×

О значении умысла в квалификации мошенничества

Верховный Суд дал разъяснения по квалификации многократных эпизодов мошенничества, совершенного в отношении нескольких потерпевших
Адвокаты отметили важность разъяснения для защиты, поскольку в обоснование своей позиции теперь можно будет ссылаться не на теорию уголовного права, а на разъяснительный документ высшей судебной инстанции.


Согласно материалам уголовного дела, приведенного в очередном Обзоре судебной практики ВС РФ, в период 2012–2014 гг. осужденная, злоупотребляя доверием потерпевших, убеждала их получить кредит либо добивалась передачи ей денег, обещая совершить в пользу потерпевших определенные действия. При этом она знала, что погашать кредиты и совершать данные действия не будет. Помимо этого осужденная, похитив у одного из потерпевших деньги и не желая их возвращать, организовала его похищение с целью получения выкупа. Всего ею было похищено у потерпевших денежных средств в особо крупном размере на общую сумму более 13 млн руб.

По приговору суда виновная была осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение») на 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 400 тыс. руб. и по ряду положений ст. 30 («Приготовление к преступлению и покушение на преступление»), ст. 33 («Виды соучастников преступления») и ст. 126 УК РФ («Похищение человека») на 7 лет лишения свободы. По совокупности преступлений ей было назначено 10 лет лишения свободы со штрафом в размере 400 тыс. руб.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, рассмотрев уголовное дело по апелляционной жалобе осужденной, изменила приговор в части квалификации ее действий по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Судебная коллегия указала, что по смыслу уголовного закона от совокупности преступлений следует отличать продолжаемое хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление. Как хищение в особо крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает 1 млн руб., если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в особо крупном размере.

Судебная коллегия отметила, что поскольку судом не установлен умысел осужденной, направленный на хищение денежных средств потерпевших в особо крупном размере, а размер похищенных денежных средств ни у одного из них не превышает 1 млн руб., то ее действия нельзя признать мошенничеством, совершенным в особо крупном размере. Суд указал, что в приговоре приведены фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что каждый раз у осужденной возникал умысел на совершение мошенничества в разных суммах в отношении различных потерпевших. Судом также установлено, что преступные действия, направленные на хищение чужого имущества в форме мошенничества, совершены ею разными способами: часть из них − путем обмана, часть − путем злоупотребления доверием. При таких обстоятельствах содеянное ею не может расцениваться как продолжаемое преступление, решил Суд, переквалифицировав совершенные действия с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ч. 2 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину») в отношении ряда потерпевших и на ч. 3 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере») в отношении остальных.

По совокупности преступлений осужденной окончательно назначено 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 тыс. руб.

Адвокат АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Андрей Гривцов отметил, что ВС РФ в данном случае подтвердил установленное теорией уголовного права правило квалификации деяния, исходя из направленности умысла. «Разъяснение имеет значение для практики, поскольку, на моей памяти, ранее подобных разъяснений от Верховного Суда РФ применительно к квалификации однотипных мошенничеств, совершенных в отношении нескольких потерпевших, не было, – объяснил он. – Учитывая, что Обзоры Верховного Суда РФ носят ориентирующий характер, практика отныне должна пойти исключительно по тому пути, о котором речь идет в Обзоре».

Он также обратил внимание на то, что ошибки в квалификации могут быть весьма существенными для соблюдения прав и законных интересов обвиняемых, поскольку в некоторых случаях речь может идти о том, что каждое самостоятельное деяние, например, вовсе не образует состава преступления в силу размера похищенного или является преступлением небольшой тяжести, а при сложении сумм похищенного у разных потерпевших можно получить ошибочную квалификацию деяний как одного тяжкого преступления.

«Для защиты это разъяснение значимо, поскольку в обоснование своей позиции теперь можно будет ссылаться уже не на теорию уголовного права, а на разъяснительный документ высшей судебной инстанции», – заключил эксперт.

По мнению партнера АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры» Михаила Кириенко, ВС РФ в очередной раз подчеркнул обязанность судов ответственно подходить к оценке признаков субъективной стороны составов преступлений. «Правоохранители в ряде случаев любят завышать квалификацию, вменяя общую сумму похищенного имущества в результате мошеннических действий, чем, помимо прочего, облегчают себе бремя доказывания отдельных признаков преступлений в отношении каждого отдельного эпизода, – отметил адвокат. – Суды же следуют логике правоохранительных органов, что иногда приводит к серьезным последствиям». При правильной квалификации ряда тождественных действий как самостоятельных преступлений по отдельным из них могут истечь сроки давности привлечения к уголовной ответственности или отсутствовать минимально необходимая сумма для определения преступления, объяснил он.

Он добавил, что правильная квалификация может привести к определению иного, менее строгого вида исправительного учреждения, позволит применить правила поглощения при назначении окончательного наказания. «Игнорирование данных моментов – прямой путь к неправосудному решению», – подчеркнул эксперт.


Рассказать: