×

ВС: Административный штраф не освобождает от ответственности за неисполнение обязанностей по госконтракту

Разграничив административную и гражданско-правовую ответственность, Верховный Суд подчеркнул, что они имеют разную правовую природу
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению одного из экспертов, игнорировать частный интерес заказчика из-за публично-правовой природы госконтракта неправильно, так как неисполнение подрядчиком предписаний заказчика об устранении нарушений градостроительных норм несет риски негативных последствий – в первую очередь, для заказчика. Другая отметила, что в рамках гражданско-правовой ответственности штраф носит компенсационный характер и взыскивается в пользу стороны договора, в отличие от административной ответственности, где штраф носит карательный характер и взыскивается в пользу государства.

12 августа Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС22-3373 по делу № А40-43815/2021, в котором рассмотрел вопрос о возможности привлечения лица одновременно к административной и гражданско-правовой ответственности за совершение одного и того же нарушения.

4 октября 2018 г. ФКУ «Дирекция космодрома “Восточный”» (заказчик) и ООО ПСО «Казань» (головной исполнитель) заключили госконтракт на разработку рабочей документации, выполнение строительно-монтажных работ и поставку оборудования для федеральных нужд.

Согласно условиям контракта в случае выявления нарушений при производстве работ на объекте, а также правил техники безопасности и охраны труда, пожарной безопасности, допущенных персоналом головного исполнителя, заказчик вправе требовать их устранения в установленные сроки. Также госконтрактом предусматривалось право заказчика проводить строительный контроль собственными силами или с привлечением специализированных организаций без вмешательства в оперативно-хозяйственную деятельность исполнителя.

В 2019–2021 гг. заказчиком выявлялись нарушения при производстве работ, допущенные исполнителем, по факту которых выносились предписания об их устранении. В связи с невыполнением предписаний либо выполнением их с задержкой в декабре 2020 г. учреждение направило обществу претензию об уплате штрафа, начисленного по каждому из 146 случаев неисполнения или несвоевременного исполнения предписаний. Общество претензию отклонило.

Впоследствии учреждение обратилось в суд с иском к обществу о взыскании неустойки в 14,6 млн руб., ссылаясь на то, что за ответчиком числятся 109 неисполненных предписаний, выданных службой строительного контроля учреждения. Кроме того, 37 предписаний исполнены за пределами установленного срока. Штраф за каждый факт нарушения истец определил в размере 100 тыс. руб. в соответствии с п. 6 Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30 августа 2017 г. № 1042, учитывая, что нарушения не имеют стоимостного выражения, а цена контракта превышает 100 млн руб.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований. При этом он исходил из того, что выполнение обществом работ по госконтракту являлось предметом проверок, проводимых отделом Государственного архитектурно-строительного надзора Минобороны России. Нарушения, ранее выявленные службой строительного контроля заказчика и отраженные в предписаниях об устранении нарушений, были зафиксированы отделом, который вынес в отношении них собственные предписания. Суд указал, что по данным фактам общество на основании нескольких постановлений указанного органа было привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 9.4 КоАП с назначением штрафа.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали данное решение. Согласно выводам судов неисполнение требований, предъявляемых к производству строительно-монтажных работ и имеющих публично-правовой характер, не может одновременно являться основанием для привлечения лица к административной и гражданско-правовой ответственности, поскольку возникает необоснованная возможность привлечения к двум видам ответственности за одни и те же нарушения.

Не согласившись с выводами судов, ФКУ «Дирекция космодрома “Восточный”» обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой, ссылаясь на допущенное судами существенное нарушение норм материального права, повлиявшее на исход дела. Изучив дело, ВС напомнил, что согласно ч. 4 ст. 34 Закона о контрактной системе в госконтракт включается обязательное условие об ответственности заказчика и поставщика (подрядчика, исполнителя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом. Верховный Суд пояснил, что в случае просрочки исполнения поставщиком обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком обязательств заказчик направляет поставщику требование об уплате неустоек (штрафов, пеней).

Как указано в определении, суды трех инстанций не приняли во внимание, что отношения между сторонами в связи с заключением госконтракта носят гражданско-правовой характер. В рамках данных правоотношений учреждение имеет законный интерес в получении результата строительства надлежащего качества и право на то, чтобы выполняемые по контракту работы осуществлялись в соответствии обязательными требованиями для соответствующих видов работ, а подрядчик исполнял все свои обязательства, предусмотренные условиями контракта. В частности, учреждение вправе требовать от общества соблюдения проектной и иной технической документации, правил производства строительных работ, исполнения его указаний об устранении выявленных нарушений.

ВС пояснил, что по условиям госконтракта общество обязано выполнить все работы в соответствии с техзаданием, проектной и рабочей документацией, а также требованиями ГрК РФ и иных нормативных документов в области проектирования и строительства. Суды, в частности, не учли, что в процессе строительства согласно ч. 1 и 2 ст. 53 ГрК застройщиком, техническим заказчиком проводится строительный контроль, посредством которого обеспечивается соответствие выполняемых работ проектной документации, требованиям технических регламентов, результатам инженерных изысканий и т.д.

Суд отметил, что подрядчик, действуя при осуществлении строительства добросовестно, должен незамедлительно или в иные установленные сроки устранять недостатки в работах, выявленные по результатам строительного контроля и зафиксированные в соответствующих актах (в рассматриваемом случае – в предписаниях учреждения).

Экономколлегия установила, что нижестоящие инстанции ошибочно сочли, что посредством взыскания неустойки учреждение намеревалось привлечь общество к повторной ответственности за нарушения, за которые ранее ему было назначено административное наказание. Такой подход, по мнению ВС, не может быть поддержан, так как он не соответствует нормам права, действующим в системе правового регулирования отношений, возникающих из госконтрактов, заключаемых в порядке, предусмотренном законодательством о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.

ВС добавил, что согласно п. 1 ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, а взыскание неустойки, в свою очередь, согласно ст. 12 Кодекса является одним из способов защиты гражданских прав, применение которого не может зависеть от того, что к конкретному должнику уполномоченными органами, не являющимися стороной госконтракта, применены иные меры ответственности при реализации отдельных административных властных требований. «Учитывая, что взыскание неустойки (в частности, штрафа) применяется для защиты иного правового интереса (обеспечение исполнения обязательства по контракту), привлечение общества к административной ответственности органом государственного строительного надзора за нарушение обязательных требований в области строительства и применения строительных материалов (изделий) не предопределяет, что в рассматриваемом случае может иметь место отступление от принципа non bis in idem, если заказчик избрал названный выше способ защиты гражданских прав», – отмечается в определении.

ВС добавил, что в отличие от неустойки административный штраф является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений.

Обращаясь к п. 34 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе, утвержденного Президиумом ВС 28 июня 2017 г., Суд обратил внимание, что кредитор вправе требовать уплаты неустойки, предусмотренной ст. 34 Закона о контрактной системе и принятым на основании ч. 5 и 8 данной статьи Постановлением № 1042, независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон.

Читайте также
Госзакупки под контролем
Верховный Суд представил Обзор судебной практики по применению законодательства в сфере госзакупок
05 Июля 2017 Новости

Таким образом, Верховный Суд признал, что при разрешении данного дела суды пришли к ошибочному выводу об основаниях ответственности исполнителя, вследствие чего не применили положения ст. 330 ГК, ст. 34 Закона о контрактной системе и Правил № 1042, а также не учли условия госконтракта, регулирующие обязательства сторон и их ответственность. В связи с этим ВС отменил обжалуемые судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Также подчеркивается, что при новом рассмотрении дела суду следует проверить наличие оснований для взыскания с общества неустойки (штрафа) в отношении каждого заявленного истцом обстоятельства и размер санкции.

Ведущий юрист ИТ-компании ЗАО «КРОК инкорпорейтед» Алексей Филимонов считает, что позиция ВС о корректности применения к подрядчику как административной, так и гражданско-правовой ответственности оправданна, поскольку в данном случае речь идет о защите двух разных правовых интересов. Привлечение подрядчика к административной ответственности защищает государство (публично-правовой интерес), а привлечение к гражданско-правовой ответственности по госконтракту защищает заказчика (частно-правовой интерес), пояснил он.

«Игнорировать частный интерес заказчика из-за публично-правовой природы госконтракта было бы неправильно, так как неисполнение подрядчиком предписаний заказчика об устранении нарушений градостроительных норм несет риски негативных последствий – в первую очередь, для заказчика. Это, в частности, риски некачественного выполнения работ, применения санкций к заказчику со стороны контрольных органов», – прокомментировал Алексей Филимонов в комментарии «АГ». В связи с этим эксперт полагает справедливым, что уплата подрядчиком административного штрафа на основании акта органа архитектурно-строительного надзора не освобождает его от ответственности за неисполнение обязанностей по госконтракту.

Юрист компании ALTHAUS Legal Юлия Максимкина подчеркнула, что проблема правомерности взыскания одновременно административного и договорного штрафа за один и тот же факт нарушения крайне актуальна в судебной практике последних лет.

Вместе с тем, заметила она, практика неоднозначна: сложились две противоположные позиции судов. В частности, одни суды допускают возможность одновременного взыскания административного штрафа и договорной неустойки, полагая, что это два вида юридической ответственности, которые являются правовыми последствиями одного деяния в разных отраслях правового регулирования (постановления Третьего Арбитражного апелляционного суда по делу № А33-4529/2021 от 14 апреля 2022 г.; № А56-86779/2021 от 28 марта 2022 г.).

Другие суды, добавила Юлия Максимкина, считают недопустимым привлечение к двум видам ответственности за один и тот же факт правонарушения (Определение ВС № 305-ЭС20-20325 от 22 декабря 2020 г.; постановления АС Московского округа по делу № А40-249057/2020 от 22 июля 2022 г. и № А40-168874/2021 от 7 июня 2021 г.). Эксперт обратила внимание, что такие суды ссылаются на правовые позиции Конституционного Суда РФ (постановления от 14 июля 2015 г. № 20-П и от 4 февраля 2019 г. № 8-П), в которых сравнивались между собой различные виды публично-правовой ответственности и, как следствие, указано на недопустимость нарушения правила non bis in idem. По мнению эксперта, толкуя позиции КС расширительно и отказывая в требованиях о взыскании договорной неустойки, суды лишали потерпевшую сторону возможности защитить нарушенное право. 

Читайте также
КС признал недопустимым «дублирование» административной ответственности предпринимателей
Конституционный Суд выявил коллизию КоАП и пенсионного законодательства, позволяющую повторно привлекать ИП к ответственности за одно и то же деяние
07 Февраля 2019 Новости

Эксперт согласилась с позицией ВС, отметив, что в рамках гражданско-правовой ответственности штраф носит компенсационный характер и взыскивается в пользу стороны договора, в отличие от административно-правовой ответственности, где штраф носит карательный характер и взыскивается в пользу государства.

«Верховный Суд вновь обратил внимание на разграничение двух видов юридической ответственности, которые имеют разную правовую природу и различные правовые последствия. Так, административная ответственность представляет собой государственное воздействие с применением санкций в целях охраны общественных отношений. Гражданско-правовая ответственность представляет собой применение к правонарушителю неблагоприятных имущественных последствий в связи с допущенным неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства по договору», – резюмировала Юлия Максимкина.

Рассказать:
Яндекс.Метрика