×

Предпринимателей – фигурантов уголовных дел защитят от приостановления деятельности их фирм

Минюст разрабатывает законопроект, направленный на дополнительную защиту прав лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности
Фото: «Новая адвокатская газета»
Эксперты неоднозначно оценили инициативу. Один из них указал, что необходимость дополнительного регулирования соответствующих отношений назрела давно, так как в правоприменительной практике зачастую коммерческие споры разрешаются путем привлечения правоохранительных органов и инициирования в отношении бизнес-оппонента уголовного преследования. Второй отметил, что «косметическими» правками УПК РФ сложившуюся практику изменить не получится. Третий пояснил, что нормы нуждаются в доработках, иначе нововведения вряд ли сильно что-то изменят.

Минюст России приступил к разработке законопроекта о внесении изменений в ст. 164 и 177 Уголовно-процессуального кодекса РФ, направленных на совершенствование правового регулирования уголовного судопроизводства в отношении лиц, подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, а также на обеспечение гарантий их прав при изъятии предметов и электронных носителей информации в ходе процессуальных действий. Поправки разрабатываются во исполнение поручения Президента РФ.

Как указывают авторы, проектом закона предлагается обязать органы, осуществляющие предварительное расследование, при производстве следственных действий в отношении субъектов предпринимательской деятельности не допускать применения мер, приводящих к приостановлению законной деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, включая необоснованное изъятие электронных носителей информации. Таким образом, документ введет ограничения для изъятия и выемки электронных носителей информации в процессе осмотра.

Управляющий партнер АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда положительно отнесся к тому, что законодатель не оставляет попыток минимизировать негативные последствия, возникающие у бизнеса в процессе применения мер уголовного характера к его топ-менеджерам или учредителям. По его мнению, сам законопроект, целью которого является снижение административного давления на бизнес, появился очень кстати, так как нередко в ходе оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий представители силовых структур изымают в компании все, что плохо лежит, при этом не важно, имеют изымаемые документы или информация на электронных носителях какое-либо значение для дела или нет.

Александр Забейда указал, что всегда есть шанс, что, покопавшись в документах, можно найти информацию «на перспективу». «Мотивы следователей понять можно. Проще изъять все, а потом уже разбираться. Смущает в справке к законопроекту формулировка “обязать органы... не допускать применения мер, приводящих к приостановлению законной деятельности”, которая звучит крайне размыто и по своей сути оставляет на усмотрение следователя или оперативника возможность на собственный глаз определять, какие меры могут повлечь такие последствия, а какие – нет», – отметил эксперт. Он также выразил надежду, что в процессе работы над законопроектом указанная норма будет предельно конкретизирована. В противном случае, по его мнению, это нововведение вряд ли сильно что-то изменит.

Адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Никита Тарасов отметил, что необходимость дополнительного регулирования соответствующих отношений назрела давно. «Это связано с тем, что, к сожалению, в правоприменительной практике до сих пор встречаются случаи разрешения коммерческих споров путем привлечения правоохранительных органов и инициирования в отношении бизнес-оппонента уголовного преследования», – поясняет адвокат.

Эксперт указывает, что в таких случаях изъятие в ходе проведения следственного действия электронных носителей, содержащих важную для ведения бизнеса информацию, зачастую приводит к полному параличу хозяйственной деятельности предприятия. «При этом некоторые находчивые сотрудники следственных органов нередко ссылаются в качестве повода для изъятия доказательств не на проведение ими обыска в порядке ст. 182 УПК РФ (требующего вынесения постановления следователя и перечисления изыскиваемых предметов и документов), а якобы на проведение им осмотра места происшествия в порядке ст. 172 УПК РФ, который возможен и до возбуждения уголовного дела», – отмечает Никита Тарасов.

Адвокат пояснил, что было бы справедливым внести в ст. 177 УПК РФ положения, аналогичные ч. 9.1 ст. 182 УПК РФ, о возможности копирования информации с электронных носителей и передачи ее заинтересованному лицу. «Это не принесло бы ущерба расследованию уголовного дела (или проведению доследственной проверки) и не причинило бы ущерба хозяйственной деятельности осматриваемого предприятия.

В таком случае после проведения осмотра места происшествия, сопровождавшегося изъятием у предпринимателей электронных носителей информации, баланс частных и публичных интересов был бы соблюден», – заключил Никита Тарасов.

Управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров указал, что в настоящее время стандартной является ситуация, когда во время обыска в помещениях компании правоохранители изымают компьютеры, ноутбуки, жесткие диски с базами данных. Это довольно часто существенно мешает или приводит к невозможности нормального функционирования бизнеса, отмечает эксперт. Впрочем, по его словам, само по себе изъятие электронных носителей не является основной причиной парализации деятельности компании. «Гораздо чаще таким обстоятельством является паника в бухгалтерии, отказ контрагентов от сотрудничества с компанией или их переход в режим ожидания для понимания, справится ли компания со своими проблемами или погибнет», – сообщает Сергей Егоров.

Эксперт полагает, что предлагаемые Минюстом нововведения существенным образом рассматриваемую проблему не изменят. «Во-первых, от следователей сложно требовать соразмерности своих действий таким образом, чтобы они не приводили к остановке деятельности компании. Следователи не являются предпринимателями, и данная соразмерность должна доводиться до них либо в виде прямых императивных норм, исключающих толкование, либо не доводиться совсем. Во-вторых, следователи и суды на практике уже давно научились обходить “предпринимательские” статьи, квалифицируя при необходимости действия субъектов по другим, “не предпринимательским” статьям, на которые законопроект, как мы понимаем, не распространяется», – указал Сергей Егоров.

Также он добавил, что «косметическими» правками УПК РФ изменить сложившуюся практику не получится. По мнению эксперта, требуются существенный пересмотр и коррекция уголовно-процессуальным норм, в частности, введение сокращенных сроков признания изъятых электронных носителей информации вещественными доказательствами и немедленный возврат владельцу тех носителей, которые доказательственного значения не имеют.

Стоит отметить, ранее «АГ» писала о том, что ФПА поддержала идеи Владимира Путина по изменению в УПК РФ порядка заключения и содержания под стражей предпринимателей и подготовила ряд предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства. Тогда Президент РФ заявлял, что считает абсолютно обоснованным освобождать из-под стражи предпринимателей при отсутствии активных действий по ведению следствия, он потребовал запретить следственным органам изымать серверы и жесткие диски при проведении следственных мероприятий на предприятиях, поскольку это приводит к приостановлению их деятельности.

В частности, предлагалось внести ряд изменений в нормы, касающиеся проведения следственных мероприятий, введя прямой запрет на изъятие электронных носителей информации в ходе следственных действий по месту ведения предпринимательской деятельности, а также по месту нахождения коммерческой организации, ее органа управления, филиала или представительства. При этом также предлагалось ввести норму, согласно которой в случае необходимости содержащаяся на серверах и жестких дисках информация подлежит копированию лицом, проводящим осмотр, обыск или выемку, с последующим приобщением к материалам уголовного дела.

Кроме того, «АГ» писала, что 3 октября 2017 г. Верховный Суд предложил изменить процессуальные нормы о порядке заключения под стражу предпринимателей, о сроках содержания под стражей и о порядке их продления. Проект был разработан во исполнение поручений Президента РФ от 15 августа 2017 г. № Пр-1611, в соответствии с которыми необходимо внести изменения в законодательство в целях исключения фактов продления срока содержания под стражей лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, в случае если по уголовному делу не производятся активные следственные действия.

Рассказать коллегам: