×

Продление заключения под стражу должно быть подтверждено фактическими обстоятельствами

Депутаты одобрили в первом чтении законопроект об изменениях в ст. 109 УПК РФ, уточняющих сроки содержания обвиняемых под стражей
Фото: «Адвокатская газета»
Ранее эксперты «АГ» выразили неоднозначное отношение к законопроекту. По мнению одного из них, поправки позитивно скажутся на следственной и судебной практике. Остальные эксперты полагают, что законопроект не несет ничего нового для правоприменения.

9 октября Госдума рассмотрела в первом чтении проект федерального закона № 508713-7 о внесении изменений в ст. 109 УПК РФ «Сроки содержания под стражей», подготовленный МВД России.

В частности, в ч. 8 ст. 109 УПК предлагается внести изменения, предусматривающие следователю в ходатайстве о продлении срока содержания под стражей указывать конкретные, фактические обстоятельства, подтверждающие необходимость дальнейшего применения данной меры пресечения (абз. 1). Кроме того, предлагается законодательно закрепить положение, согласно которому в постановлении суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей указывается конкретная дата, до которой продлевается такой срок, при этом продление допускается каждый раз не более чем на 3 месяца (п. 1).

Как ранее писала «АГ», законопроект был внесен в Думу 11 июля и направлен на устранение правовой неурегулированности возможности неоднократного продления срока содержания обвиняемого под стражей в период ознакомления с материалами уголовного дела. 

Читайте также
В Думу внесен законопроект об уточнении сроков содержания под стражей
Как заявлено, поправки направлены на устранение правовой неурегулированности возможности неоднократного продления стражи в период ознакомления с материалами уголовного дела
12 Июля 2018 Новости

Поводом для подготовки поправок стали постановления ЕСПЧ по ряду дел против России, в которых Суд указал, что нормы УПК РФ, определяющие содержание обвиняемых под стражей в период ознакомления с материалами уголовного дела, не соответствуют Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку допускают неоднозначное толкование на практике вопроса о возможности неоднократного продления срока содержания под стражей свыше предельного. Кроме того, неоднократное продление сроков только со ссылкой на необходимость ознакомления обвиняемого с материалами  уголовного дела противоречит конституционному требованию о недопустимости избыточного или неограниченного по продолжительности содержания под стражей. 

Как следует из пояснительной записки, предлагаемый подход к продлению срока содержания обвиняемого под стражей согласуется с позицией КС РФ о необходимости не реже чем через 3 месяца возвращаться к рассмотрению вопроса о наличии оснований для дальнейшего содержания подсудимого под стражей с целью контроля законности и обоснованности применения данной меры, а также ее отмены, если необходимость в ней не будет доказана. Также отмечается, что установление предельного срока содержания под стражей каждый раз не более чем на 3 месяца не исключает возможности изменения данной меры пресечения на более мягкую либо продления судом содержания под стражей на более короткий, нежели 3 месяца, срок. 

Кроме того, в проекте учтены случаи, когда в рамках уголовного дела к ответственности привлекается и содержится под стражей значительное количество обвиняемых, которым для ознакомления предъявляются десятки (сотни) томов уголовного дела. В этой связи, отмечают авторы проекта, продолжительность выполнения требований ст. 217 УПК (ознакомление с материалами дела после окончания следственных действий) в среднем составляет 7–10 месяцев. Установление предельного срока продления соответствующей меры пресечения в период ознакомления обвиняемого с материалами дела менее 3 месяцев (например, 30 суток), как считают авторы проекта, увеличит нагрузку на суды и потребует дополнительных расходов. 

Мнения экспертов «АГ» тогда разделились. Адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых отметил, что поправки, по его мнению, позитивно повлияют на следственную и судебную практику в вопросах продления срока содержания обвиняемых под стражей на досудебной стадии производства по уголовному делу. «Данные изменения в ст. 109 УПК РФ предлагают следствию и судам более внимательно относиться к исполнению давно известного требования ВС РФ о надлежащем мотивировании продления срока содержания под стражей, – пояснял эксперт, – теперь это требование, вероятно, приобретет силу закона».  

Партнер АБ «ЗКС», адвокат Кирилл Махов выразил иную позицию, полагая, что поправки не изменят процедуру продления сроков содержания под обвиняемых стражей, в том числе в случае выполнения требований ст. 217 УПК РФ. В отношении дополнения ч. 8 ст. 109 УПК предложением об указании конкретных, фактических обстоятельств, подтверждающих необходимость дальнейшего применения данной меры пресечения, эксперт отметил, что на практике такими обстоятельствами, как и ранее, могут служить предположения следствия, что обвиняемый с учетом тяжести предъявленного ему обвинения, с целью избежать наказания может скрыться от следствия и суда, оказать воздействие на свидетелей либо иным образом воспрепятствовать производству по делу, поскольку судебное следствие еще не началось. «В качестве обоснования, как и до настоящего момента, могут быть представлены справки оперативных служб, якобы подтверждающие данные сведения, а фактически в которых будут содержаться аналогичные предположения», – пояснил Кирилл Махов. 

Адвокат добавил, что предложение изменить статью в части необходимости «указать дату, до которой продлевается срок содержания под стражей», равно как и возможность продления срока содержания под стражей в соответствии с ч. 7 ст. 109 УПК РФ каждый раз не более чем на 3 месяца, – также не окажет влияния на практику. «В настоящее время судом и так указывается дата, до которой продлен срок содержания под стражей, и он не продлевается свыше 3 месяцев. Если этого срока недостаточно, следствие снова обращается в суд с соответствующим ходатайством, и он в преобладающем большинстве случаев продлевает этот срок», – указывал эксперт. 

Адвокат Евгений Москаленко при этом добавил, что законодатель, вероятно, упустил из виду, что ч. 7 и 8 ст. 109 УПК РФ уже посвящены конкретному фактическому обстоятельству – продлению стражи по причине неознакомления с материалами дела. В отношении предельного срока содержания под стражей при ознакомлении с материалами дела он отметил, что действующая формулировка позволяет суду установить один раз пресекательный срок ознакомления, исходя из особенностей дела: количества томов, характера следственных действий и особенностей обвиняемого.  

«С введением ограничения срока потребуются возбуждение нового процесса, вывоз уголовного дела и обвиняемых в суд. Смешно, но в пояснительной записке авторы законопроекта обосновывают необходимость изменений сокращением такого рода административных и материальных издержек», – резюмировал Евгений Москаленко. 

Рассказать: