×

Предлагается ввести судебный контроль цензуры переписки заключенных в СИЗО

Предполагается, что судебный порядок принятия решения о необходимости цензуры лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело, исключит «неправовую заинтересованность»
Один из адвокатов оценил законопроект отрицательно. По его мнению, поправку необходимо дополнить указанием на конкретные нормы УК, по которым цензура может иметь место. Другой убежден, что проект в представленной редакции на практике работать не будет. Также он высказал предложение об уточнении положений, касающихся переписки адвокатов с подзащитными. В ФПА полагают, что установление дополнительного контрольного механизма цензурирования переписки является важной вехой в обеспечении прав лиц, заключенных под стражу, однако отмечают, что неясным остается вопрос, обязательно ли участие защитника при рассмотрении ходатайства должностного лица о цензурировании переписки заключенного, и если нет, предлагаемая новелла может стать очередной декларативной нормой, буква которой явно не соответствует духу принимаемого закона.

9 июня в Госдуму внесен проект поправки в Закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (законопроект № 1190520-7), предусматривающий введение судебного контроля цензуры переписки заключенных в СИЗО.

В пояснительной записке отмечается, что действующий порядок наделяет правом и обязанностью цензуры два вида субъектов – администрацию места содержания под стражей и лицо (орган), в производстве которого находится уголовное дело. При этом последний осуществляет цензуру только «в случае необходимости». В то же время в Законе не раскрывается, что понимается под такой необходимостью, в какой момент и на каких основаниях она возникает, а также кто принимает решение о том, что она возникла.

«Правовая неопределенность указанной нормы приводит к тому, что цензура переписки со стороны органов предварительного расследования, как показывает реальная правоприменительная (в том числе адвокатская) практика, используется тогда, когда на подозреваемого или обвиняемого в целях получения признательных показаний необходимо оказать “давление”, затруднить его общение с родственниками и другими близкими лицами, со своим защитником, а также спровоцировать его на использование запрещенных средств мобильной связи и иных вещей и предметов, позволяющих использовать возможности связи, в том числе сети “Интернет”», – указано в документе.

Авторы проекта также обратили внимание, что в ряде ситуаций цензуру действительно необходимо осуществлять через лицо (орган), в производстве которого находится дело, – например если подозреваемый или обвиняемый находится в родственной, дружеской или приятельской связи с сотрудниками администрации СИЗО. Но для «объективного и всестороннего анализа ситуации о наличии необходимости осуществления цензуры переписки подозреваемого или обвиняемого не администрацией места содержания под стражей» необходим судебный порядок принятия решения о необходимости цензуры, чтобы исключить неправовую заинтересованность этих лиц.

Таким образом, в ч. 2 ст. 20 Закона о содержании под стражей предлагается указать, что цензура осуществляется администрацией места содержания под стражей, а в случае необходимости – лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело, на основании решения суда, вынесенного по ходатайству дознавателя, возбужденному с согласия прокурора, или по ходатайству следователя, возбужденному с согласия руководителя следственного органа.

Принятие законопроекта, по мнению его авторов, позволит создать действенный и объективный механизм принятия решения о необходимости осуществления цензуры переписки подозреваемых или обвиняемых лицом или органом, в производстве которых находится дело, всесторонне оценить такую необходимость и исключить случаи необоснованного принятия решения о цензуре.

Адвокат АП Калужской области Александр Редькин убежден, что проект в представленной редакции на практике работать не будет. «Во-первых, сотрудники следственных изоляторов и прочих мест содержания под стражей в любом случае будут читать переписку лиц, которые там содержатся, и доказать обратное практически невозможно. Во-вторых, цензура переписки осужденных была введена не просто так – эти лица были осуждены за совершение преступлений: тяжких, особо тяжких и т.д., это особый криминальный мир, который правоохранительные органы обязаны контролировать, в том числе чтобы предупреждать и выявлять новые преступления. На мой взгляд, принятие данной поправки не только осложнит работу сотрудникам правоохранительных органов, поскольку им придется всякий раз бежать в суд, чтобы получить соответствующее разрешение на контроль переписки, но и негативно скажется на требованиях к безопасности в целом», – пояснил он в комментарии «АГ».

Читайте также
ФПА подготовила законопроект о конфиденциальности общения защитников с доверителями в местах содержания под стражей
Согласно поправкам, конфиденциальность переписки или передачи документов в ходе свидания адвоката с его подзащитным может быть ограничена исключительно судом
05 Апреля 2018 Новости

Александр Редькин добавил, что не усмотрел в проекте положений, касающихся деятельности адвокатов. «Мы в принципе защищены адвокатской тайной, как и защищены ею наши подзащитные, однако на практике встречаются случаи, когда и нашу переписку с подзащитными периодически вскрывают и цензурируют, что, безусловно, противоречит закону, поэтому, если в Закон о содержании подозреваемых (обвиняемых) под стражей будет внесено более четкое уточнение в этой части, я всецело “за”», – подытожил адвокат.

Адвокат АП г. Москвы Вадим Кудрявцев оценил проект поправок категорически отрицательно: «Эта инициатива с учетом российских реалий может предоставить следователям дополнительные механизмы влияния на подследственных. Особенно это опасно, когда обвиняемыми и подозреваемыми являются предприниматели».

По мнению адвоката, поправку необходимо дополнить указанием на конкретные статьи УК РФ, по которым цензура может иметь место, – например по делам о терроризме, а также делам, связанным с организованными преступными группами, где есть реальные угрозы для общества. «Для чего следователю по делу о краже проверять почту обвиняемых, я как адвокат не понимаю. У следователей есть все механизмы профессионально расследовать дела без всякой цензуры. Переписка, которую ведут осужденные и обвиняемые через Интернет, и так открыта, поэтому цензурировать там нечего», – заключил Вадим Кудрявцев.

Советник Федеральной палаты адвокатов, ответственный секретарь Комиссии ФПА по этике и стандартам, адвокат Глеб Шумилов отметил, что установление дополнительного контрольного механизма для цензурирования переписки подозреваемых (обвиняемых) в виде судебного решения, безусловно, является важной вехой в обеспечении прав лиц, заключенных под стражу. «Предлагаемая новелла ограничивает дискрецию правоприменителя, в производстве у которого находится уголовное дело, по осуществлению цензуры, и представляется, что в случае принятия указанного закона и вступления его в силу следователю или дознавателю необходимо будет перед судом обосновывать установление цензуры переписки конкретного заключенного, чего не было по сей день», – пояснил он.

Однако, добавил Глеб Шумилов, учитывая обвинительный уклон суда, может сложиться ситуация, схожая с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу или продлением указанной меры, когда суд подчас копирует постановление следователя (дознавателя) о возбуждении перед судом ходатайства об избрании или продлении стражи. «Неясным остается вопрос, обязательно ли участие защитника при рассмотрении ходатайства должностного лица о цензурировании переписки заключенного. В данной редакции проекта видится, что такое участие необязательно, в ином случае необходимо вносить дополнительные изменения в соответствующее законодательство. Если же участие защитника необязательно, предлагаемая новелла может стать очередной декларативной нормой, буква которой явно не соответствует духу принимаемого закона», – резюмировал советник ФПА.

Рассказать:
Яндекс.Метрика