×

Новые правила снижения компенсации за нарушение права на товарный знак внесены в Госдуму

Этот законопроект во исполнение постановления КС отличается от версии, которую несколько месяцев назад разработало Минобрнауки
Один из экспертов «АГ» считает, что если проект будет принят в таком виде, то судам придется и дальше применять разъяснение КС, а не новую норму. Второй также подтвердил, что поправки не решают проблему, которую выявил Суд. Третий заметил, что правительство предлагает распространить критерии снижения компенсации и на нарушителей-юрлиц, хотя постановление КС говорит только об индивидуальных предпринимателях.

25 января правительство внесло в Госдуму законопроект № 1100176-7 об изменении ст. 1515 ГК, которая регулирует ответственность за незаконное использование товарного знака.

Читайте также
КС: Компенсация за нарушение исключительного права может взыскиваться только при наличии убытков
Суд также подчеркнул, что сформулированные им в Постановлении № 28-П/2016 позиции должны учитываться не только при применении норм ГК, которые были предметом рассмотрения в тот раз, но и в аналогичных ситуациях
28 Июля 2020 Новости

Как следует из пояснительной записки, документ направлен на реализацию Постановления Конституционного Суда от 24 июля 2020 г. № 40-П. Напомним, в июле 2020 г. КС решил, что подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК не соответствует Конституции, поскольку не позволяет суду при нарушении индивидуальным предпринимателем исключительного права на один товарный знак учесть фактические обстоятельства конкретного дела и снизить общий размер компенсации в том случае, если она многократно превышает убытки правообладателя, размер которых можно установить «с разумной степенью достоверности».

При этом Суд, как и ранее в Постановлении № 28-П/2016, упомянул о необходимости учитывать фактические обстоятельства конкретного дела. В частности, то, что правонарушение совершено впервые, не носит грубый характер, а незаконное использование чужой интеллектуальной собственности не является существенной частью предпринимательской деятельности нарушителя.

Отметим, в соответствии с подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК правообладатель вправе потребовать компенсацию за незаконное использование своего товарного знака в двукратном размере стоимости контрафактных товаров или права использования товарного знака.

Читайте также
Соразмерная компенсация
Теперь при незначительном убытке правообладатели не смогут требовать с нарушителя миллионы
13 Декабря 2016 Новости

В октябре 2020 г. Минобрнауки опубликовало разработанные им поправки для независимой антикоррупционной экспертизы. Ведомство предложило дополнить ст. 1515 ГК новым пунктом, согласно которому размер компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела может быть снижен судом ниже предела, установленного подп. 2 п. 4 этой же статьи, но не может составлять менее стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или стоимости права использования товарного знака.

Однако в Госдуму был внесен несколько иной вариант поправок. В соответствии с ним размер компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, установленный подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК, может быть снижен судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела, но только если размер такой компенсации «многократно превышает величину причиненных правообладателю убытков».

Как и в первоначальной версии Минобрнауки, размер взысканной компенсации не может быть меньше стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или стоимости права его использования. Дополнительно во внесенном в Госдуму законопроекте появилось указание на то, что такая стоимость определяется исходя из цены, «которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака».

Юрист арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Артем Данцев заметил, что внесенная в Госдуму редакция поправок дополнена одним из указанных КС критериев снижения компенсации: необходимо, чтобы ее размер многократно превышал величину причиненных правообладателю убытков. «Сейчас при применении позиции КС суды зачастую не придают этому критерию самостоятельного значения или определяют его умозрительно (без исчисления возможных убытков правообладателя с разумной степенью достоверности и доказывания их превышения ответчиком), что в целом снижает значение данного признака и искажает правовой подход Суда», – рассказал эксперт.

Читайте также
Новые правила снижения компенсации за нарушение права на товарный знак могут появиться в ГК
Минобрнауки разработало поправки в ст. 1515 ГК, один из пунктов которой был признан неконституционным
08 Октября 2020 Новости

Однако, добавил он, остальные определенные КС критерии снижения компенсации в проекте изменений ГК по-прежнему никак не учтены: «Поэтому уточнение поправок принципиально не повлияло на реализацию Постановления № 40-П. Полагаю, что в случае принятия нормы в такой редакции суды будут вынуждены пойти по пути непосредственного применения разъяснений КС и установленных им ориентиров. Как это имеет место в отношении Постановления от № 28-П/2016, которое пока так и не было реализовано в законодательстве».

По словам Артема Данцева, как это ни парадоксально, но с учетом складывающейся судебной практики принятие законопроекта может в некоторых случаях послужить интересам правообладателей, поскольку не позволит взыскивать компенсацию меньше стоимости товаров или права использования товарного знака, что ранее допускалось судами. «Такая ситуация возникла, в частности, в деле № А53-13931/2019, по мотивам которого КС и принял Постановление № 40-П. Тогда первая инстанция снизила компенсацию с 200 до 50 тысяч рублей, а апелляция обратилась с запросом в КС и после принятия постановления КС изменила решение, увеличив размер компенсации до 100 тысяч рублей», – пояснил эксперт.

По словам руководителя практики «Интеллектуальная собственность» юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Василия Зуева, определить размер компенсации на основании двукратной стоимости товаров довольно просто, но этот способ расчета бывает крайне невыгодным для правообладателя. «Издержки, связанные с доказыванием факта нарушения и обоснованием суммы компенсации, могут быть существенными. Поэтому правообладатели предпочитают рассчитывать сумму компенсации из двукратной стоимости права использования. КС обозначил возможность судов снижать сумму компенсации по таким делам ниже минимально предела, исходя из обстоятельств дела. Обусловлено это, на мой взгляд, той проблемой, которую выявил Суд, – отсутствием в законодательстве критериев оценки сравнимых обстоятельств», – пояснил он.

Предлагаемые изменения, уверен Василий Зуев, не решают обозначенную КС проблему ни в отношении определения ответственности за незаконное использование товарных знаков, ни в части установления понятных хозяйствующим субъектам критериев оценки сопоставимости условий правомерного использования объектов интеллектуальной собственности с совершенным нарушением.

Юрист Lidings Алексей Возжаев полагает, что обновленный законопроект, призванный устранить недочеты предыдущей редакции, породил еще больше вопросов. «Так, правительство решило применить критерии снижения размера компенсации не только к ИП, как это изначально было определено в Постановлении № 40-П, но и к юридическим лицам. Данный подход вызывает вопросы, поскольку ответственность индивидуальных предпринимателей всем имуществом в данном вопросе ставит их в неравное положение с юридическими лицами. Именно это обстоятельство и послужило причиной появления указанного разъяснения Конституционного Суда», – отметил эксперт.

При этом самым дискуссионным, по его мнению, является указание «блокирующего» критерия для снижения компенсации судом – «если размер указанной компенсации многократно превышает величину причиненных правообладателю убытков». «Необходимо учитывать, что типы компенсаций из п. 4 ст. 1515 Гражданского кодекса изначально используются вместо возмещения убытков, а в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. В связи с этим возникает вопрос: кто и как должен предоставлять информацию об убытках, если соответствующими сведениями располагает только правообладатель? Очевидно, что в случае заявления нарушителем требования о снижении компенсации суд будет истребовать эту информацию у правообладателя. Каким образом это будет происходить, покажет судебная практика», – заключил Алексей Возжаев.

Рассказать: