×

ВС подтвердил, что защитник наравне с адвокатом сохраняет свой статус и после приговора

Верховный Суд признал незаконным отказ администрации исправительной колонии в допуске матери осужденного на свидания с ним в качестве защитника
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Георгий Скурятин рассказал «АГ», на каких основаниях почти четыре года начальство колонии отказывало в свидании с сыном его доверительнице, которая официально являлась его защитником. По его мнению, ВС РФ разобрался с делом, в котором самым грубым образом были нарушены права человека, отбывающего наказание, так как его практически лишили единственной оставшейся защиты.

21 марта Судебная коллегия по административным делам ВС РФ вынесла решение по делу о недопуске на свидания к осужденному его матери как защитника, статус которого был определен судом. Верховный Суд отправил дело на новое рассмотрение, отметив ошибки, допущенные апелляционной инстанцией, и неправомерные действия со стороны администрации исправительной колонии.

3 июня 2015 г. гражданка Л., мать подсудимого Д., была допущена судом к участию в уголовном деле в качестве его защитника наряду с адвокатом. 1 июля того же года Д. был признан виновным и осужден к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в ФКУ ИК-6 УФСИН России по Оренбургской области.

29 сентября 2015 г. Л. обратилась к начальнику колонии с заявлением о предоставлении с 29 сентября по 9 октября свиданий с Д. для работы над материалами уголовного дела для подготовки кассационной жалобы, приложив к этому заявлению выписку из протокола судебного заседания, которым был определен ее процессуальный статус.

В тот же день разрешение было получено и Л. трижды посетила сына как защитник, однако уже 2 октября администрация ИК-6 уведомила Л. об отсутствии у нее правовых оснований для посещения осужденного в порядке ст. 89 УИК РФ.

Свой отказ начальник учреждения мотивировал тем, что уголовное судопроизводство в отношении осужденного закончено с момента вступления в законную силу приговора суда, и выписка из протокола судебного заседания не может служить документальным основанием для посещения его в исправительном учреждении в качестве адвоката или лица, имеющего право на оказание юридической помощи. Также в уведомлении было указано, что действующим законодательством не предусмотрено обязательного участия защитника при производстве по кассационной или надзорной жалобе.

Л. обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором просила признать отказ в предоставлении ей свиданий с сыном в порядке, предусмотренном ст. 89 УИК, незаконным. Как рассказал «АГ» адвокат АП Белгородской области Георгий Скурятин, представлявший Л., в своем иске она указывала, что поскольку уголовно-процессуальным законом определен только начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь защитника, включая лицо, допущенное к участию в качестве защитника наряду с адвокатом, то реализация закрепленного права должна обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса. Также она указывала на то, что рядом статей Конституции РФ, УПК и УИК не предусмотрен запрет на ее участие в деле наряду с другим адвокатом.

Кроме того, Л. ссылалась на Определение КС РФ от 1 апреля 2004 г. № 77-0, где указано, что установленный ч. 4 ст. 89 УИК РФ порядок предоставления осужденному свиданий с адвокатом носит уведомительный, а не разрешительный характер, в связи с чем администрация учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, не вправе отказать в удовлетворении заявления осужденного о свидании с приглашенным им адвокатом. Также в иске была ссылка и на Определение КС РФ от 24 июня 2008 г., согласно которому статус защитника в стадии надзорного производства не требует дополнительного подтверждения судом, так как защитник входит в число лиц, уполномоченных ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора.

Л. настаивала на том, что правовой режим свиданий, связанных с получением юридической помощи, требует только наличия заявления и не содержит каких-либо дополнительных ограничений для предоставления осужденному свиданий с защитником. «Данное право должно обеспечиваться защитнику наряду с адвокатом на всех стадиях уголовного процесса, в том числе и на стадии исполнения приговора по конкретному делу, по которому он и был допущен в качестве защитника, а также для защиты от ущемляющих его права и законные интересы действий и решений органов и учреждений, исполняющих наказание», – подчеркивалось в иске.

В декабре 2015 г. первая инстанция удовлетворила требования административного истца. Суд согласился, что статус защитника наряду с адвокатом не утрачивается с момента вступления приговора в законную силу, а сохраняется на всех стадиях уголовного судебного разбирательства, включая апелляционную, кассационную и надзорную инстанции.

Однако 30 июня 2016 г. апелляционная инстанция Белгородского областного суда отменила это решение, и в удовлетворении требований Л. было отказано. «В ходе заседания суда апелляционной инстанции появились доводы о том, будто моя доверительница “злоупотребляла правом в защите”. Я такого термина, честно говоря, никогда не слышал. Мне однозначно было понятно, что нарушены права моего доверителя как защитника», – рассказал Георгий Скурятин.

В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании было отказано. После этого Георгий Скурятин обратился в ВС РФ с жалобой от имени отбывающего наказание Д., в которой ставился вопрос об отмене решения апелляции. Помимо ссылки на практику Конституционного Суда, Д. также сослался на порядок предоставления свиданий осужденным, в частности на ч. 4 ст. 89 УИК, согласно которой для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с защитниками без ограничения их числа. Эта норма воспроизведена и в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений.

22 января 2018 г. судья Верховного Суда по итогам рассмотрения жалобы Д. и изучения материалов истребованного дела вынес определение о передаче жалобы для рассмотрения в Судебную коллегию по административным делам. В своем решении судья отметил, что лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу. «Это означает, что статус защитника в стадии кассационного (а равно и надзорного) производства не требует дополнительного подтверждения судом», – значится в определении.

Судья также указал, что судам нижестоящих инстанций следовало выяснить, исчерпаны ли Д. на момент обращения его защитницы к ФКУ ИК-6 с заявлением о предоставлении свидания в целях работы над материалами уголовного дела все способы обжалования приговора, что судом апелляционной инстанции установлено не было. Судья определил жалобу вместе с делом отправить на рассмотрение в судебном заседании Судебной коллегией по административным делам ВС РФ.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия отменила постановление суда апелляционной инстанции и направила дело на новое рассмотрение.

«Эта история очень сильно затянулась. Казалось бы, простой вопрос для человека, который занимается уголовным правом и процессом, ведь на это есть решения Конституционного Суда, разъяснения Верховного Суда. И в данном случае я всегда был убежден, что единственно правильным решением суда могла быть только отмена этого запрета начальника колонии», – высказался Георгий Скурятин. Адвокат добавил, что, изучив судебную практику по аналогичным делам, он заметил, что в последнее время в ряде регионов люди обращаются в ВС, так как администрации исправительных учреждений отказывают в допуске по тем же основаниям.

Георгий Скурятин назвал решение Верховного Суда справедливым и обоснованным, соответствующим Конституции и УПК РФ. «Я думаю, Суд действительно понял, что самым грубым образом были нарушены права человека, отбывающего наказание, так как этим решением суд практически лишил его защиты. Единственной защиты, которая у него осталась».

Рассказать: