×

ВС пояснил правила истечения срока исковой давности по основным и дополнительным требованиям

Суд отметил, что если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек, то срок исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами также не истекает
По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд справедливо постановил, что в случае исполнения требований по основному долгу у кредитора сохраняется право на проценты, которое может быть заявлено в течение общих сроков исковой давности. Другой эксперт отметил, что такая правовая позиция крайне важна для практики, ведь в противном случае должник мог бы злоупотреблять своими правами. Третий эксперт выразил сочувствие истцу в том, что ему пришлось потратить много времени для защиты своих нарушенных прав по такому банальному вопросу.

12 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-17077 по спору о взыскании цессионарием с должника процентов задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В июне 2013 г. ООО «Стройгазконсалтинг» (генподрядчик) и «Нефтегазопроводстрой» (субподрядчик) заключили договор субподряда. Впоследствии в рамках дела № А40-75671/2016 суд удовлетворил иск субподрядчика о взыскании со своего контрагента по вышеуказанному договору задолженности на сумму свыше 6 млн руб.

В июне 2018 г. «Нефтегазопроводстрой» уступил право требования задолженности по договору цессии предпринимателю Сергею Трояну. По условиям такого договора права требования перешли к цессионарию в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе включая права требования денежных средств в счет уплаты основного долга, процентов, пеней, штрафов, процентов за пользование чужими денежными средствами.

В следующем месяце предприниматель направил в адрес «Стройгазконсалтинга» уведомление о смене кредитора с требованием об уплате задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами. Поскольку организация отказалась выполнять требование ИП, он обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с вышеуказанного общества 1,5 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 21 августа 2015 г. по 13 июня 2018 г.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. Они исходили из пропуска срока исковой давности, на чем настаивал ответчик в ходе рассмотрения дела. При этом суды пришли к выводу об истечении не только срока исковой давности по главному требованию, но и по дополнительному требованию (о взыскании процентов). Они сочли, что субподрядчику было известно о нарушении своего права с 2013 по 2014 г. (с учетом дат оформления сторонами справок по форме КС-3 и направления компанией в адрес общества счетов-фактур), а ИП обратился с рассматриваемым иском в суд лишь в августе 2018 г.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Сергей Троян сослался на нарушение нижестоящими судами норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А40-195567/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ напомнила, что с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (в частности, проценты, неустойка, залог, поручительство), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию (п. 1 ст. 207 ГК РФ).

Со ссылкой на Постановление ВАС РФ от 10 февраля 2009 г. № 11778/08 высшая судебная инстанция отметила, что истечение срока исковой давности по требованию суммы основного долга явилось бы основанием окончания срока исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемых на сумму основного долга. «Однако если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек, поскольку это требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то, следовательно, положение п. 1 ст. 207 ГК РФ не могло послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами», – отметил ВС.

Читайте также
Президиум ВС представил правовые позиции по экономическим спорам в Обзоре № 3 за 2019 г.
В обзор вошли вопросы банкротства, исполнения обязательств в натуре, прав арендатора госимущества, а также исполнения решений зарубежных судов
05 Декабря 2019 Новости

Суд добавил, что аналогичная позиция о пределах действия правила п. 1 ст. 207 ГК РФ относительно сходного дополнительного требования (о взыскании неустойки) в ситуации, когда исковая давность по основному требованию не истекла и не может истечь (основное требование исполнено), нашла отражение в Обзоре судебной практики ВС РФ № 3 (2019). При этом из разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 следует, что срок исковой давности по требованию о взыскании процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

Верховный Суд заключил, что с учетом вышеуказанных правовых позиций высших судебных инстанций и того, что обществом допущена просрочка исполнения обязательств по договору и требование о взыскании с него задолженности (основного долга) удовлетворено в судебном порядке, а срок исковой давности по нему не истек (п. 1 ст. 204 ГК РФ), предприниматель вправе требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска об их взыскании.

В этой связи Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Верховного Суда

В комментарии «АГ» адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян отметил, что вопросы соотношения исковой давности по основному требованию и связанным с ним требованиям (прежде всего, о взыскании неустоек) неоднократно были предметом рассмотрения высших судебных инстанций.

«Так, ВАС РФ еще в 2009 г. (Постановление № 11778/08 по делу № А53-17917/2006) разъяснил порядок применения исковой давности по требованиям по процентам, когда кредитором было заявлено в суд требование по основной сумме, а по процентам – позднее в рамках отдельного требования. Суд справедливо разъяснил, что в такой ситуации, когда требование по основной сумме заявлено в установленном порядке, то при заявлении в последующем требований по процентам исковую давность по ним не следует исчислять с даты первоначальной просрочки (нарушения права). В такой ситуации кредитор имеет право на проценты по его требованию за трехлетний период, предшествующий обращению в суд с требованиями по процентам», – пояснил эксперт.

Артур Зурабян отметил, что вследствие неоднозначной судебной практики у судов оставались вопросы в ситуации, когда требование по основному долгу было исполнено в установленном порядке. «Например, как в данном случае текут сроки исковой давности в отношении процентов? Можно ли заявлять требования по процентам также из расчета в 3 года до даты иска без учета того, что сама просрочка основного обязательства имела место существенно раньше? Значимость данного вопроса подтверждается тем, что он был даже включен в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2019). И именно данная позиция была положена в основу рассматриваемого определения Верховного Суда», – полагает адвокат.

По его мнению, Верховный Суд справедливо постановил, что в случае исполнения требований по основному долгу (добровольно или через механизм судебной защиты) у кредитора сохраняется право на проценты, которое может быть заявлено в течение общих сроков исковой давности. «При этом кредитор может претендовать только на тот объем процентов, который приходится на 3 года до подачи иска. То есть, например, если нарушение обязательства имело место в январе 2015 г., требование было исполнено в феврале 2017 г., то у кредитора есть время до февраля 2020 г. для заявления соответствующих требований. При этом при заявлении требований, например, в декабре 2019 г., у кредитора есть право требовать проценты только за период с декабря 2016 г. по дату погашения долга, но не за весь период просрочки», – подытожил Артур Зурабян.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов согласился с Верховным Судом РФ в том, что срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права. «Если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек ввиду того, что такое требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то положение п. 1 ст. 207 ГК РФ не может послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами», – отметил эксперт. По его мнению, такая правовая позиция крайне важна для практики, ведь в противном случае должник мог бы злоупотреблять своими правами.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов подчеркнул, что в комментируемом определении Верховного Суда напоминаются азы исковой давности: «при судебной защите срок исчисляется по-другому (на время такой защиты он “замораживается”)». В этой связи он выразил сочувствие истцу в том, что последнему пришлось потратить много времени (включая время на обращение в высшую судебную инстанцию по такому банальному вопросу), чтобы в этой части закон был применен правильно.

Рассказать: