании. «Машиночитаемая (самоисполняемая) норма – это алгоритмизированная норма, написанная на языке программирования, – рассказал он. – Ее главный смысл в том, что она срабатывает автоматически и всегда ведет себя одинаково при одинаковых вводных данных. Соответственно, исключено разное толкование и теми, на кого самоисполняемое правило распространяется, и теми, кто его контролирует».

Эксперт пояснил, как на практике будет выглядеть создание самоисполняемых норм: законодательные инициативы по-прежнему будут готовиться на привычном, естественном языке. Затем самоисполняемые нормы, следующие из этих инициатив, будут писаться на языке программирования, как обычная программа. В перспективе ощутимую помощь в переводе правил с естественного языка на машиночитаемый окажут технологии искусственного интеллекта. И, конечно, здесь не обойтись без контроля человека.

Читайте также
Инновационный бизнес заявил, что нуждается в юристах, а не пытается заменить их
В Фонде «Сколково» рассказали о начале работы над исследованием, посвященным развитию законодательства в области искусственного интеллекта, в частности робототехники и киберфизических систем
11 Апреля 2018 Новости

«Однако начнется все с исследования, – продолжил Антон Вашкевич. – На его начальном этапе важно определить возможность и потенциальные области применения языка юридического программирования, технических и юридических ограничений, требования к языку программирования и программной среде исполнения машиночитаемых норм».

Он добавил, что цель исследования – выявить категории норм, которые можно алгоритмизировать в первую очередь, при этом учитывая большой массив норм, которые имеют большую долю усмотрения правоприменителя. Необходимо выявить и отрасли законодательства, в которых такие нормы будут эффективно работать и сразу принесут пользу обществу и бизнесу. «Вполне возможно, что эффективно могут быть алгоритмизированы порядка 5% норм из нескольких отраслей права, но они будут отвечать за 50% всех регулируемых этими отраслями правоотношений. И это уже будет большой шаг вперед», – считает эксперт.

Автоматизация процесса правоприменения: какой она будет?
По словам Антона Вашкевича, ожидается, что в результате исследования будет подтверждена гипотеза о возможности перевода обширной части норм в форму программного кода. «В этом случае существенная часть новых норм будет создаваться и на естественном языке, и одновременно в виде программного кода, – пояснил он. – Нормы в виде кода, машиночитаемые нормы смогут автоматически исполняться в специальной программной среде. При этом они всегда будут одинаково срабатывать при одних и тех же вводных данных». Эксперт объяснил, что это позволит уменьшить число случаев злоупотребления со стороны государства, контрагентов и других участников правоотношений. Например, если для официальной процедуры выполнены все формальные требования, результат должен быть гарантированным и моментальным – лицензия выдается, регистрация производится, НДС возвращается.

Антон Вашкевич рассказал, что автоматизация норм позволит создавать в компаниях глубоко автоматизированные системы комплаенса (меры, необходимые для обеспечения работы компании в рамках действующего законодательства и других применимых правил – отраслевых, этических). Кроме того, самоисполняемые законы помогут ускорить процессы, связанные с исполнением нормы, снизить вероятность ошибок (пропуск сроков, неточные реквизиты).

По словам эксперта, такая автоматизация правоотношений – это настоящий прорыв. Регулирование станет более предсказуемым и надежным для всех участников. Толкование норм станет «нелепым пережитком прошлого». Будут заложены основы для кардинального ускорения и удешевления многих юридических процессов.

Согласно проекту техзадания, одной из основных задач будущего исследования является оценка применения примерных условий договоров, предусматривающих возможность самоисполнения договора и автоматического рассмотрения, урегулирования либо разрешения возникающих споров. В рамках исследования в части процессов административного правоприменения предполагается подготовка документов, содержащих описание тестовых ситуаций по следующим направлениям: применение административных наказаний при нарушении ПДД, предоставление государственной поддержки в соответствии с законодательством о социальном обеспечении, уплата налогов и сборов. В части досудебного урегулирования и судебных споров в ходе исследования будет уделено внимание типовым спорам слабой стороны с поставщиком услуг в сфере банковского обслуживания и жилищно-коммунальных услуг; типовым спорам в связи с необоснованным отказом правоприменителя от осуществления регистрационных действий, направленных на присвоение установленного законом статуса гражданам либо имуществу, а равно сделок с ним, либо на выплату средств; спорам, связанным с уклонением одной из сторон от своих обязанностей по договору.

Анна Смола отметила, что автоматическое рассмотрение и урегулирование споров, в том числе «третейское», о котором упоминается в Плане мероприятий по нормативному регулированию, вызывают вопросы и сомнения. «Убежденность в возможности автоматизации этой сферы на сегодняшний день представляется преждевременной, однако это не должно препятствовать тому, чтобы двигаться и развиваться в этом направлении. Думаю, прежде всего необходимо стремиться к непротиворечивости соответствующих программных документов», – заключила она.

По мнению Александра Ганзера, в регулировании отдельных правоотношений может помочь искусственный интеллект. В их числе могут оказаться регистрационные действия (нотариат, ведение реестров), установление фактов (фиксация события правонарушения, просрочки оплаты), разрешение споров в типовых ситуациях (налоговые, коммунальные платежи).

«Автоматическое рассмотрение споров может быть эффективным в случаях, когда спор является типовым, практика применения регулирующих его норм – устоявшейся, а судебные акты либо не обжалуются сторонами, либо жалобы на такие акты не удовлетворяются, – отметил эксперт. – Проблема заключается в том, что необходимо будет выявить все такие споры и следить при помощи автоматизированных механизмов за актуальным их обновлением». По словам Александра Ганзера, такое рассмотрение поможет освободить судей и регуляторы от ненужной и бессмысленной процедурной волокиты – в тех случаях, когда вероятность ошибки мала, а ее осуществление обойдется обществу дешевле разрешения ситуации при помощи человека.

Руководитель конституционной практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» адвокат Дмитрий Кравченко считает, что к автоматизированному правоприменению нужно относиться с осторожностью. «Перенос идеи самоисполняемых контрактов на самоисполнение законодательства в виде автоматизированного рассмотрения споров и автоматизированного привлечения к ответственности, конечно, интересен, но требует крайне внимательного подхода. Все мы видим, что повышение степени автоматизации в публичном правоприменении все сильнее приближает нас к объективному вменению, как это происходит, например, с автоматической фиксацией нарушений ПДД. Общество как-то смиряется с этой практикой в связи с условной малозначительностью сферы такого правоприменения. Но если ответственность за более существенные правонарушения будет устанавливаться, а наказания – определяться без субъективной оценки степени вины, у нас может возникнуть много вопросов к тому, как подобные процессы будут соотноситься с конституционными принципами», – считает эксперт.

По мнению адвоката, проблемы конституционного характера могут появиться и в связи с автоматизированным разрешением частных споров. «Спор предполагает наличие обстоятельств, которые необходимо устанавливать и оценивать. Одно дело, если речь будет идти об автоматическом разбирательстве “бесспорных” вопросов, когда правового спора между сторонами нет, – это споры, составляющие существенную часть загрузки судебной системы, которые давно пора из ее юрисдикции изъять. Совсем другое дело, когда именно спор по ряду критериев будет назван типовым и станет разрешаться исключительно определенным образом, – в этой ситуации справедливое разбирательство дела может оказаться под вопросом», – считает Дмитрий Кравченко.

«В целом, конечно, мы никуда не уйдем от новейших электронных технологий, в том числе в праве», – отметил эксперт и, рассуждая о применении искусственного интеллекта, резюмировал, что пока использовать его можно лишь как вспомогательно-аналитическое или техническое средство, а не замену правоприменителю и тем более законодателю.

Настоящее и будущее автоматизации права
Отвечая на вопрос о возможности на данном этапе спрогнозировать ошибки в работе системы и связанные с этим риски, Антон Вашкевич отметил, что на фазе предварительного исследования просчитать все детали столь сложной системы вряд ли удастся, такая задача и не ставится.

«Однако однозначно будут исследованы технологические, юридические и этические ограничения в отношении автоматизации права, – добавил он. – Должны быть продуманы последствия нештатной работы самоисполняемых норм и порядок их устранения».

Антон Вашкевич рассказал и о зарубежном опыте: «К первым шагам автоматизации права можно отнести проекты с мета-разметкой документов на естественном языке. Сами нормы написаны для людей, а не для машины, как машиночитаемые правила. Но к нормам и документам дописаны теги и другие элементы, понятные программам», – пояснил эксперт. Он добавил, что такая разметка помогает с отслеживанием статуса норм и актов, с поиском, со связями. Например, в xml-размеченных актах легче собрать все нормы, касающиеся одного предмета, вместе. Это может давать основу для более оперативной или даже автоматической кодификации. Здесь уже есть рабочие и разрабатываемые решения.

По словам Антона Вашкевича, пока нет публичной информации о полноценных проектах по системному переводу регулирования в машиночитаемый вид, когда с законодательством, по сути, напрямую работает софт. «У России есть шанс быть первой в этом вопросе», – заключил эксперт.

Рассказать: