×

ВС пояснил порядок взаиморасчетов сторон при наличии отлагательного условия об оплате

Суд указал, что подрядчик обязан оплатить работы субподрядчика, даже если генеральный заказчик впоследствии отказался от договора из-за действий своего контрагента
Эксперты «АГ» поддержали выводы Верховного Суда. Одна из них отметила, что ВС положил в основу своего определения норму ст. 309 ГК РФ и такая практика поспособствует защите интересов добросовестных участников гражданского оборота. Другой высоко оценил вывод о том, что утрата для гензаказчика потребительской ценности результата работ по вине генподрядчика не означает отсутствие или прекращение обязательства генподрядчика по оплате перед субподрядчиком. Третья отметила, что определение ВС РФ послужит дополнительным ориентиром для правильного и единообразного разрешения споров в случае злоупотребления и препятствия заказчика наступлению согласованного в договоре условия об оплате работ после получения денежных средств от третьих лиц. Четвертый заметил, что единственная возможность у субподрядчика по превентивной защите от них сводится к тому, чтобы не соглашаться на такие условия договора.

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-26475 по спору между сторонами подрядного договора о взыскании задолженности с заказчика работ.

Нижестоящие суды разошлись в своих выводах

В марте 2016 г. ООО «ИнвеСТрой» и ООО «Моспроект» заключили договор на выполнение проектно-изыскательских работ по строительству и реконструкции ряда объектов санатория, подведомственного Управлению делами Президента РФ. Кроме того, подрядчик обязался разработать проектно-сметную документацию и согласовать ее вместе с заказчиком в надзорных, экспертных и других организациях. 

Согласованные договором работы были выполнены и переданы «Моспроекту», что подтверждалось подписью уполномоченного лица последнего на сопроводительном письме. Поскольку заказчик не оплатил выполненные работы, «ИнвеСТрой» обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности, далее произошла процессуальная замена истца на его правопреемника в лице ИП Александра Басалая. В ходе судебного разбирательства было установлено, что общество «Моспроект» являлось подрядчиком по договору от 15 января 2016 г., заключенному с АО «Сатурн».

Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении иска под предлогом обстоятельств, установленных при рассмотрении дела № А40-110001/2018, возбужденного по иску «Моспроект» к «Сатурну» о взыскании задолженности и встречному иску АО о взыскании суммы аванса. Тогда суд отказал в удовлетворении иска «Моспроекта», поскольку было установлено отсутствие у подготовленной им документации потребительской ценности и возможности ее использования в связи с расторжением АО «Сатурн» заключенного с ним договора ввиду нарушения договорных условий. 

Впоследствии апелляция отменила решение АС г. Москвы и удовлетворила иск предпринимателя, взыскав с «Моспроекта» 6 млн руб. задолженности. При этом вторая инстанция учла установленные по делу № А40-110001/2018 обстоятельства о том, что ответчик передал работы генеральному заказчику только в январе 2018 г. и не в полном объеме и что общество «Моспроект» не приняло должных мер для своевременной передачи и оплаты выполненных истцом работ генеральному заказчику в разумные сроки. При этом сама передача ответчиком работ АО «Сатурн» произошла после получения от последнего уведомления о расторжении договора.

В дальнейшем окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции, согласившись с ее выводами о наличии оснований для отказа в иске в связи с отсутствием потребительской ценности выполненных истцом работ и сославшись на условия договора о возможности оплаты работ только после получения денежных средств от гензаказчика. 

В этой связи Александр Басалай обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Верховный Суд поддержал апелляцию

После изучения материалов дела № А40-177112/201 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что кассация обоснованно учла, что оплата выполненных истцом работ производится поэтапно, в течение 10 рабочих дней с даты поступления денежных средств ответчику от генерального заказчика за соответствующий этап (п. 2.2.2 спорного договора). 

Однако, несмотря на наличие в договоре условия о порядке оплаты выполненных истцом работ, которое, по сути, является отлагательным (зависящим от другого обстоятельства, т.е. получения ответчиком платы от своего контрагента-гензаказчика), окружной суд не учел содержание иных условий договора и установленные по делу обстоятельства.

В частности, спорный договор прямо предусматривал обязательства ответчика по приемке работ и его действия в случае задержки принятия и оплаты работ гензаказчиком. Тем не менее в нарушение положений ст. 309 ГК РФ и условий заключенного сторонами договора ответчик не принял меры для передачи гензаказчику и оплаты им работ, выполненных истцом, являющимся одним из субподрядчиков, не только в срок, предусмотренный договором (10 рабочих дней), но и в разумные сроки, задержав передачу работ обществу «Сатурн» более чем на год, после направления последним уведомления о расторжении договора.

Читайте также
Пределы диспозитивности
Верховный Суд РФ разъяснил судам, как применять общие положения ГК РФ об обязательствах
22 Ноября 2016 Новости

Со ссылкой на п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. № 54 Верховный Суд отметил, что срок исполнения обязательства может исчисляться в том числе с момента исполнения обязанностей другой стороной, совершения ею определенных действий или с момента наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором. «Если действия кредитора, совершением которых обусловлено исполнение обязательства должником, не будут выполнены в установленный законом, иными правовыми актами или договором срок, а при отсутствии такого срока – в разумный срок, кредитор считается просрочившим (ст. 328 или 406 ГК РФ). Если наступлению обстоятельства, с которым связано начало течения срока исполнения обязательства, недобросовестно воспрепятствовала или содействовала сторона, которой наступление или ненаступление этого обстоятельства невыгодно, то по требованию добросовестной стороны это обстоятельство может быть признано соответственно наступившим или не наступившим (п. 1 ст. 6, ст. 157 ГК РФ)», – отмечено в определении ВС.

Как пояснил Суд, из материалов дела не следует, что у ответчика имелись основания для реализации права, предусмотренного п. 6 ст. 753 ГК РФ, заявить мотивированный отказ от приемки результата работ в случае обнаружения недостатков, которые исключают возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены подрядчиком или заказчиком. Согласно п. 43 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49 условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить какой-либо стороне договора извлекать преимущество из ее незаконного или недобросовестного поведения. 

Читайте также
ВС разъяснил толкование условий договора
Пленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров
25 Декабря 2018 Новости

«Исследуя в совокупности условия заключенного между сторонами спора договора, а также принимая во внимание исполнение обществом “ИнвеСТрой” своих обязательств по договору, мотивированный отказ от приемки которых не был заявлен ответчиком, поведение которого, напротив, нельзя признать добросовестным и надлежащим, суд апелляционной инстанции, установив, что неисполнение именно этим лицом обязанности по своевременной передаче результата работ гензаказчику повлекло отказ от договора и оплаты последним, обоснованно пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения иска», – отмечено в определении Суда. Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты кассации, оставив в силе постановление апелляции.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Управляющий партнер MCK LAW, адвокат Ирина Кузнецова отметила, что ВС, отменяя неправосудные акты первой и кассационной инстанции и поддерживая постановление апелляционной инстанции, положил в основу своего определения норму ст. 309 ГК РФ. Согласно ей обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. «С такой правовой позицией следует согласиться, так как подобная практика способствует защите интересов добросовестных участников гражданского оборота», – полагает она.

По словам Ирины Кузнецовой, важным основанием для взыскания денег в пользу истца стали, во-первых, установленные судами факты принятия работ заказчиком и отсутствия мотивированного отказа от их принятия. «Во-вторых, Суд сделал верный вывод о том, что условие об оплате считается наступившим. Так, договор содержал условие об оплате выполненных истцом работ поэтапно, в течение 10 рабочих дней с даты поступления денежных средств ответчику от генерального заказчика за соответствующий этап. Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит (ст. 157 ГК РФ). Настоящее отлагательное условие относится исключительно к сроку выплаты в 10 дней, а не к выплате как таковой», – убеждена эксперт.

Адвокат добавила, что ВС верно применил положение п. 3 ст. 157 ГК РФ, согласно которой, если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим. «Неоплата гензаказчиком денежных средств подрядчику по заключенному и уже потом расторгнутому между ними договору не является основанием для отказа субподрядчику в оплате произведенных им работ в данной ситуации. В соответствии с недобросовестным поведением подрядчика условие о выплате субподрядчику считается наступившим и работы должны быть оплачены», – подытожила Ирина Кузнецова.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и Партнеры» Игорь Ершов отметил, что определение Верховного Суда важно по нескольким причинам. Во-первых, Судебная коллегия обратила внимание на возможность закреплять в договоре субподряда отлагательное условие, ставящее обязательство генподрядчика по оплате работ субподрядчика в зависимость от обязательства гензаказчика перед генподрядчиком по оплате. 

«Во-вторых, еще более важный, но не совсем очевидный вывод – утрата для гензаказчика потребительской ценности результата работ по вине генподрядчика не означает отсутствие или прекращение обязательства генподрядчика по оплате перед субподрядчиком», – подчеркнул он. Эксперт добавил, что в этом случае напрашивается вопрос, какое влияние оказывает (и оказывает ли) утрата потребительской ценности результата работ для гензаказчика по вине только субподрядчика или же в случае одновременной вины субподрядчика и генподрядчика на обязательство по оплате выполненных субподрядчиком работ (при наличии отлагательного условия)? Однако, заметил он, определение ВС не содержит ответ на данный вопрос в силу процессуальных норм. 

Еще один значимый, по мнению Игоря Ершова, вывод заключается в том, что из определения Верховного Суда фактически следует, что добросовестность или отсутствие добросовестности генерального подрядчика при исполнении обязательства перед заказчиком влияют на обязательство генерального подрядчика перед субподрядчиком по оплате. Следовательно, действует общее правило о самостоятельности отношений между генподрядчиком и субподрядчиком.

Адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры» Любовь Хохлова поддержала выводы Суда. «Условие договора об оплате выполненных работ, поставленное в зависимость от перечисления денежных средств от гензаказчика, не противоречит законодательству РФ. Защита интересов подрядчика, который не имел возможность контролировать действия заказчика, производится иным способом. Так, в силу п. 3 ст. 157 ГК РФ, если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала или содействовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим», – отметила она.

«Основной вывод Верховного Суда о правомерном требовании кредитора встречного исполнения в случае злоупотребления или недобросовестного поведения должника является логичным, законным и обоснованным. Определение ВС РФ послужит дополнительным ориентиром для правильного и единообразного разрешения споров, толкования и применения действующего законодательства в случае злоупотребления и препятствия заказчика наступлению согласованного в договоре условия об оплате работ после получения денежных средств от третьих лиц», – заключила Любовь Хохлова. 

Адвокат, партнер международного центра защиты прав Globallaw Евгений Мацак отметил распространенность на практике подобных ситуаций и пояснил, что единственная возможность у субподрядчика по превентивной защите от них сводится к тому, чтобы не соглашаться на такие условия договора. «Субподрядчику нужно стремиться согласовывать такие условия договора, чтобы оплата его работы не ставилась в зависимость от того, оплатит ли (оплатит ли вовремя) работы заказчику генеральный заказчик или не оплатит. Учитывая то, что ответчик (заказчик) не заявил истцу в надлежащие сроки мотивированный отказ от приемки выполненных работ, позиция Верховного Суда РФ справедлива и обоснована. Ответчик (заказчик) действовал недобросовестно, передав результаты работ генеральному заказчику спустя год после их выполнения, тогда как обязан был по договору это сделать в течение 10 дней либо в иной, но разумный срок», – подчеркнул эксперт.

Рассказать: