×

ВС разграничил понятия машино-места и нежилого помещения в деле о банкротстве застройщика

Суд отметил, что из Закона о банкротстве не следует тождество двух этих понятий, но очевидно усматривается их различие – в отношении машино-места ограничения по размеру площади не предусмотрены
Один из экспертов «АГ» заметил, что применение к машино-месту критерия площади – очевидная ошибка конкурсного управляющего и арбитражного суда округа, причем это скорее редкость, чем правило. Другой добавил, что значительное количество рассматриваемых арбитражными судами дел о банкротстве застройщиков и их социальная значимость требуют от высшего суда устранения и простых ошибок в правоприменении до того, как они послужат формированию массива неверной судебной практики.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 307-ЭС20-4804 (7) по делу о включении в реестр требований кредиторов застройщика-банкрота требований дольщика о передаче ему двух квартир и двух машино-мест.

В декабре 2013 г. АО «Новая Скандинавия» заключило с Андреем Андреевым два договора участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома о передаче ему трехкомнатной и четырехкомнатной квартир. Впоследствии стороны заключили два ДДУ касательно передачи двух гаражей-стоянок площадью 13,9 м, на основании которых мужчина перечислил застройщику 1,2 млн руб. (по 600 тыс. руб. за каждый объект).

Позднее АО «Новая Скандинавия» было признано банкротом. Поскольку застройщик не исполнил свои обязательства по передаче квартир и машино-мест, Андрей Андреев обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований должника требований о передаче квартир и машино-мест.

Суд первой инстанции включил в реестр требования о передаче жилых помещений, при этом трансформировал требование о передаче машино-мест в денежное, включив его в четвертую очередь реестра, мотивируя это тем, что положения Закона о банкротстве, направленные на социальную защиту прав участников строительства, не могут быть применены к нежилым помещениям.

В дальнейшем апелляция отменила это определение, полностью включив требования кредитора в реестр, отметив, что Андрей Андреев полностью исполнил свои обязательства в рамках ДДУ о передаче гаражей-стоянок. Тем не менее окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе определение первой инстанции. Кассация сочла, что в силу подп. 3.1 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве под нежилым помещением понимается помещение, площадь которого составляет не более 7 квадратных метров. Поскольку площадь спорных машино-мест превышает допустимые этой нормой параметры, требование в этой части не может быть включено в реестр требований о передаче жилых помещений.

Андрей Андреев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, который, изучив материалы дела № А56-96685/2015, напомнил, что изменениями в Закон о банкротстве установлен одинаковый правовой режим удовлетворения требований участников строительства – физлиц, имеющих к застройщику требования о передаче жилья или передаче машино-места и нежилого помещения.

Читайте также
Кабмин хочет заменить солидарную ответственность бенефициаров застройщика на субсидиарную
Соответствующий проект поправок в Закон об участии в долевом строительстве и Закон о несостоятельности внесен на рассмотрение депутатов Госдумы
14 Ноября 2018 Новости

«Целью данных изменений является защита прав участников строительства, имеющих намерение приобрести у застройщика-банкрота вместе с квартирой место под размещение транспортного средства и (или) небольшое нежилое помещение для хранения вещей (кладовку). Такие объекты недвижимости обладают исключительной потребительской ценностью для лиц, проживающих либо планирующих проживать в многоквартирном доме (жилом комплексе), в котором эти объекты расположены. Согласно подп. 3.1 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве (в редакции Закона № 478-ФЗ) под требованием о передаче машино-места и нежилого помещения понимается требование участника строительства – физического лица о передаче ему на основании возмездного договора в собственность машино-места и (или) нежилого помещения в многоквартирном доме, которые на момент привлечения денежных средств и (или) иного имущества участника строительства не введены в эксплуатацию. При этом нежилым помещением признается помещение, площадь которого не превышает семи квадратных метров», – отметил ВС.

Высшая судебная инстанция пояснила, что машино-место представляет собой предназначенную для размещения транспортного средства индивидуально определенную часть здания или сооружения, которая не ограничена либо частично ограничена строительной или иной ограждающей конструкцией и границы которой описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке. Такой объект является одной из разновидностей недвижимого имущества.

Как пояснил Суд, из положений Закона о банкротстве не следует тождество двух понятий – машино-места и нежилого помещения. Напротив, очевидно усматривается их различие: для нежилого помещения установлена максимально допустимая площадь, тогда как в отношении машино-места ограничения по размеру площади не предусмотрены. Таким образом, ошибочное толкование судом округа положений Закона о банкротстве фактически лишает граждан – участников строительства возможности реализовывать предоставленные законодателем дополнительные социальные гарантии. В связи с этим ВС отменил постановление окружного суда и оставил в силе определение апелляции.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский отметил, что при разрешении данного спора суды первой и третьей инстанций допустили, как представляется, очевидную ошибку в буквальном толковании закона, сочтя, что машино-место является разновидностью нежилого помещения. «В результате этой ошибки они применили к этим объектам те ограничения по площади, которые закон устанавливает лишь для включаемых в реестр требований о передаче нежилых помещений», – пояснил он.

По словам эксперта, непосредственно применимый в таком споре подп. 3.1 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве и п. 1 ст. 130 ГК РФ свидетельствуют о необходимости отличать машино-места от нежилых помещений. «Тем более, что различие этих объектов совсем не является умозрительным: помимо целевого назначения, машино-место сложно назвать помещением хотя бы по той причине, что оно представляет собой часть здания, не ограниченную либо только частично ограниченную строительной или иной ограждающей конструкцией (п. 29 ст. 1 Градостроительного кодекса РФ)», – полагает адвокат.

Илья Лясковский отметил практическую ценность определения ВС, так как значительное количество рассматриваемых арбитражными судами дел о банкротстве застройщиков и их социальная значимость требуют от высшего суда устранения и простых ошибок в правоприменении до того, как они послужат формированию массива неверной судебной практики.

Старший юрист АБ «Халимон и партнеры» Денис Глухов назвал абсолютно верным вывод Судебной коллегии. «Ограничение по площади в 7 кв. м, содержащееся в подп. 3.1 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве, не применяется к машино-местам. Буквальное толкование указанной нормы требует отнести ограничение только к нежилым помещениям, на это указывает и отдельное наименование законодателем машино-мест при перечислении объектов. Дополнительным подтверждением данной трактовки является то, что стандартное машино-место по площади больше 7 кв. м. Минимально допустимым является машино-место с размерами: 5,3 м на 2,5 м, то есть площадью в 13,25 кв. м», – пояснил он.

По мнению эксперта, при анонсировании включения этой нормы в Закон о банкротстве указывалось, что она вызвана валом жалоб дольщиков, чьи права на машино-места и кладовки оказались незащищенными при банкротстве девелопера Urban Group. «Применение к машино-месту указанного критерия – очевидная ошибка конкурсного управляющего и арбитражного суда округа, исходя из моего опыта подобное скорее редкость, чем правило», – заключил Денис Глухов.

Рассказать:
Яндекс.Метрика