×

Внесудебное разрешение споров в судебном процессе?

Эксперты «АГ» проанализировали пакет поправок Верховного Суда РФ, направленных на совершенствование примирительных процедур
Фото: «Новая адвокатская газета»

Как уже сообщала «АГ», сегодня Пленум Верховного Суда РФ принял постановление о внесении в Госдуму пакета законопроектов, содержащих поправки в ГПК РФ, в АПК РФ, в КАС РФ, в Налоговый кодекс, а также в ФКЗ о Верховном Суде и иные нормативные правовые акты. Все они предлагаются к принятию в связи с совершенствованием примирительных процедур в России.

Согласно разработанным ВС РФ поправкам, ГПК, АПК и КАС РФ будут предусматривать дополнительные по отношению к медиации и другим примирительным процедурам возможности для лиц, участвующих в деле, урегулировать спор при содействии судебного примирителя. Также закрепляется институт судебного примирения, определяются принципы примирительных процедур, создаются условия для активной роли суда в содействии сторонам в урегулировании споров, в том числе возникающих из административных и иных публичных правоотношений.

Редакция «АГ» обратилась к юристам, адвокатам и профессиональным медиаторам с просьбой проанализировать предлагаемые Верховным Судом изменения и то, как они могут отразиться на практике.

Ведущий юрист, медиатор АБ «Асташкевич и Партнеры», член Коллегии посредников ТПП РФ Екатерина Смольянникова назвала проект законодательных изменений Верховного Суда революционным.

«Основные изменения, предлагаемые документом, – это судьи в отставке – медиаторы, новый институт “судебного примирителя”, примирение в сфере административных и иных публичных правоотношений, возможность заключения мирового соглашения по результатам примирительных процедур шире заявленных исковых требований, где последнее особенно приятно медиаторам и наряду с другими нововведениями повысит доверие и статус института медиации», – уверена она.

Также эксперт отметила расширение круга самого понятия «примирительные процедуры», которое будет включать целый перечень возможностей: переговоры, сверку документов, посредничество, медиацию, судебное примирение. «Такой подход видится очень своевременным, поскольку последнее время понятие “медиация” было сильно дискредитировано, подрывая тем самым всю концепцию альтернативного разрешения споров, хотя сама по себе медиация является только одной из возможных процедур их урегулирования. Расширение этого списка приближает нас к зарубежному опыту, где существует более 40 вариантов процедур альтернативного разрешения споров», – пояснила она.

Вместе с тем Екатерина Смольянникова отметила, что при всей своей прогрессивности и перспективности некоторые аспекты законопроекта вызывают опасения в части реализации задуманного на практике. «Имея опыт обучения судей, судей в отставке и работников аппаратов судов азам медиации, можно сказать, что такое обучение необходимо, если говорить о возможности проведения именно процедуры медиации действующими либо бывшими представителями судебной системы. Те опыт и знания, которые накоплены судьями годами, могут быть бесценны в примирении сторон, но также и негативно сказываться при отсутствии понимания принципов и техники работы медиации. Научиться “не судить” будет отдельной, сложной задачей, которая должна быть реализована в отсутствие бюджета, выделенного на обучение судей в отставке», – пояснила она.

Также эксперт указала, что, исходя из описания задач «судебного примирения», эта процедура больше выглядит как квалифицированная оценка судебных и правовых перспектив дела. «Если именно эта идея заложена в данном институте и не предполагает применения примирительных технологий, требующих дополнительного обучения, то эта возможность для сторон может стать большим подспорьем как для судей, так и для медиаторов», – констатировала Екатерина Смольянникова.

Юрист практики разрешения споров и медиации юридической фирмы Art De Lex Валерия Ивачева отметила, что наиболее значимой новеллой является установление возможности судебного примирения с участием судьи в отставке или работника аппарата суда, имеющего высшее юридическое образование.

«Предлагаемая примирительная процедура, финансируемая за счет средств бюджета, сделает доступным привлечение профессионального посредника в разрешение судебного спора для самого широкого круга лиц, что является важной социальной составляющей законопроекта и, по моему мнению, особенно актуально для участников гражданского и административного судопроизводства», – считает эксперт. Она добавила, что с учетом хороших перспектив работоспособности процедуры судебного примирения принятие поправок способно значительно уменьшить нагрузку на судей и в целом повысить качество отправления правосудия.

Адвокат АП Вологодской области Илья Трайнин в свою очередь заметил, что предлагаемые изменения направлены на внедрение в судебный процесс внесудебных способов разрешения споров. «С одной стороны, хорошо, когда стороны приходят к соглашению на досудебной и в судебной стадии разрешения спора, и в этой связи обращение внимания общества на медиацию – момент, безусловно, положительный. – отметил он. – Но закрепление подобных норм в процессуальном законе может привести к затягиванию судебного процесса и даже к своеобразному ограничению доступа к правосудию, хотя бы потому, что к исковому заявлению надо будет прикладывать в определенных случаях дополнительные документы, связанные с доказательством прохождения процедуры медиации».

Илья Трайнин также высказал опасения, что, несмотря на заверения о добровольности примирительных процедур, суды будут склонять стороны к их прохождению. Кроме того, эксперт настороженно отнесся к судебному посредничеству в примирении в том виде, в каком оно предлагается (посредством работников суда и судей в отставке): «Это, с одной стороны, угроза возникновения параллельного правосудия, о котором, наверное, не просят обращающиеся в суд стороны, – ведь они пришли в государственный орган правосудия, обратились к власти. С другой стороны, это дополнительная возможность для реанимации явления “решал”, на искоренение которого направлена реформа в сфере правосудия».

Юрист практики разрешения споров юридической фирмы Eterna Law Евгения Первухина считает, что стремление ВС РФ к введению и развитию института примирительных процедур в российском судопроизводстве отражает положительную направленность правоприменительных органов на увеличение количества судебных решений, утверждающих мировые соглашения ввиду примирения сторон и достижения консенсуса относительно предмета спора.

«Видится, что разрешение спора путем примирения сторон действительно несет в себе сразу несколько положительных факторов, таких как сокращение процессуальных сроков рассмотрения спора; сокращение, в некоторой мере, работы судьи; достижение справедливого решения для обеих сторон, которое не несет негативного эффекта для одного из участников бизнеса; частичный возврат уплаченной госпошлины и др. Последнее, конечно, нельзя назвать самим по себе достаточным для сторон стимулом для примирения, поскольку в России установлен максимальный предел суммы госпошлины, уплачиваемой в бюджет (200 тыс. в рамках арбитражного разбирательства и 60 тыс. в рамках рассмотрения спора в суде общей юрисдикции), что объективно нельзя назвать внушительной суммой, особенно если речь идет о крупном бизнесе», – заметила Евгения Первухина.

Между тем эксперт назвала сомнительным предложение по отнесению «сверки документов» к отдельному и самостоятельному виду примирительной процедуры: «Во-первых, сама по себе процедура сверки документов, конечно, является признаком, свидетельствующим о направленности сторон прийти к консенсусу, однако является скорее одним из этапов примирения, нежели ее видом. Во-вторых, в действующей судебной практике стороны и так нередко обращаются к сверке документов. К примеру, если стороны будут ходатайствовать об отложении судебного заседания ввиду такой необходимости, как сверка документов с целью рассмотрения вопроса об урегулировании спора мирным путем, то суд едва ли будет препятствовать».

Для «АГ» пакет законопроектов Верховного Суда прокомментировала и руководитель Федерального института медиации, президент Национальной организации медиаторов Цисана Шамликашвили.

«Использование понятия “примирительные процедуры”, предполагающего в российском законодательстве в качестве итога “мировое соглашение” (не всегда необходимый и возможный результат альтернативных суду процедур) с одной стороны, а с другой – не отражающего сущности альтернативных процедур как возможности для сторон урегулировать спор на добровольных началах, к взаимному удовлетворению, равноправно и в соответствии с их собственными интересами, в действительности не будет способствовать продвижению в развитии культуры досудебного разрешения споров, а в определенной степени может привести к обратным результатам», – считает Цисана Шамликашвили. Она добавила, что во многих зарубежных странах за последнюю четверть века произошли четкое разграничение медиации и примирения, а также определение границ медиации как современного способа разрешения споров, ориентированного на интересы сторон, создающего реальную альтернативу суждению, выносимому третьей стороной.

Между тем эксперт заметила, что предложение о предоставлении права на медиативную практику судьям в отставке можно поддержать при условии, что они получат доступ к профессии и будут заниматься медиацией на общих условиях (профессиональная подготовка; если списки медиаторов, то включение по единым стандартам и т.д.).

Цисана Шамликашвили обратила внимание на поправки в ст. 147 ГК РФ, согласно которым суд ставится в один ряд с различными процедурами урегулирования споров. По ее мнению, предложение сторонам обратиться к суду за содействием в целях урегулирования спора противоречит самой роли государственного суда как гаранта осуществления конституционного права гражданина на судебное решение, основанное на букве закона. «Содействие примирению, являющееся одной из обязанностей суда, должно выражаться в компетентном информировании сторон о возможностях урегулирования спора к взаимному удовлетворению, но не в принятии судом роли примирителя, осуществляющего альтернативную самому себе функцию», – подчеркнула эксперт.

По ее мнению, сомнительным представляется введение института судебного примирения, заведомо ставящее стороны в зависимое, ущербное положение: «Учитывая еще и предлагаемое расширение сферы действия примирительных процедур на административные споры и публичные правоотношения, на фоне низкой правовой культуры, недостаточно развитого правосознания граждан, проблем, существующих в отношении следования профессиональной этике со стороны юридических представителей сторон, судебное примирение лишь усугубит системные проблемы российского правосудия».

Эксперт также добавила, что на фоне назревшей необходимости в более действенных механизмах развития досудебного урегулирования споров было бы целесообразно приступить к реализации разработанной ФИМ Концепции интеграции медиации в работу судов: «Это позволит совершить прорыв в развитии до- и внесудебного урегулирования споров, учитывая количество обращений в российские суды и, как следствие, потенциал суда как информационно-просветительской площадки по распространению практики урегулирования споров на основе сотрудничества», – заключила Цисана Шамликашвили.


Рассказать:
Дискуссии
Законопроект ВС о примирительных процедурах
Законопроект ВС о примирительных процедурах
Налоговое право
01 Августа 2018