×

Вебинар ФПА: Подводные камни квалификации транспортных преступлений

В ходе вебинара ФПА адвокатам рассказали о проблемах применения норм общей части УК РФ при расследовании транспортных преступлений и решениях, выработанных судебной практикой
Фото: «Адвокатская газета»
Профессор Николай Пикуров в своем выступлении напомнил, что недавно принят новый критерий отнесения транспортного средства к механическим – установленная законодательством необходимость получения специального права на его управление.

5 октября на первом в новом сезоне вебинаре ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Проблемы квалификации транспортных преступлений» выступил профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Университета прокуратуры Российской Федерации Николай Пикуров. 

Как сообщает пресс-служба ФПА, в начале своего выступления лектор обратил внимание на основную сложность при квалификации транспортных преступлений. По его словам, она заключается в том, что нарушение Правил дорожного движения необходимо соединить с признаками состава преступления. 

Николай Пикуров рассказал об особенностях определения объективной стороны – предмета преступления и причинно-следственной связи. Говоря о предмете преступления, к которому относятся автомобиль, трамвай и иное механическое транспортное средство, он сообщил, что не так давно принят новый критерий отнесения транспортного средства к механическим – установленная законодательством необходимость получения специального права на управление. Таким образом, законодатель помог разрешить многие спорные ситуации, обозначив формальные признаки преступления.  

Спикер отметил, что нередко в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого и приговорах содержится только перечень всех допущенных водителями нарушений, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями, что приводит к неточной формулировке вины водителя. В связи с этим в Постановлении Пленума ВС РФ от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» отмечено, что в приговоре судам следует прописывать, нарушение каких пунктов ПДД или правил эксплуатации транспортных средств повлекло наступление последствий, указанных в ст. 264 УК РФ, и в чем конкретно выразилось это нарушение. 

Во второй части выступления Николай Пикуров информировал о проблеме определения субъекта уголовной ответственности в транспортных преступлениях и привел наиболее сложные примеры из судебной практики.  

Так, не подлежит привлечению к уголовной ответственности по ст. 264 УК РФ пассажир, который по просьбе вышедшего из машины водителя повернул ключ зажигания для прогрева машины, однако вследствие того, что рычаг переключателя скоростей не находился на нейтральном положении, машина резко двинулась назад и задавила водителя. При обучении вождению субъектом преступления может быть лицо, обучающее вождению на учебном транспортном средстве с двойным управлением, однако присутствие инструктора не исключает привлечения к уголовной ответственности ученика, если в результате грубого нарушения им правил дорожного движения причинен тяжкий вред здоровью или произошла гибель человека. При транспортировке автомобиля в случае нарушения правил одним или обоими водителями, повлекшем последствия, указанные в ст. 264 УК РФ, ответственность несет лицо, виновное в нарушении. Установление вины в данном случае зависит от выяснения возможностей каждого из водителей соблюдать тот пункт Правил дорожного движения, который был нарушен. 

В третьей части выступления эксперт коснулся проблемы разграничения составов дорожно-транспортных преступлений и преступлений, связанных с использованием транспортных средств в сфере бытовых и хозяйственных работ, при одновременном нарушении ПДД и правил производств таких работ. Он пояснил, что Постановление № 25 в предыдущей редакции рекомендовало квалифицировать по ст. 264 УК РФ только те нарушения правил, которые совершены на дороге. Нынешняя редакция документа исключила данное положение. 

Читайте также
КС указал на пробел в УК, который препятствует признанию покинувшего место ДТП водителя пьяным
Конституционный Суд отметил, что такие лица ставятся в преимущественное положение по сравнению с теми, кто остался на месте происшествия
25 Апреля 2018 Новости

Завершая лекцию, Николай Пикуров изложил позицию Конституционного Суда РФ, высказанную в Постановлении от 25 апреля 2018 г. № 17-П, о котором ранее писала «АГ». Напомним, КС призналнорму п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ неконституционной, а законодателю было предложено или изменить ее в течение года, или признать утратившей силу. Дело было рассмотрено в связи с запросом Ивановского областного суда, который возник в связи с указанием в данном примечании на то, что под состоянием опьянения следует понимать как зафиксированное медицинским исследованием, так и отказ от прохождения освидетельствования.   

Таким образом, пояснил лектор, установлена презумпция опьянения. Однако, когда это является отягчающим обстоятельством в ст. 264 УК РФ, возникает вопрос, обусловило ли состояние опьянения вместе с нарушением других правил причинение вреда. КС РФ не нашел в примечании нарушения конституционных принципов, при этом указал, что если водитель совершил нарушение ПДД, повлекшее причинение вреда здоровью или гибель человека, а затем уклоняется от прохождения освидетельствования, то речь идет о постпреступном поведении и законодатель вправе усиливать ответственность за негативное постпреступное поведение. Николай Пикуров обратил внимание, что, таким образом, постпреступное поведение впервые признано отягчающим обстоятельством. 

Рассказать:
Яндекс.Метрика