×

Суд в очередной раз отказал в удовлетворении жалобы на объявление адвоката Игоря Третьякова в розыск

Вопреки указанию Мосгорсуда, районный суд посчитал, что вынесение следователем в один и тот же день постановлений о привлечении адвоката в качестве обвиняемого заочно, избрании ему меры пресечения в виде подписки о невыезде и об объявлении его в розыск – не нарушает уголовно-процессуальное законодательство
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» Станислав Шостак, защищающий Игоря Третьякова, отметил, что разочарован постановлением Бабушкинского районного суда г. Москвы, поскольку суд формально подошел к рассмотрению вопроса и фактически не стал устанавливать то, был ли Игорь Третьяков надлежащим образом извещен о возбуждении в его отношении уголовного дела.

2 марта Бабушкинский районный суд г. Москвы вынес постановление, которым в очередной раз отказал в удовлетворении жалобы на действия следователя об объявлении председателя АК «Третьяков и партнеры» Игоря Третьякова в федеральный розыск.

Возбуждение уголовного дела и обжалование объявления Третьякова в розыск в Бабушкинском районном суде г. Москвы

Как ранее сообщалось, НПО им. С.А. Лавочкина заключило с Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг. По ним адвокат получил более 332 млн руб. Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

Уголовное дело, как писала «АГ», было возбуждено ГСУ СК по Московской области 20 июля 2018 г. в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК. 25 июля Игорю Третьякову заочно предъявили обвинение в совершении преступления, в этот же день следователь Андрей Бехтин избрал адвокату меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Тогда же он вынес постановление об объявлении Третьякова в федеральный розыск.

29 июля 2018 г. адвокат был задержан. 31 июля 2018 г. в Бабушкинский районный суд г. Москвы поступило ходатайство следователя об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. В ходатайстве сообщалось, что адвокат обвиняется в совершении тяжкого группового преступления, за которое действующее законодательство устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет, при этом ущерб причинен РФ в особо крупном размере. Кроме того, не все лица, причастные к совершению преступления, установлены, а сам Третьяков находился в федеральном розыске. Бабушкинский районный суд избрал адвокату меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 20 суток. В последующем этот срок неоднократно продлевался.

Адвокат АП г. Москвы Станислав Шостак, защищающий Игоря Третьякова, 10 августа 2018 г. подал жалобу в порядке ст. 125 УПК на действия следователя по объявлению его доверителя в розыск и вынесение соответствующего постановления, однако по существу она была рассмотрена лишь 31 мая 2019 г.

Читайте также
В ходе обыска в АК «Третьяков и партнеры» были нарушены права адвокатов и их доверителей
Суд позволил изымать, помимо конкретных договоров, «иные документы», что стало причиной нарушения адвокатской тайны
30 Июля 2018 Новости

Защитник указал, что Игорь Третьяков не был уведомлен о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело: об этом он узнал только 25 июля 2018 г., когда сотрудник АК «Третьяков и партнеры» позвонил ему и сообщил о производстве обыска. Ему также не предъявлялось обвинение – никакой повестки Третьякову не направлялось, о вынесении постановления о привлечении его в качестве обвиняемого адвокату ничего не было известно. «К тому же у следователя было три дня на предъявление постановления, а значит, никаких правовых оснований заочно объявлять в розыск не было», – подчеркнул Станислав Шостак.

В жалобе отмечалось, что Игорем Третьяковым не была нарушена подписка о невыезде и надлежащем поведении, поскольку о ней он узнал только 29 июля, когда был задержан в аэропорту г. Москвы. Следовательно, она не могла быть у него отобрана. Указывал Станислав Шостак и на то, что был нарушен порядок объявления в федеральный розыск. Так, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, если обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено, предварительное следствие приостанавливается, а органам дознания поручается его розыск. При этом выносится соответствующее постановление (ст. 210 УПК). Прежде чем объявить обвиняемого в розыск, следователь должен собрать доказательства, подтверждающие, что лицо скрывается или его местонахождение неизвестно, а также произвести местный розыск (то есть направить запросы в различные учреждения, опросить знакомых и соседей и т.д.).

Адвокат также указал, что разыскное дело на Игоря Третьякова не заводилось, а уголовное не выделялось в отдельное производство и не приостанавливалось. В связи с этим Станислав Шостак попросил суд признать действия следователя незаконными и отменить соответствующее постановление.

31 мая 2019 г. Бабушкинский районный суд посчитал, что следователь вынес постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в соответствии с нормами УПК, а мера не применялась к Игорю Третьякову ввиду того, что место его нахождения установлено не было. Суд заметил, что действия следователя об объявлении адвоката в розыск обусловлены не личными интересами, а интересами органов предварительного следствия, задачами уголовного судопроизводства и предприняты в целях исключения факта возможного сокрытия подозреваемого за пределами РФ. Кроме того, первая инстанция сочла, что уже 26 июля 2018 г. адвокат располагал данными об объявлении его в розыск, однако мер к явке в правоохранительные органы не принял, о своем месте нахождения не сообщил.

При этом суд обратил внимание на то, что следствие не смогло предоставить доказательства отправки корреспонденции в адрес стороны защиты по рассматриваемым вопросам, а также уведомления о вручении стороне защиты документов. Вместе с тем суд посчитал, что данные обстоятельства не могут служить основанием для удовлетворения жалобы, поскольку в судебном заседании все уведомления и иные процессуальные документы стороне защиты были вручены.

Апелляционное и кассационное обжалование

Станислав Шостак подал апелляционную жалобу в Московский городской суд, в которой помимо прочего указал, что следователем не представлено доказательств о направлении Игорю Третьякову документов, подтверждающих фактическую отправку корреспонденции. Напротив, он сообщил, что ГСУ СК РФ по МО, в том числе в июле 2018 г., не имело возможности отправки корреспонденции из-за отсутствия бюджетных средств на это и почтовых марок.

Адвокат попросил Мосгорсуд изменить решение первой инстанции, признав действия следователя незаконными и отменив его постановление об объявлении Третьякова в розыск. Однако 29 августа 2019 г. апелляция оставила решение в силе.

Адвокат направил аналогичную жалобу во Второй кассационный суд общей юрисдикции, который 16 декабря 2019 г. вынес кассационное определение, указав, что заместитель прокурора г. Москвы Михаил Можаев в кассационном представлении также попросил отменить решение Мосгорсуда, поскольку в нарушение требования ч. 2 ст. 389.11 УПК извещение о назначении судебного заседания в апелляции Игорю Третьякову было вручено за день до него.

Читайте также
Мосгорсуд вернул на новое рассмотрение вопрос о законности объявления адвоката Игоря Третьякова в розыск
При этом он рассмотрел апелляционную жалобу по существу только после отмены ранее вынесенных судебных актов Вторым кассационным судом общей юрисдикции
30 Января 2020 Новости

Второй кассационный суд общей юрисдикции отметил, что, хотя извещение о назначении судебного заседания в Мосгорсуде было направлено сторонам 22 августа 2019 г., в СИЗО, где содержится Игорь Третьяков, оно поступило и было вручено 28 августа, т. е. за день до судебного заседания.

Кассация отметила, что перед началом судебного разбирательства председательствующий не проверил своевременность извещения обвиняемого Игоря Третьякова, в интересах которого была подана подлежащая рассмотрению апелляционная жалоба, о дне судебного заседания и не выяснил его мнение о достаточности времени для подготовки к судебному заседанию.

Суд частично удовлетворил жалобу и направил дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Мосгорсуд вернул дело в первую инстанцию, которая вновь отказала в удовлетворении жалобы

При новом рассмотрении Мосгорсуд указал, что, отказывая в удовлетворении жалобы адвоката, первая инстанция исходила из того, что постановление об объявлении Третьякова в розыск вынесено надлежащим должностным лицом с соблюдением процедуры, при этом у следователя имелась информация о том, что адвокат скрылся и точное его местонахождение неизвестно.

Апелляция отметила, что в то же время суд первой инстанции оставил без должной оценки то, что в один и тот же день, 25 июля 2018 г., следователем были вынесены постановление о привлечении Игоря Третьякова в качестве обвиняемого, постановление об избрании ему меры пресечения в виде подписки о невыезде и постановление об объявлении его в розыск. При этом только 27 июля следователь вынес постановление о приводе адвоката и выдал поручение об установлении местонахождения и приводе.

В связи с этим Мосгорсуд отменил постановление Бабушкинского районного суда г. Москвы и направил материалы дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

2 марта Бабушкинский районный суд г. Москвы повторно рассмотрел жалобу и пришел к выводу, что вынесение постановлений следователем 25 июля и 27 июля 2018 г. не влияет на законность принятого им решения о розыске Игоря Третьякова. Суд заметил, что постановление следователя вынесено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, нарушений которого при вынесении постановления не допущено. Оно надлежаще мотивировано, а изложенные в нем выводы об объявлении Третьякова в розыск соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

«Принятым решением с учетом его законности и обоснованности не причинен ущерб конституционным правам и свободам заявителя и его подзащитного, не затруднен доступ к правосудию», – указал Бабушкинский районный суд г. Москвы. Таким образом, он отказал в удовлетворении жалобы.

Сторона защиты о деле

Станислав Шостак отметил, что разочарован постановлением Бабушкинского районного суда, и назвал его незаконным. «Суд формально подошел к рассмотрению вопроса. Точнее, дело просто не рассматривалось, потому что на протяжении всего времени юридически значимым обстоятельством являлось установление того, был ли Игорь Третьяков, согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, извещен о том, что в отношении него началось уголовное преследование», – пояснил Станислав Шостак.

По его мнению, понятие права гражданина на защиту сужено – следствие, прокуратура и суды зачастую воспринимают данное право как наличие у подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного защитника: «Право на защиту – это неотъемлемое право, которое установлено Конституцией, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и иными международными договорами, это право иметь возможность аргументированно защищаться с самого начала ведения уголовного преследования».

Как отметил адвокат, Игорь Третьяков был лишен этого права, поскольку шесть дней его не информировали о том, что в отношении него уже проводятся следственные действия. «Эти шесть дней он уже должен был активно защищаться, иметь защитника, причем если он не мог обеспечить себя защитником по соглашению, то уже следователь обязан был побеспокоиться о соблюдении права Третьякова на участие в деле защитника по назначению. В любом случае после возбуждения уголовного дела подозреваемый, согласно ст. 46 УПК РФ, имеет целый ряд прав, в том числе: собирать доказательства, заявлять ходатайства, отводы и т.д. Никто не отменяет право и на самозащиту своих прав, то есть абсолютно неважно, каким образом он будет реализовывать свои права в рамках отведенных законом – это право подозреваемого», – указал Станислав Шостак.

Он добавил, что, когда возбуждается дело в отношении конкретного лица, следователь в порядке ст. 146 УПК должен немедленно известить его об этом, что сделано не было. «А значит, Третьяков, как гражданин РФ, имел право свободного передвижения, и уж тем более находиться в заранее запланированном отпуске – авиабилеты были куплены за месяц до возбуждения уголовного дела. При этом следователь якобы не знал об этом, когда возбуждал уголовное дело, и не проверил соответствующую информационную базу. Дальше – больше: абсолютное игнорирование следствием ст. 172 УПК РФ о порядке предъявления обвинения», – указал Станислав Шостак.

Адвокат отметил, что все эти вопросы в первую очередь должен был проверить прокурор, который при их рассмотрении является не органом, осуществляющим уголовное преследование, а надзирающим за исполнением следствием действующего законодательства. «В Бабушкинском районном суде г. Москвы я увидел государственного обвинителя, который не стал вникать во все представленные стороной защиты аргументы, а предложил суду рассматривать вопрос об объявлении Третьякова в розыск как преюдициальность, поскольку он являлся одним из оснований избрания меры пресечения в виде заключения под стражу 31 июля 2018 года», – указал Станислав Шостак.

Адвокат отметил, что уже подал апелляционную жалобу. «Третьякову удовлетворение жалобы не поможет, но необходимо, чтобы все понимали, что есть закон, который должен соблюдаться», – резюмировал он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика