×

ВС: «гонорар успеха» не должен ущемлять интересы кредиторов банкрота

Суд подчеркнул, что при проверке обоснованности выбора конкурсным управляющим вознаграждения привлекаемых им юристов в виде процента от поступивших в конкурсную массу средств необходимо выяснить, как это отразится на ней
Фото: «Адвокатская газета»
Одна из экспертов «АГ», пояснив, чем может быть обоснован такой подход ВС в банкротных делах, указала, что распространение этой позиции на иные гражданско-правовые споры приводит к злоупотреблениям со стороны заказчиков юридических услуг. Второй подчеркнул, что данный подход позволяет оспаривать любые сделки, совершенные в процессе банкротства. Третий напомнил, что необходимо разграничивать «гонорар успеха» и механизмы расчета, привязанные к определенным показателям.

14 октября Судебная коллегия по экономическим спорам вынесла Определение № 305-ЭС16-20779 (46) по делу № А40-154909/2015, в котором указала, что определение вознаграждения юристов в виде процента от поступивших в конкурсную массу денежных средств не должно отрицательно влиять на перспективы удовлетворения требований кредиторов.

АСВ привлекло сторонних юристов

В октябре 2015 г. в отношении Акционерного коммерческого банка «Пробизнесбанк» было открыто конкурсное производство. Его конкурсным управляющим в силу закона является Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».

Читайте также
ВС: Нельзя платить из конкурсной массы представителям конкурсного управляющего в спорах с кредиторами
Как указал Суд, когда арбитражный управляющий противостоит кредиторам и действует исключительно в своих интересах, он должен самостоятельно нести расходы на ведение процесса, иное предполагает, что предназначающиеся кредиторам деньги расходуются против них самих
18 Октября 2019 Новости

Еще до признания банка несостоятельным, в августе 2015 г., АСВ заключило с ООО «Кворум Дебт Менеджмент Груп» договор о взаимодействии. В сентябре 2015 г. на основании этого соглашения должник в лице агентства и это же общество заключили соглашение об оказании юридических услуг по сопровождению процедуры банкротства банка. В соответствии с приложением к последнему документу стоимость оказываемых услуг состояла из двух частей: фиксированная сумма в размере 8,5 млн руб. в месяц и переменная часть – 15% от фактического поступления в пользу банка денежных средств.

В мае 2016 г. права и обязанности исполнителя по договору «Кворум Дебт Менеджмент Груп» были переданы Московской коллегии адвокатов «Кворум».

Три инстанции отказались возвращать «гонорар успеха» в конкурсную массу

Один из кредиторов банка обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании перечисления «Кворум Дебт Менеджмент Групп» и МКА «Кворум» «гонораров успеха» в размере почти 400 млн руб. незаконным, необоснованным и нарушающим права и законные интересы кредиторов.

Заявитель полагал, что предусмотренная договором об оказании юридических услуг переменная часть вознаграждения в размере 15% от денежных средств, фактически поступивших в конкурсную массу банка, является «гонораром успеха». По его мнению, такого рода премирование недопустимо в процедурах банкротства.

Однако Арбитражный суд г. Москвы определением от 30 августа 2018 г. в удовлетворении требований отказал, признав расходы конкурсного управляющего обоснованными. Две последующие инстанции поддержали его позицию (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря 2018 г., постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 апреля 2019 г.).

Разрешая спор, суды сослались на положения ст. 20.3, 20.7 и 189.78 Закона о банкротстве и исходили из того, что траты на привлечение специалистов для оказания правовой помощи в деле о банкротстве внесены в смету текущих расходов банка, смета утверждена комитетом кредиторов, решение которого не оспорено.

Читайте также
Положение о гонораре успеха для адвокатов останется в «законопроекте Клишаса»
Рабочая группа по совершенствованию законодательства о судоустройстве и процессуального законодательства обсудила поправки в проект изменений в Закон об адвокатуре
02 Октября 2019 Новости

Размер израсходованных средств на оплату оказанных услуг, по мнению трех инстанций, был обусловлен значительным объемом работ и сложностью задач по правовому сопровождению ликвидационных процедур.

Кроме того, суды отклонили довод заявителя о квалификации переменной части вознаграждения в качестве «гонорара успеха», поскольку выплата этого вознаграждения не была поставлена в зависимость от принятия судом положительного решения в пользу банка.

Все инстанции признали, что указанное дополнительное вознаграждение является допустимой частью договора об оказании юридических услуг и представляет собой вознаграждение, уплачиваемое за уже оказанные услуги и только в случае пополнения конкурсной массы банка, то есть признается фактическим премированием адвокатов.

ВС защитил интересы кредиторов

Кредитор подал кассационную жалобу в Верховный Суд, который посчитал, что нижестоящие инстанции неверно применили нормы права.

По мнению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС, когда должник находится в процессе банкротства, применение к нему принципа свободы договора (ст. 421 ГК) ограничено в том числе интересами кредиторов. «Поэтому судам при проверке обоснованности выбора конкурсным управляющим подобного варианта вознаграждения представителей следовало определить, как такая форма оплаты может отразиться на конкурсной массе и на перспективах удовлетворения требований кредиторов», – указал Суд.

В ходе судебного заседания представитель АСВ отметил, что начало процедуры банкротства сопряжено с неизвестностью для конкурсного управляющего объема юридических услуг, которые должны быть впоследствии оказаны. Именно поэтому агентством в качестве стандартного варианта используется смешанная форма оплаты (постоянная и переменная), а не почасовая.

Конкурсный управляющий пояснил, что неизвестность объема подлежащих оказанию услуг наряду с переменной составляющей оплаты может приводить к двум противоположным результатам. Если объем выполненной юристами работы окажется значительным, а средства, поступившие в результате их деятельности в конкурсную массу, – непропорционально малыми, то итоговая стоимость услуг может оказаться ниже рыночной.

В ином случае, при незначительном объеме оказанных услуг и непропорционально существенных поступлениях средств, стоимость юридических услуг окажется неравноценной не в пользу должника, то есть завышенной по отношению к рыночным ставкам. Однако представители управляющего и МКА «Кворум» указали, что даже в этой ситуации переменная ставка более выгодна для должника. Опираясь на имеющуюся у них информацию о ходе данного банкротства, они указали, что привлечение юристов на условиях почасовой оплаты оказалось бы более затратным, нежели выбранная на основании спорного соглашения модель взаимоотношений сторон.

Однако ВС указал, что, исходя из положений п. 4 ст. 20.3, п. 5 ст. 20.7 и подп. 6 п. 4 ст. 189.78 Закона о банкротстве, суды должны были проверить обоснованность и законность привлечения сторонних юристов на условиях смешанной формы оплаты. В частности, по мнению Коллегии, необходимо было соотнести фактические расходы должника с теми потенциальными тратами, которые могли быть понесены, если бы сделка заключалась на рыночных условиях.

Верховный Суд также отметил, что необходимо было учесть, с одной стороны, доводы заявителя о том, что часть выплат в пользу адвокатов не сопровождалась встречным предоставлением. И доводы АСВ и МКА «Кворум», с другой стороны, о том, что такие выплаты в действительности компенсировали недоплаты по остальной части услуг и что размер денежного предоставления в пользу юристов не являлся завышенным, если оценивать соотношение оказанных услуг и выплаченных средств в совокупности.

Поскольку Судебная коллегия посчитала, что акты нижестоящих инстанций приняты с нарушениями закона, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов кредиторов должника, указанные акты были отменены, а дело – направлено на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

В завершение Верховный Суд еще раз подчеркнул, что при повторном разрешении спора первой инстанции следует проверить обоснованность понесенных конкурсным управляющим расходов на оплату услуг привлеченных лиц.

Эксперты по-разному оценили подход ВС

Редакция попыталась связаться с председателем МКА «Кворум» Анастасией Жидченко, представлявшей интересы своей коллегии в Верховном Суде, однако сделать это не удалось.

Читайте также
Очередная пиррова победа над «гонораром успеха»
О признании выплаченного конкурсным управляющим вознаграждения адвокатам убытками банка-должника
10 Апреля 2019 Мнения

Юрист Группы по разрешению споров Deloitte Legal Анастасия Васильева отметила, что позиция ВС по данному делу была предсказуема. «Аналогичным образом был разрешен похожий спор между ФНС и тем же конкурсным управляющим – Агентством по страхованию вкладов (дело № А40-77625/2012). Три инстанции защитили кредиторов, а Верховный Суд и вовсе отказал в передаче кассационной жалобы», – сообщила она.

Анастасия Васильева обратила внимание на тот факт, что оплата услуг юристов в виде процента от поступивших в конкурсную массу «Пробизнесбанка» денежных средств была одобрена комитетом кредиторов и согласована в смете расходов. «Это направлено на то, чтобы исключить возможность оспаривания размера оплаты в соответствии с принципом эстоппеля. Однако, как не раз указывал Верховный Суд РФ, банкротные правоотношения – это правоотношения особого рода, где не все нормы ГК РФ могут быть применены в том же порядке, в каком они применяются к обычным гражданским правоотношениям. В том числе Суд указывал, что эстоппель к банкротным отношениям применяться не может, поскольку направлен на защиту только субъектов частного права (дело № А40-176343/2016)», – рассказала юрист.

Анастасия Васильева отметила, что позиция ВС по данному спору содержит в себе некоторые политико-правовые и экономические обоснования. Это, в частности, направленность на защиту публичных интересов и кредиторов должника, учет уменьшения конкурсной массы и специфики банкротных отношений с возможностью ограничения свободы договора в них. «Полагаю, что данная позиция не должна применяться по аналогии к разрешению обычных гражданских споров, однако это происходит. Например, в конце сентября в деле № 78-КГ19-32 ВС снова подтвердил такую позицию», – указала юрист.

По мнению Анастасии Васильевой, если стороны договора согласовали оплату в виде процента от взысканных в пользу клиента денежных средств, конституционных оснований ограничивать свободу договора у суда нет, поскольку вознаграждение не зависит от вынесения решения в пользу клиента. «Данный порядок с доктринальной точки зрения является “гонораром успеха”, однако не данную разновидность “гонорара успеха” запрещал в свое время Конституционный Суд в Постановлении от 23 января 2007 г. № 1-П», – напомнила эксперт.

Читайте также
«Гонорар успеха» не противоречит позиции КС
Суд предположил возможность его введения в законодательство об оказании квалифицированной юрпомощи
29 Января 2019 Мнения

По ее мнению, расширительное толкование позиций высших судов по запрету «гонорара успеха» приводит к злоупотреблениям со стороны заказчиков юридических услуг. «Они знают, что сегодня могут согласиться на оплату услуг в виде процента от взысканных в их пользу денежных средств, а завтра отказаться платить, указав, что такой порядок оплаты – запрещенный в России “гонорар успеха”. Это очевидно нарушает не только базовый принцип свободы договора, но и принцип добросовестности», – заключила Анастасия Васильева.

Адвокат, партнер Адвокатского бюро «КРП» Виктор Глушаков не согласился с позицией Суда. «Действительно, банкротство – специфическая процедура, в рамках которой действуют специальные нормы, а воля на заключение договоров ограничена интересами кредиторов. Однако в настоящей ситуации решение о несении подобных расходов согласовано кредиторами. То есть права и законные интересы кредиторов не нарушены. При соблюдении процедуры согласования несогласие какого-то лица с подобным решением не имеет значения», – полагает адвокат.

По мнению Виктора Глушакова, в данном споре Верховный Суд взял на себя «гиперфункции», выйдя за рамки полномочий арбитра. «Подобный подход делает оспоримыми любые сделки, которые совершаются в процедуре банкротства, так как каждую из них можно проверять в порядке, на который указывает в данном определении Коллегия по экономическим спорам», – подчеркнул эксперт.

Юрист практики недвижимости и строительства юридической фирмы ART DE LEX Владислав Кулаковский отметил, что, исходя из природы договора оказания услуг, оплата производится за те или иные действия. «Конституционный Суд неоднократно отмечал, что стоимость услуг не может включать в себя плату за результат, который был получен без соответствующих действий контрагента (например, подготовка процессуальных документов, выступление в суде). Таким образом, установление “гонорара успеха” недопустимо», – напомнил юрист.

При этом, по его словам, необходимо отграничивать “гонорар успеха” от механизмов расчета, привязанных к какому-либо стороннему показателю. «Судебная практика исходит из того, что для квалификации условия договора как механизма расчета необходимо доказать два обстоятельства. То, что стоимость оказания услуг является рыночной или близкой к ней, а также то, что услуги оказывались не только в объеме, соответствующем фиксированной части вознаграждения, но и в соразмерном переменной части “количестве”, – сказал Владислав Кулаковский. – Следовательно, Судебная коллегия по экономическим спорам приняла верное решение: суд первой инстанции должен установить вышеуказанные обстоятельства и с их учетом принять решение».

Рассказать:
Дискуссии
Финансирование судебных процессов
Финансирование судебных процессов
Юридический рынок
21 Октября 2019