×

ВС: Председателя СНТ нельзя счесть «публичной фигурой» в спорах о защите чести и достоинства

Как пояснил Суд, председатель садоводческого товарищества лишен каких-либо властных полномочий, поэтому в отношении него не применим принцип «более высокой степени терпимости», относящийся к деятельности «публичных фигур»
По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС РФ имеет достаточно важное значение для категории дел о защите чести и достоинства, поэтому выводы Суда могут быть использованы при защите интересов не только председателей садоводческих товариществ, но и иных «условно публичных» лиц (директоров школ или магазинов). Другой полагает, что выводы Верховного Суда согласуются с судебной практикой, которая по такой категории дел является вполне единообразной.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 5-КГ20-75-К2 по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации председателя садоводческого товарищества, которого публично обозвал «вором и преступником» один из членов СНТ.

Леонид Илюшин является председателем правления садоводческого некоммерческого товарищества «Шарапова Охота» Серпуховского района Московской области. 14 июля 2018 г. Павел Сартаков, ведущий индивидуальное хозяйство в рамках товарищества, назвал Илюшина «вором и преступником» в присутствии 20 человек.

В связи с этим председатель товарищества обратился в суд иском к Павлу Сартакову об опровержении порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, а также о взыскании компенсации морального вреда в размере 50 тыс. руб.

Суд удовлетворил иск частично, исходя из того, что распространение ответчиком не соответствующих действительности сведений о совершении истцом преступления причинило последнему нравственные страдания. Первая инстанция также отметила, что факт распространения ответчиком недостоверных сведений подтверждается актом от 14 июля 2018 г., а также не оспаривается самим Сартаковым.

Впоследствии апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении иска. Вторая инстанция сочла, что спорные высказывания следует считать оценочными и выражающими критическое, субъективное мнение ответчика, а публичный характер деятельности истца как председателя садоводческого некоммерческого товарищества предполагает наличие более высоких границ критики. В дальнейшем кассация поддержала определение апелляционного суда.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Леонид Илюшин просил отменить судебные акты апелляционной и кассационной инстанций как незаконные.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ напомнила, что под не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во времени, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юрлицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юрлица (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ № 3 от 27 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Как пояснила высшая инстанция, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства юридическое значение имеет характер распространенной информации – является ли эта информация утверждением о фактах либо оценочным суждением. В рассматриваемом деле, отметил ВС РФ, апелляция не поставила под сомнение факт распространения ответчиком недостоверных сведений и их содержание. «Нельзя согласиться и с выводами суда апелляционной инстанции о том, что критика деятельности Леонида Илюшина, осуществляющего публичные функции в садоводческом некоммерческом товариществе, допустима в более широких пределах, чем в отношении иных граждан», – отмечено в определении Суда.

Со ссылкой на практику ЕСПЧ и Постановление Пленума ВС РФ № 25 от 23 июня 2015 г. Верховный Суд отметил, что истец не относится ни к одной из категорий граждан, которых можно считать «публичной фигурой»: лица, которые занимают государственную или муниципальную должность, играют существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области.

«Осуществление истцом обязанностей председателя садоводческого некоммерческого товарищества, учитывая также, что он не наделен при этом какими-либо должностными полномочиями в отношении ответчика, ведущего индивидуальное хозяйство в рамках данной организации, не является достаточным основанием для вывода о признании его “публичной фигурой” и применении принципа “более высокой степени терпимости”, сформированного практикой Европейского Суда по отношению к “публичным фигурам”», – заключил ВС РФ, отменив определения апелляции и кассации и вернув дело на новое рассмотрение во вторую судебную инстанцию.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев полагает, что выводы Верховного Суда согласуются с судебной практикой, которая по такой категории дел является вполне единообразной. «Фактически в обосновании необходимости отмены судебных актов апелляционной и кассационной инстанций ВС РФ указал два довода: недостаточное обоснование апелляцией вывода об оценочности высказывания ответчика; неверный вывод о публичном характере деятельности ответчика», – отметил он.

По мнению эксперта, первое основание сложно назвать существенным, поскольку фактически оно является обычным упущением суда апелляционной инстанции. «Если при новом рассмотрении дела ответчик будет занимать позицию по делу, сводящуюся к тому, что он действительно считал истца “вором и преступником” исходя из личного мнения, основанного на слухах или личных домыслах либо вообще не основанного ни на чем, то, скорее всего, решение суда будет вынесено в пользу ответчика. В том числе это связано с тем, что такая формулировка, использованная ответчиком, действительно, вполне может трактоваться как оценочная, в отличие, например, от ситуации, если бы он выразился более конкретно, например распространив заведомо недостоверную информацию о том, что истец в такое-то время и в таком-то месте совершил преступление при определенных обстоятельствах. Это было бы уже утверждение о фактах, и у суда имелись бы все основания удовлетворить исковые требования истца», – пояснил Илья Прокофьев.

Он добавил, что относительно второго основания, указанного ВС РФ в качестве повода для отмены судебных актов, оно является довольно спорным и неоднозначным. «Оно не является существенным, поскольку при наличии всех трех элементов, позволяющих удовлетворять исковые заявления по данным категориям дел, указанных в Постановлении Пленума ВС РФ № 3 от 24 февраля 2005 г., оно не будет иметь значения для дела, безусловно влекущего вынесение судебного решения в ту или иную пользу», – подытожил эксперт.

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС», старший партнер «Альтависта» Валерия Аршинова полагает, что определение имеет достаточно важное значение для категории дел о защите чести и достоинства. «В рассматриваемом случае Верховный Суд пояснил, что председатель правления садового некоммерческого товарищества не является публичной фигурой и границы допустимой критики в отношении него не могут быть шире, чем в отношении иных частных лиц. Тем самым признается, что председатель СНТ не является лицом, играющим определенную роль в общественной жизни», – отметила она.

По словам эксперта, такие выводы могут быть использованы при защите иных «условно публичных» лиц: директоров школ или магазинов. «Именно факт публичности человека, на которого направлена ненадлежащая критика, имеет ключевое значение при доказывании по данной категории дел. Однако также необходимо понимать, что точка в этом деле еще не поставлена, так как дело было направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Необходимо будет проследить, какое решение будет принято Московским городским судом по данному вопросу», – заключила Валерия Аршинова.

Рассказать: