×

Споры об административной преюдиции

Конституционный Суд РФ выслушал стороны по делу активиста Дадина
Заявитель настаивает на том, что ст. 212.1 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за неоднократные нарушения порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации или шествия, не соответствует Конституции РФ, так как нарушает право на свободу мирных собраний и право не быть повторно осужденным за одно и то же деяние.


После того как судья-докладчик зачитал жалобу Ильдара Дадина, выступили его адвокаты.

Так, Ксения Костромина обратила внимание суда на то, что применение в отношении заявителя указанной статьи нарушает его конституционное право не быть наказанным дважды за одно и то же деяние. Она считает неверным положение, в соответствии с которым правонарушения, отнесенные законодателем именно в раздел административных, переходят в разряд уголовных преступлений только из-за принципа неоднократности.

По ее словам, эта позиция была разделена Генеральной прокуратурой РФ, «которая не поддерживает идею составов преступления с уголовной преюдицией, поскольку основное отличие преступлений от правонарушений заключается в том, что они обладают общественной опасностью, которая является основанием для криминализации деяния. Неоднократность совершения правонарушений нельзя рассматривать как обстоятельство, повышающее степень опасности до уровня преступлений».

Также выступающий на стороне заявителя адвокат Сергей Голубок привел в пример постановление ЕСПЧ, в котором подчеркивалось, что свобода участия в мирном собрании имеет такое важное значение, что лицо не может быть подвергнуто санкции, даже из числа наиболее мягких, за участие в демонстрации, которая не была запрещена, если это лицо не совершило каких-либо порицаемых действий в этой связи. «То есть за сам факт участия в демонстрации», – пояснил адвокат и добавил, что «несогласованное мероприятие» не означает «запрещенное публичное мероприятие» с точки зрения нормативного урегулирования этого вопроса. По его мнению, привлечение граждан к ответственности, особенно уголовной, за реализацию конституционного права на свободу мирных собраний если и возможно, то только тогда, когда граждане ведут себя деструктивно, агрессивно и нарушают общественную безопасность. В данном деле, считает Сергей Голубок, статья устанавливает уголовную ответственность только лишь за несоблюдение установленного порядка согласования публичных мероприятий, который сам по себе направлен на то, чтобы реализовывать конституционные права граждан.

Адвокат Алексей Липцер добавил, что недопустимо использование в качестве доказательств по уголовному делу материалов дел об административных правонарушениях в отношении лица, привлекаемого к уголовной ответственности, полученных без участия защитника. При этом ответить на вопрос Полномочного представителя Совета Федерации Андрея Клишаса, что мешало заявителю пользоваться услугами адвоката по тем административным делам, по которым он привлекался, Алексей Липцер не смог. Кроме того, Полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов указал оппонентам, что допустимость доказательств регламентируется не УК РФ, а УПК РФ.

Выступающие далее официальные представители органов государственной власти не увидели признаков несоответствия названной статьи УК РФ Конституции РФ. Так, по словам Полномочного представителя Госдумы Татьяны Касаевой, заявитель поставил под сомнение институт административной преюдиции, существование которой в уголовном праве обусловлено общностью правовой природы административной и уголовной ответственности, а именно публичным и штрафным характером данных видов ответственности. Она подчеркнула, что правонарушение, как и преступление, обладает общественной опасностью. Очевидно, что неоднократно совершенные административные правонарушения лицом, ранее привлекавшимся к подобной ответственности, свидетельствуют о недостижении цели административного наказания, в связи с чем возникает необходимость применения норм уголовного права, считает Татьяна Касаева.

Полномочный представитель Совета Федерации Андрей Клишас указал на то, что законодатель принимает все меры, которые направлены на защиту общественного порядка и безопасности участников публичных мероприятий, что обеспечивает полноценную реализацию права на мирные собрания и шествия. В этой связи в ст. 212.1 УК РФ заложена административная преюдиция, то есть именно в том случае, когда запрещенное деяние совершается неоднократно, оно приобретает повышенную степень общественной опасности, пояснил Андрей Клишас.

Полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов уточнил, что общественная опасность деяний, совершенных неоднократно, достигает степени преступления в силу систематического, умышленного игнорирования лицом требований законодательства о порядке проведения собраний и митингов. По его словам, трактовка принципа on bis in idem (никто не должен дважды нести наказание за одно преступление), как наказуемость дважды за одинаковые нарушения, практически означает невозможность применения института административной преюдиции. Следуя этой логике, из уголовного права должен быть полностью устранен институт рецидива, заключил Михаил Кротов. В ст. 212.1 УК РФ речь идет о привлечении к ответственности за впервые совершенное преступление, так как ранее лицо привлекалось за административное нарушение, лишенное той степени общественной опасности, которая характерна для преступления. Объективная сторона преступления с административной преюдицией не включает ранее совершенные предкриминальные деяния, а лишь дублирует их. Таким образом, к уголовной ответственности по указанной статье лицо привлекается в связи с вновь совершенным правонарушением, а сам факт повторности наказания за один и тот же поступок отсутствует, считает эксперт.

По словам Полномочного представителя Правительства РФ Михаила Барщевского, тот факт, что ему не нравится рассматриваемая норма УК РФ, не делает ее неконституционной. При этом он подчеркнул, что определенные логические нестыковки в норме есть.

Полномочный представитель Генеральной прокуратуры РФ Татьяна Васильева в своем выступлении заметила, что дискуссии о введении в УК РФ составов преступлений с административной преюдицией ведутся давно. В 2014 г. Генеральная прокуратура РФ была против подобных нововведений, однако законодатель стал активно их внедрять. Также, по ее словам, санкция рассматриваемой статьи содержит альтернативные виды наказания, что позволяет суду учесть конкретные обстоятельства дела. Так, всего по этой статье возбуждено четыре уголовных дела, но приговор вынесен только по делу Дадина.

Представитель Министерства юстиции РФ Мария Мельникова заявила, что оспариваемая статья «требует совершенствования». «Примечание к статье допускает неопределенность толкования. Использованные в нем формулировки «ранее», «в течение» не позволяют однозначно оценить, когда может наступить уголовная ответственность», – отметила Мельникова. Однако она подчеркнула, что в целом ст. 212.1 УК РФ соответствует Конституции РФ.

В своем заключительном слове сторона заявителя сообщила, что общественная опасность деяния не определена. «Все эфемерные рассуждения о ней, представленные в суде, не имеют ничего общего с конкретным делом Дадина», – подчеркнула Ксения Костромина и напомнила, что наличие общественной опасности, причиненной деянием, в диспозиции ст. 212.1 УК РФ не прописано. «Какую общественную опасность представляли одиночные пикеты активиста?» – спросила адвокат. Также по делу нет ни одного потерпевшего, следовательно, нельзя вести речь об общественной опасности, резюмировала она.

Решение Конституционного Суда РФ по делу ожидается в ближайшее время.


Рассказать: