×

Судьи изменят свой этический кодекс

Из Кодекса судейской этики исключат положения, урегулированные процессуальным и федеральным законодательством
7 декабря в ходе второго дня IX Всероссийского съезда судей делегаты обсудили вопрос о внесении изменений в Кодекс судейской этики, а именно об исключении ряда положений из ст. 9, посвященной принципам объективности и беспристрастности судьи при рассмотрении дел.


По данному вопросу выступила председатель Комиссии Совета судей РФ по этике, председатель Арбитражного суда Уральского округа Ирина Решетникова, входившая в рабочую группу по подготовке проекта Кодекса судейской этики, утвержденного VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г. Она пояснила, что необходимость изменения ст. 9 Кодекса судейской этики возникла в связи с тем, что содержащиеся в ней основания для возможного отвода и самоотвода судьи в последние годы стали толковаться очень широко, в том числе и при решении вопроса о назначении и переназначении судей.

Ирина Решетникова отметила, что ч. 1 и 2 ст. 9 Кодекса судейской этики носят декларативный характер, раскрывают понятия беспристрастности и объективности и в силу этого не создают каких-либо сложностей в правоприменении. В то же время оставшиеся три части вызвали много вопросов.

В первую очередь председатель Комиссии Совета судей РФ по этике рассмотрела ч. 4 названной статьи, широкая трактовка положений которой, по ее словам, стала главным камнем преткновения. «В ней говорится, что “судья должен отказаться от рассмотрения дела, если есть предусмотренные законом основания для отвода судьи”. Основания для отвода и самоотвода судьи содержатся в ст. 16 ГПК РФ, ст. 61 УПК РФ, ст. 31 КАС РФ и ст. 21 АПК РФ. Но далее в этом же пункте ст. 9 Кодекса предлагаются еще два основания в виде альтернативы: “либо если может возникнуть конфликт интересов, либо может возникнуть ситуация, ставящая под сомнение беспристрастность судьи”. При буквальном толковании данной нормы получается, что есть основания для отвода судьи, предусмотренные законодательством, и плюс еще два дополнительных. Этого в принципе, конечно же, не может быть, потому что основания для отвода указаны в процессуальном законодательстве и в федеральном законе», – сообщила Ирина Решетникова.

Она продолжила анализ ч. 4 ст. 9, отметив, что в ней перечислены четыре группы оснований для отвода, которые в основном в той или иной степени пересказывают положения вышеназванных статей процессуальных кодексов. Однако п. «б» содержит положение, ранее нигде не обозначавшееся в качестве самостоятельного основания для отвода судьи: «судья или его супруг(а), или лицо, являющееся близким родственником одного из них, имеет заинтересованность в рассматриваемом деле, может существенно повлиять на ход судебного производства, или работает в организации, являющейся участником процесса, или решение суда может существенно затрагивать их интересы». «Именно оно стало сейчас толковаться очень широко», – подчеркнула делегат Съезда.

Председатель Комиссии Совета судей РФ по этике сообщила, что во время подготовки проекта Кодекса судейской этики никто не предполагал, что положения ст. 9, в которой речь идет о такой процессуальной гарантии принципа беспристрастности и объективности, как процессуальный отвод, будут применяться и при решении вопроса о назначении и переназначении судей. «В силу п. “о” ст. 71 Конституции РФ вопросы судопроизводства находятся в исключительном ведении Российской Федерации, и корпоративный акт не может устанавливать каких-то других положений. В связи с этим предлагается исключить ч. 4 из содержания ст. 9 Кодекса судейской этики», – заявила Ирина Решетникова.

Далее она провела аналогичный анализ ч. 5 ст. 9 Кодекса судейской этики, в которой говорится: «Судья должен избегать ситуаций, когда личные взаимоотношения с участниками процесса могут вызвать обоснованные подозрения или создать видимость наличия у судьи каких-либо предпочтений или предвзятого отношения. При возникновении подобной ситуации судье следует проинформировать об этом лиц, участвующих в деле». «Первое предложение содержит общую норму, но во втором снова появляется процессуальная обязанность судьи, заложенная не в процессуальном кодексе, а в корпоративном акте, который регламентирует совершенно другие, не процессуальные особенности рассмотрения дел, а этические. Данный вопрос должен регламентироваться федеральным законом, поэтому предлагается исключить эту часть из ст. 9 Кодекса судейской этики», – заключила она.

Говоря о ч. 3 ст. 9 Кодекса судейской этики, Ирина Решетникова отметила, что она практически дословно воспроизведена в Федеральном законе № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Звучит это следующим образом: «Судье следует по возможности воздерживаться от совершения таких действий, которые впоследствии могут вызвать конфликт интересов или послужить иным основанием для исключения его участия в судебном разбирательстве».

По словам Ирины Решетниковой, из-за такой формулировки судьи стали опасаться совершать какие-либо действия, которые могут нарушить данное положение. «Они подходят и спрашивают, могу ли я рассматривать дело с участием банка, если я брал там кредит, могу ли я рассматривать дело с участием сотового оператора, если я всю жизнь пользуюсь его услугами, и т.д. Можно довести это до абсурда: я покупаю товары в данном магазине, могу ли я рассматривать дела с его участием?» – пояснила она, добавив, что регулирование таких вопросов относится к компетенции федерального законодателя. «Если мы хотим установить дополнительные требования к судье, к кандидату в судьи, то это надо делать путем совершенствования Закона о статусе судей, но никак не включения в Кодекс судейской этики», – завершила председатель Комиссии Совета судей РФ по этике свое выступление.

В прениях по этому вопросу принял участие председатель Комиссии по реализации мероприятий противодействия коррупции, урегулированию конфликта интересов во внеслужебных отношениях и при исполнении судьями своих полномочий Совета судей РФ, председатель Тамбовского областного суда Евгений Соседов. Его выступление было посвящено вопросам влияния ст. 9 Кодекса судейской этики на кадровые вопросы судов.

Он акцентировал внимание на ч. 4 ст. 9 Кодекса судейской этики, поскольку именно на нее ссылается Комиссия по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов при Президенте РФ, вынося решения об отказе в назначении и переназначении судей. «В данном вопросе проявляется чрезмерная осторожность и даже перестраховка, образовался формализованный подход, что ведет к трудностям в заполнении вакантных должностей судей», – отметил Евгений Соседов.

Председатель Тамбовского областного суда сообщил, что на основании положений п. «б» ч. 4 ст. 9 Кодекса судейской этики, внутреннего корпоративного акта, в 2015 г. было отказано в назначении и переназначении 31% кандидатов на должность судьи, а за 10 месяцев 2016 г. – 45% кандидатов. По его словам, это основание для отказа стало основным, отодвинув на второй план предоставление недостоверной информации в декларации о доходах.

«При этом проведенные региональными советами судей проверки ни в одном случае не выявили ни какой-либо заинтересованности судей, ни нарушений материального и процессуального законов. Согласно материалам проверок, отводы этим судьям также не заявлялись», – сообщил Евгений Соседов. Он добавил, что в 90% случаев отказы в назначении или переназначении судей по п. «б» ч. 4 ст. 9 Кодекса судейской этики связаны с тем, что родственники судей занимали в компаниях, в отношении которых эти судьи рассматривали дела, в основном технические должности – медсестры, слесари, кассиры и т.д. Причем чаще всего они не только не имели никакого отношения к судебным разбирательствам, но даже и не знали о наличии самих этих разбирательств.

Завершая выступление, Евгений Соседов призвал делегатов Съезда поддержать предложение по исключению ч. 3, 4, 5 из ст. 9 Кодекса судейской этики.

С этим же призывом выступил и председатель Высшей экзаменационной комиссии по приему квалификационного экзамена на должность судьи Валентин Ершов, который в качестве дополнительного аргумента привел ссылку на ст. 55 Конституции РФ. «Там указано, что права и свободы граждан (а судьи – тоже граждане) могут быть ограничены только федеральным законом, а не корпоративным актом», – подчеркнул он.

По итогам обсуждения была созвана редакционная комиссия, которая начала подготовку проекта изменений. Итоги ее работы будут подведены позднее.

Напомним, ранее вопрос о необходимости изменений ст. 9 Кодекса судейской этики поднимал и председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев. В этой связи в октябре 2016 г. президент ФПА РФ Юрий Пилипенко направил Вячеславу Лебедеву письмо, в котором выразил поддержку данной инициативы, указав «на возможность эффективного использования давно существующего и широко известного института конфликта интересов», а также проинформировал о правовой позиции ФПА РФ по вопросу необходимости отказа от существующего запрета адвокатской профессии для членов семей судей.


Рассказать: