×

Существование доследственной проверки поставлено под вопрос

Татьяна Москалькова считает, что этот институт дублирует следственные действия
Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова сообщила, что до конца года она намерена поднять вопрос об отмене процедуры доследственных проверок. По словам омбудсмена, механизм уголовного преследования должен запускаться сразу же после поступления обращения гражданина, а не спустя необходимое на доследственную проверку время, пишет ТАСС.


Аргументируя свою позицию, Татьяна Москалькова отметила, что на сегодняшний день на время доследственной проверки, срок которой составляет месяц, у фигурантов дела нет четко определенного статуса – ни потерпевшего, ни подозреваемого, ни обвиняемого. Также граждане вынуждены дважды давать показания: сначала в ходе опроса во время проверки, затем – в ходе допроса во время следствия. При этом за время доследственной проверки может быть безвозвратно утеряна доказательная база.

Татьяна Москалькова подчеркнула, что немедленный запуск уголовного преследования после обращения будет способствовать осуществлению государственной защиты обратившихся граждан, а следователи смогут сразу же вступать в дело и обеспечивать защиту интересов потерпевших.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян считает инициативу Татьяны Москальковой заслуживающей внимания. «До начала так называемой доследственной проверки по некоторым категориям дел несколько месяцев могут длиться негласные и гласные оперативно-розыскные мероприятия, в ходе которых оперативники вправе осуществлять разнообразные процессуальные мероприятия, затрагивающие конституционные права и свободы граждан, проводить оперативные опросы, обследования, исследования и т.п., после чего материал передается следователю», – пояснил Нвер Гаспарян. Он добавил, что сроки проведения проверок сообщений о любом совершенном преступлении следователями могут длиться не один месяц, как это предусмотрено ч. 3 ст. 144 УПК РФ, а несколько месяцев в случае неоднократных отмен выносимых постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел прокурором либо начальником следственного органа.

«Это период продолжительной правовой неопределенности для лица, в отношении которого ведется эта проверка. Уголовное дело еще не возбуждено, он еще не является подозреваемым, чаще всего не имеет адвоката, но в отношении него уже осуществляется весь комплекс репрессивных процессуальных мер. Щедрый законодатель наделил следователей в этот период полномочиями получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их, назначать судебную экспертизу и т.п. (ч. 1 ст. 144 УПК РФ), что фактически означает проведение полноценного расследования. Сторона защиты противостоять такому натиску не может, поскольку лишена эффективных правомочий и пока не понимает? от чего ей защищаться.

Следом уже после возбуждения уголовного дела начинается многомесячная стадия собственно предварительного расследования, где повторяются все произведенные процессуальные действия и только потом обвиняемого ждет суд. Даже неискушенному наблюдателю не понятно, для чего такая сложная конструкция, удлиняющая процессуальные сроки и превращающаяся для обвиняемого в несколько “кругов ада”», – подчеркнул советник ФПА РФ.



Рассказать: