×

Особенности принудительного выкупа доли в квартире

Верховный Суд разъяснил правила применения ст. 252 ГК РФ касательно выкупа доли в квартире без согласия всех собственников
Эксперты указали на отсутствие единообразия в подходах судов к решению споров между долевыми собственниками и отметили, что данное решение имеет существенное значение для правоприменительной практики, поскольку большая часть проблем, возникающих в данной области, является трудноразрешимой для собственников.

Женщина обратилась в суд с иском к своему брату о прекращении права собственности на 1/12 доли в квартире площадью 175,3 кв. м, 11/12 доли которой принадлежали ей, с выплатой ответчику стоимости принадлежащей ему доли. Она ссылалась на то, что они не могут проживать вместе из-за давних неприязненных отношений. Кроме того, она указывала, что ответчик зарегистрировался в спорной квартире, взломал входную дверь и под предлогом капитального ремонта «систематически разрушает ее».

Брат заявительницы подал встречный иск, в котором настаивал, что его доля в квартире является значительной, и просил определить порядок пользования квартирой и обязать его сестру не чинить ему препятствий в проживании.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска женщины, ссылаясь на п. 4 ст. 252 ГК РФ, при этом трактовали ее как дозволяющую принудительную компенсацию за незначительную долю в общем имуществе лишь в отношении участника общей собственности, заявившего требование о выделе своей доли. Таким образом, мужчина получил комнату большего размера, чем он имел право по документам. Часть квартиры общей площадью 77,3 кв. м была передана в совместное пользование сторон.

Женщина обратилась с кассационной жалобой в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ, которая согласилась с тем, что имеются основания для ее удовлетворения. Судом было указано на то, что суды первой и апелляционной инстанций неверно применяли нормы материального права. «Закрепляя в пункте 4 статьи 252 ГК РФ возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности», – говорится в определении ВС РФ. То есть Суд указал, что отсутствие согласия ответчика на выдел его доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Кроме того, Суд сослался на п. 36 Постановления Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которому вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае. При этом важно учитывать нуждаемость в использовании этого имущества, что, как выяснил Суд, в данной ситуации не было сделано.

Комментируя поведение брата заявительницы жалобы, ВС РФ подчеркнул, что суду надлежало дать оценку соответствия отказа ответчика от выплаты ему денежной компенсации в счет стоимости принадлежащей ему доли в общем имуществе, так как согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В конечном итоге Судебная коллегия отменила апелляционное определение и направила дело на новое апелляционное рассмотрение.
 
Изучив решение ВС РФ, адвокат КА «Адвокат» Ольга Савостьянова сообщила, что часто можно встретить судебные акты судов первой и вышестоящих инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований о признании доли незначительной и выплате компенсации с формулировкой: «принудительная компенсация за незначительную долю в общем имуществе возможна лишь в отношении участника общей собственности, заявившего требование о выделе своей доли». Она поддержала позицию Суда относительно того, что отсутствие согласия ответчика на выдел его доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований: «Эта позиция, на мой взгляд, является более обоснованной, поскольку дает более широкие возможности добросовестному собственнику защитить свои права».

Ольга Савостьянова считает, что отсутствие единообразия по этому вопросу в судебной практике связано с неясностью положений п. 4 ст. 252 ГК РФ. Кроме того, эксперт напомнила, что согласно разъяснениям подп. «а» п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 10 июня 1980 г. № 4 (в ред. от 6 февраля 2007 г.) доля подлежит выделу, когда есть возможность организовать жилое помещение, полностью изолированное от остальной части дома, – отдельный вход и независимые коммуникации, – которая также должна оставаться пригодной для проживания.

Адвокат АП Томской области Ольга Аржанникова также отметила, что споры между долевыми собственниками встречаются часто, а разрешаются сложно. Тем более в случае возникновения между сособственниками неприязненных отношений. «Особенно это актуально при небольшой площади жилого помещения, когда даже определение порядка пользования с соблюдением баланса интересов обеих сторон проблематично», – уточнила она.

Эксперт добавила, что п. 2 ст. 252 ГК РФ прямо предусматривает возможность принудительного выкупа доли участника долевой собственности остальными собственниками. Адвокат добавила, что, несмотря на это, суды редко удовлетворяют такие иски, поскольку это фактически является лишением гражданина его права на жилье, – это особенно актуально, если жилое помещение является единственным для него.

Ольга Аржанникова подчеркнула, что принятие решения по данной категории дел требует тщательного выяснения всех обстоятельств дела для соблюдения баланса прав и законных интересов всех сторон. «Данное решение имеет существенное значение для правоприменительной практики, поскольку большая часть проблем, возникающих в данной области, является трудноразрешимой для собственников – часто из-за упрямства и личных неприязненных отношений сторон. Полагаю, осознание реальной возможности удовлетворения таких исков будет являться стимулом для сторон решить вопрос мирным путем», – заключила она.

Рассказать: