×

ВС напомнил о том, что на территории национального парка не может возникнуть право собственности

Суд указал, что, допуская в отдельных случаях возможность нахождения в границах особо охраняемых природных территорий земельных участков иных пользователей и собственников, нормативно-правовые акты не предусматривают изъятие земель национальных парков
Фотобанк Лори
В комментарии «АГ» одна из экспертов заметила, что в решении ВС не указывается на то, как разрешить правовую коллизию и помочь местному сообществу, а потому судебный акт представляется спорным. Вторая обратила внимание на то, что право собственности на земельный участок в границах национального парка сохраняется у лица, если оно возникло до создания национального парка.

13 января 2020 г. Верховный Суд вынес Решение по делу № АКПИ19-837, в котором напомнил, что право собственности на земельный участок в границах национального парка не может появиться, но сохраняется у собственника, если оно возникло до создания национального парка.

В 2019 г. Администрация муниципального образования «Тункинский район» Республики Бурятия обратилась в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском о признании права муниципальной собственности на земельные участки, занятые зданиями муниципальных образовательных организаций (дело № А10-1149/2019). Сами земельные участки при этом были расположены на территории государственного природного национального парка «Тункинский», созданного в мае 1991 г. в границах Тункинского административного района Бурятской ССР.

Как пояснил в суде представитель администрации, на спорных земельных участках находятся здания общеобразовательных учреждений, которые являются собственностью муниципального образования. По его мнению, на основании ст. 3.1 Закона о введении в действие Земельного кодекса и исходя из принципа единства судьбы земельного участка и находящихся на нем объектов недвижимости собственником земельных участков должно являться муниципальное образование «Тункинский район». Спорные земельные участки относятся к категории земель населенных пунктов, а не к категории земель особо охраняемых природных территорий и объектов, поэтому к ним не применяются ограничения, установленные законом для земель особо охраняемых природных территорий и объектов в части их отнесения исключительно к федеральной собственности и запрета на отчуждение из таковой.

7 июня 2019 г. в удовлетворении иска было отказано. Суд сослался на п. 28 Положения о национальных природных парках Российской Федерации, утвержденного Постановлением Совета Министров – Правительства РФ от 10 августа 1993 г. № 769. Согласно данному пункту земли национальных природных парков, их недра и водные пространства со всеми находящимися в их пределах ресурсами растительного и животного мира, историко-культурными объектами, а также зданиями, сооружениями и другими объектами являются исключительно федеральной собственностью и предоставляются национальным природным паркам в порядке, установленном законодательством РФ. Изъятие земель и других природных ресурсов национальных природных парков запрещается. Суд указал, что все земли в границах Тункинского района являются разграниченными в пользу Российской Федерации, а потому в отношении земельных участков, занятых муниципальными объектами недвижимости, не может быть признано право муниципальной собственности. 6 августа 2019 г. апелляция оставила решение первой инстанции в силе.

Параллельно с обращением в кассацию (в ноябре 2019 г. суд Восточно-Сибирского округа оставил решения нижестоящих инстанций в силе – прим, ред.), администрация муниципального образования обратилась в Верховный Суд с административным исковым заявлением о признании п. 28 Положения о национальных природных парках РФ недействующим.

Административный истец настаивал, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат п. 6 ст. 95 Земельного кодекса, абз. 2 п. 2 ст. 12 Закона об особо охраняемых природных территориях, поскольку в соответствии с действующими нормами федерального законодательства в границах национальных парков допускается наличие земельных участков иных пользователей и собственников, и нарушают ее право на законное владение, пользование и распоряжение земельными участками, занятыми муниципальными объектами, исходя из основного принципа земельного законодательства о единстве судьбы земельных участков и находящейся на них недвижимости (ст. 1 Земельного кодекса).

Изучив материалы дела, Верховный Суд указал, что земельные участки и природные ресурсы, расположенные в границах национальных парков, согласно п. 2 ст. 12 Закона об особо охраняемых природных территориях, находятся в федеральной собственности. Земельные участки не подлежат отчуждению из федеральной собственности. Вместе с тем, отметил ВС, из содержания п. 2 данной статьи следует, что федеральный законодатель допускает наличие земельных участков иных пользователей и собственников в границах национальных парков.

Суд отметил, что, регулируя отношения по использованию и охране земель в РФ, Земельный кодекс в п. 6 ст. 95 предусматривает, что земли и земельные участки государственных заповедников, национальных парков находятся в федеральной собственности и предоставляются федеральным государственным бюджетным учреждениям, осуществляющим управление государственными природными заповедниками и национальными парками, в порядке, установленном законодательством РФ. Земельные участки в границах государственных заповедников и национальных парков не подлежат приватизации. В отдельных случаях допускается наличие в границах национальных парков земельных участков иных пользователей, а также собственников, деятельность которых не оказывает негативного воздействия на земли национальных парков и не нарушает режим использования земель государственных заповедников и национальных парков.

Верховный Суд указал, что особенности организации, охраны и использования национальных парков установлены разделом III Закона об особо охраняемых природных территориях, который определяет национальные парки как особо охраняемые природные территории федерального значения, в границах которых выделяются зоны, в которых природная среда сохраняется в естественном состоянии и запрещается осуществление любой не предусмотренной данным законом деятельности, и зоны, в которых ограничивается экономическая и иная деятельность в целях сохранения объектов природного и культурного наследия и их использования в рекреационных целях (ст. 12).

Высшая инстанция заметила, что, допуская в отдельных случаях возможность нахождения в границах особо охраняемых природных территорий земельных участков иных пользователей и собственников, ни Закон об особо охраняемых природных территориях, ни Земельный кодекс не предусматривают изъятие земель национальных парков.

Читайте также
Верховный Суд разъяснит порядок оспаривания НПА
Пленум ВС отправил на доработку соответствующий проект постановления, но эксперты прокомментировали для «АГ» его основные положения
20 Декабря 2018 Новости

Суд указал, что согласно разъяснению, данному в п. 35 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г. № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами», проверяя содержание оспариваемого акта или его части, необходимо также выяснять, является ли оно определенным. «Оспариваемые положения нормативного правового акта относят земли национальных природных парков к федеральной собственности, запрещая их изъятие, являются ясными и определенными», – подчеркнул Суд.

Таким образом, ВС отказал в удовлетворении административного искового заявления Администрации муниципального образования «Тункинский район» Республики Бурятия о признании недействующим п. 28 Положения о национальных природных парках РФ. Уже после вынесения решения по административному иску судья Верховного Суда отказал в передаче кассационной жалобы администрации по арбитражному делу на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам.

В комментарии «АГ» адвокат Октябрьского специализированного филиала Башкирской республиканской коллегии адвокатов Надежда Крылова отметила, что существуют национальные парки, образованные в границах сельских административных районов субъекта Федерации, где в населенных пунктах проживает местное население и построены объекты социальной инфраструктуры. Примером такого парка является государственный природный национальный парк «Тункинский» в республике Бурятия.

«Население, проживающее на территории парка, как и местные власти, озабочены вопросами владения, пользования и распоряжения земельными участками, занятыми муниципальными объектами недвижимости. Их вполне устраивают положения Закона об особо охраняемых природных территориях, где в ст. 12 указано о допустимости наличия в границах национальных парков земельных участков иных пользователей и собственников. Это позволяло до недавнего времени надеяться на надлежащее оформление прав собственности на земельные участки, занятые зданиями муниципальных школ и детских садов», – указала Надежда Крылова. Вместе с тем адвокат заметила, что названным положениям закона не в полной мере соответствуют нормы п. 28 Положения о национальных природных парках РФ.

По мнению Надежды Крыловой, в решении ВС не указывается на то, как разрешить правовую коллизию и помочь местному сообществу, а потому судебный акт представляется спорным.

Адвокат предположила, что разрешение проблемы имущественных отношений с учетом соблюдения баланса интересов всех сторон возможно путем нормативно-правового регулирования вопроса признания права собственности на земельные участки, занятые муниципальными зданиями на территории национальных природных парков, за органами местной власти, а также – урегулирования вопросов изъятия земель в подобных случаях.

Надежда Крылова считает, что нахождение земельных участков в муниципальной собственности важно и объясняется конституционными положениями о самостоятельном решении населением вопросов местного значения, владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью, установления местных налогов и сборов.

Старший юрист практики «Недвижимость. Земля. Строительство» юридической фирмы VEGAS LEX Марина Преображенская заметила, что законом национальный парк отнесен к особо охраняемых природным территориям. «Исторически так сложилось, что земельные участки, принадлежавшие на момент создания различных особо охраняемых природных территорий другим собственникам, не были изъяты, в связи с чем зачастую в пределах одной такой территории присутствуют различные формы собственности. То есть право собственности на земельный участок в границах национального парка сохраняется у лица, если оно возникло до создания национального парка», – пояснила юрист.

Марина Преображенская указала, что национальный парк «Тункинский» был создан в 1991 г. При этом администрация как собственник объектов недвижимости ссылалась на неприменимые положения Вводного закона к Земельному кодексу РФ 2001 г. в части положений о разграничении собственности на землю. Она отметила, что до вступления в силу названного закона действовало Постановление Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. № 3020-1, определяющее порядок разграничения государственной собственности. Согласно документу земли национальных парков относятся исключительно к федеральной собственности. Аналогичное положение, подчеркнула Марина Преображенская, в дальнейшем было продублировано в Законе об особо охраняемых природных территориях.

«Таким образом, земельные участки, на которые претендует администрация, разграничены в силу закона и являются исключительно федеральной собственностью независимо от наличия соответствующей записи в ЕГРН», – резюмировала она.

Рассказать: