×

ВС разрешил конфисковывать общее имущество супругов

Пленум ВС внес поправки в постановление о некоторых вопросах, связанных с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве
Один из экспертов «АГ» отметил, что можно сделать вывод о наличии тенденции к дальнейшему «расширению» применения института конфискации и мер по ее обеспечению в уголовном процессе. Второй считает, что защита публичного интереса путем конфискации действительно стоит выше частноправовых обязательств, однако вопрос о защите интересов граждан остается открытым.

12 декабря Пленум ВС принял постановление, которым внес поправки в Постановление от 14 июня 2018 г. № 17 «О некоторых вопросах, связанных с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве».

Проценты на вкладе – государству

Оставив абз. 1 п. 2 Постановления № 17, ВС изменил дальнейшее его содержание, указав, что принадлежащие обвиняемому орудия, оборудование или иные средства совершения преступления (п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ) подлежат конфискации судом (при отсутствии оснований для их передачи в соответствующие учреждения или уничтожения) по делам о преступлениях, перечень которых законом не ограничен. Ранее указывалось, что они не «подлежат», а «могут быть» конфискованы.

Пункт 2 дополнился новым абзацем, согласно которому доходами от денег, ценностей и иного имущества, указанного в п. «а» и «б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, могут быть признаны, в частности, суммы, полученные в кредитных организациях в виде процентов по счетам за использование таких денежных средств, арендная или иная плата, полученная за передачу имущества в возмездное пользование другим лицам, плата за оказание услуг с использованием такого имущества.

Электронное устройство как орудие преступления

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Святослав Плотников заметил, что ряд поправок носят корректирующий характер, поскольку с момента принятия в 2018 г. Постановления № 17 в него не вносилось каких-либо изменений. Так, например, исключена ссылка на Конвенцию Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма от 16 мая 2005 г. «Однако наряду с подобными изменениями предлагается закрепить и ряд позиций, имеющих важнейшее значение для правоприменительной практики. Среди таких можно назвать разъяснения по вопросу о том, какие электронные устройства подлежат конфискации как орудия, оборудование или иные средства совершения преступления. К таким отнесены, в том числе, ноутбуки, мобильные телефоны, с использованием которых были подысканы соучастники преступления, лица вступили в преступный сговор, обсуждали детали преступления, осуществляли обман потерпевшего при хищении денежных средств и т.д.», – указал эксперт.

Так, п. 3 Постановления № 17 теперь изложен в новой редакции, согласно которой к орудиям, оборудованию или иным средствам совершения преступления следует относить предметы, которые использовались либо были предназначены для использования при совершении преступного деяния или для достижения преступного результата. Например, автомобиль, оборудованный специальным хранилищем для сокрытия товаров при незаконном перемещении их через таможенную границу или Государственную границу Российской Федерации; эхолоты и навигаторы при незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов; копировальные аппараты и иная оргтехника, использованные для изготовления поддельных документов. Оборудованием или иными средствами совершения преступления могут быть признаны также различные электронные устройства: персональные компьютеры (включая ноутбуки и планшеты), мобильные телефоны, смартфоны и другие устройства, в том числе позволяющие подключиться к интернету, с использованием которых обвиняемый подыскал соучастников преступления, вступил с ними в сговор и обсуждал детали преступления; приобретал или сбывал оружие, взрывчатые вещества, наркотические средства; распространял порнографические или иные запрещенные материалы; совершал развратные действия; осуществлял обман потерпевшего в целях хищения принадлежащего ему имущества и т.д.

«То есть будут признаваться допустимыми принятие мер в ходе досудебного производства по обеспечению конфискации и собственно последующая конфискация любых технических средств, с использованием которых лицо осуществляло коммуникацию с другими обвиняемыми, либо же, например, с которого потерпевшему был направлен файл, содержащий ложные сведения. Подобное расширительное толкование может повлечь злоупотребление со стороны следственного органа при принятии мер по обеспечению конфискации имущества (наложение ареста и др.) и не дает четких критериев определения имущества, которое может быть впоследствии изъято и обращено в доход государства», – указал Святослав Плотников.

Советник АБ «ЗКС» Геннадий Есаков заметил, что п. 3 в новой редакции позволяет относить к оборудованию или иным средствам совершения преступления различные электронные устройства. «Это достаточно радикальный шаг, закрепляющий складывающуюся судебную практику, и вполне оправданный», – посчитал он.

Собственность супругов может изыматься

Пленум ВС дополнил Постановление № 17 п. 3.1–3.3. Согласно п. 3.1 в силу положений п. «г» и «д» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, транспортное средство, которое было использовано обвиняемым при совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1, 264.2 или 264.3 УК РФ, подлежат конфискации при условии, что они принадлежат обвиняемому. Для целей гл. 15.1 УК принадлежащим обвиняемому следует считать имущество, находящееся в его собственности, а также в общей собственности обвиняемого и других лиц, в том числе в совместной собственности супругов.

В п. 3.2 указано, что по смыслу п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК факт принадлежности обвиняемому орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, транспортного средства, использованного обвиняемым при совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1, 264.2 или 264.3 УК, относится к предмету доказывания по уголовному делу и должен быть установлен судом на основе исследованных в судебном заседании доказательств. При этом следует учитывать, что исходя из положений п. 1 ст. 223 ГК право собственности на транспортное средство возникает у лица, являющегося приобретателем, с момента передачи ему такого средства, а не с момента государственной регистрации уполномоченным органом, если иное не предусмотрено законом или договором.

В тех случаях, когда, например, по делу о преступлении, предусмотренном ст. 264.1, 264.2 или 264.3 УК, представленные обвиняемым сведения об отчуждении транспортного средства, использованного при совершении такого преступления, опровергаются исследованными материалами дела и судом будет установлено, что транспортное средство продолжает принадлежать обвиняемому, оно также подлежит конфискации.

Согласно п. 3.3 судам следует иметь в виду, что исходя из требований ст. 104.1 и 104.2 УК конфискация имущества, в том числе транспортного средства согласно п. «д» ч. 1 ст. 104.1 УК, подлежит обязательному применению при наличии оснований и соблюдении условий, предусмотренных нормами гл. 15.1 УК.

Как заметил Геннадий Есаков, новые п. 3.1–3.3 посвящены конфискации автомобилей при совершении автотранспортных преступлений. «Не секрет, что эти преступления статистически растут с каждым годом, а потому допускаемая законодателем возможность конфискации транспортного средства при их совершении серьезно ударяет по материальному благосостоянию граждан, которые пусть и совершили преступление, однако часто являются представителями слоев населения с низкими реальными доходами. Соответственно, конфискация автомобиля является весьма суровой мерой, по своему кумулятивному социальному эффекту превышающей иногда назначенное наказание», – указал он.

По мнению эксперта, наиболее значимы здесь следующие моменты. Во-первых, автомобиль часто находится в совместной собственности супругов, и Пленум ВС тем не менее допускает возможность его конфискации. Судебная практика по вопросу защиты прав другого супруга пока не определена, и Верховный Суд по конкретным делам рекомендует обращаться в порядке гражданского судопроизводства для определения доли в общем имуществе супругов. «Правда, возникает вопрос, что с таким определением доли потом делать: взыскивать стоимость доли с осужденного супруга?» – задается вопросом Геннадий Есаков.

Во-вторых, указал он, в п. 3.2 суд наделяется правом констатировать мнимость сделки по отчуждению автомобиля, использованного при совершении преступления. «Это достаточно интересное уголовно-процессуальное решение сугубо гражданско-правового вопроса, поэтому здесь будет интересно посмотреть развитие судебной практики. Иными словами, поскольку после совершения преступления, влекущего конфискацию автомобиля, его собственник часто стремится мнимо продать его другому лицу, оставаясь его фактическим собственником, суд наделяется правом констатировать мнимость этой сделки и конфисковать автомобиль. Возникает, правда, вопрос о процессуальной защите прав такого как бы мнимого приобретателя: кем он должен выступать в уголовном процессе? Свидетелем или гражданским ответчиком? Скорее, последнее, хотя это исключительно по смыслу закона. Однако суд в таком случае должен как-то привлечь его к участию в деле», – заметил он.

Читайте также
Режим совместной собственности на автомобиль не препятствует его конфискации по приговору
Как указал ВС, в случае применения такой меры уголовно-правового характера заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или об исключении его из описи в порядке гражданского судопроизводства, или для определения доли в общем имуществе супругов
22 ноября 2023 Новости

Святослав Плотников назвал интересным толкование понятия «имущества, принадлежащего обвиняемому». Под ним предлагается понимать имущество, находящееся в собственности обвиняемого, а также в общей собственности его и других лиц, в том числе в совместной собственности супругов. По мнению эксперта, данная позиция направлена на окончательное разрешение дискуссии о том, может ли имущество, находящееся в общей собственности, подлежать конфискации. По этому вопросу Верховный Суд РФ в Определении от 9 ноября по делу № 12-УДП23-8-К6 также недавно выразил свою позицию, отменив постановление суда кассационной инстанции и указав, что наличие имущества в общей собственности не препятствует его конфискации, поскольку в ст. 104.1 УК РФ отсутствуют какие-либо ограничения, касающиеся режима собственности. Однако каких-либо разъяснений относительно защиты прав сособственников такого имущества в проекте постановления не содержится. В указанном постановлении СК по уголовным делам ВС РФ лишь отмечается право обратиться с самостоятельным требованием в порядке гражданского судопроизводства.

В новой редакции п. 7 Постановления № 17 указано, что исходя из ч. 3 ст. 104.1 УК для решения вопроса о конфискации имущества, переданного обвиняемым другому лицу (организации), суду требуется на основе исследования доказательств установить, что лицо, у которого находится имущество, указанное в п. «а» и «б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, знало или должно было знать, что имущество получено в результате преступных действий.

Арест имущества по воле суда

Согласно п. 8 в случае когда в ходе предварительного расследования не были приняты меры по обеспечению возможной конфискации имущества, судья при подготовке уголовного дела к судебному заседанию вправе в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 228 и ч. 2 ст. 230 УПК по ходатайству потерпевшего, гражданского истца, их представителей или прокурора вынести постановление о наложении ареста на имущество. Судья принимает решение на основании имеющихся в материалах уголовного дела или дополнительно представленных сведений о наличии имущества, подлежащего конфискации, на которое может быть наложен арест. Подобное ходатайство может быть заявлено и разрешено судом также в ходе судебного разбирательства.

С учетом установленной законом обязанности суда в итоговом решении по такому делу разрешить вопрос о конфискации имущества судья (суд) как при подготовке уголовного дела к судебному заседанию, так и в ходе него вправе в целях обеспечения надлежащих условий судебного разбирательства вынести постановление (определение) о наложении ареста на имущество и по собственной инициативе.

Святослав Плотников назвал новеллой наделение суда правом самостоятельно, в инициативном порядке, т.е. без ходатайства участников процесса со стороны обвинения, накладывать арест на имущество как при подготовке дела к судебному разбирательству, так и в ходе него. В прежней редакции данные действия осуществляются судом по ходатайству потерпевшего, его представителя и прокурора в ходе подготовке дела к судебному заседанию.

В соответствии с п. 9, если осуществить конфискацию определенного предмета, входящего в имущество, указанное в ст. 104.1 УК РФ, в том числе транспортного средства, не представляется возможным в связи с его использованием, продажей или по каким-либо иным причинам, например ввиду дарения, утраты, уничтожения, то суд в обвинительном приговоре при отсутствии либо недостаточности денежных средств, которые могут быть конфискованы в размере стоимости данного предмета, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 104.2 УК принимает решение о конфискации другого имущества, соразмерного его стоимости, которая подтверждается имеющимися доказательствами, например показаниями допрошенных лиц, договором купли-продажи, актом оценки имущества. При отсутствии таких доказательств либо в случае возникновения у суда сомнений в обоснованности полученных сведений суд привлекает специалиста или назначает судебную экспертизу. Принятые судом в иных видах судопроизводства в отношении предмета, подлежащего конфискации по уголовному делу, обеспечительные меры (например, арест на имущество должника по гражданскому делу), как и наличие обременения (например, в виде залога), не относятся к числу причин, исключающих конфискацию данного предмета.

Геннадий Есаков заметил, что данный пункт в новой редакции, а также близкий ему по смыслу новый п. 13.1 устанавливают безусловный приоритет уголовной конфискации над иными обеспечительными мерами и обременениями. «Следует отметить, что защита публичного интереса путем конфискации действительно стоит выше частноправовых обязательств, однако вопрос о защите интересов граждан (например, тех же самых потерпевших по делу о ДТП) остается открытым», – указал он.

В обновленном п. 11 Постановления № 17 отмечается, что в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора (постановления, определения о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям), постановленного в общем порядке и предусматривающего конфискацию имущества, следует приводить доказательства того, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), а также обоснование решения о конфискации имущества (п. 4.1 и 5 ст. 307 УПК РФ). По делу о преступлении, предусмотренном ст. 264.1, 264.2 или 264.3 УК, в приговоре должны быть приведены доказательства того, что транспортное средство, подлежащее конфискации, принадлежит обвиняемому и было использовано им при совершении преступления

В п. 13 теперь указано на необходимость разъяснить судам, что при прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, не влекущим права на реабилитацию, конфискация имущества применяется в порядке разрешения вопросов о вещественных доказательствах (п. 1, 4.1 ч. 3 ст. 81 УПК). С учетом этого в постановлении, определении о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) суд принимает решение о конфискации только тех предметов, которые признаны вещественными доказательствами и приобщены к делу (ч. 2 ст. 81 УПК РФ).

Читайте также
Конституционный Суд разобрался с «Христом во гробе»
КС РФ постановил пересмотреть вынесенные судебные решения в отношении коллекционера Александра Певзнера, у которого была конфискована картина Брюллова
07 марта 2017 Новости

Судам следует иметь в виду, что прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям допускается лишь при условии разъяснения обвиняемому (подсудимому) правовых последствий принятого решения, включая возможную конфискацию имущества, и при отсутствии его возражений против такого прекращения. Если уголовное дело подлежит прекращению на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 254 УПК РФ в связи со смертью обвиняемого (подсудимого), то суд разъясняет указанные последствия его близким родственникам. В случаях когда обвиняемый (подсудимый) или близкие родственники умершего обвиняемого (подсудимого) возражают против прекращения уголовного дела, производство по делу продолжается в обычном порядке.

Как заметил Святослав Плотников, особое внимание обращается на конфискацию имущества при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Однако, по его мнению, сама по себе конфискация при прекращении уголовного дела представляется дискуссионной, поскольку лицо, у которого осуществляется изъятие имущества в собственность государства, не признано виновным в совершении преступления, а следовательно, не признано совершившим преступление. Подобное противоречие сохраняется между материальным и процессуальным законом, поскольку ст. 104.1 УК РФ говорит о конфискации только на основании обвинительного приговора, в ст. 81.1 УПК РФ указывается на конфискацию имущества при прекращении уголовного дела. КС РФ в Постановлении от 7 марта № 5-П/2017 высказался о возможности такой конфискации, поскольку лицо соглашается с правовыми последствиями такого процессуального решения, что нашло отражение в разъяснении особенностей и гарантий в предложенном постановлении.

Новые разъяснения

Пленум ВС дополнил Постановление № 17 п. 13.1, согласно которому наложение в ходе досудебного производства по делу ареста на имущество для обеспечения гражданского иска или исполнения наказания в виде штрафа, а не в целях обеспечения возможной его конфискации не препятствует суду при наличии оснований, предусмотренных ст. 104.1 и 104.2 УК РФ, вынести решение о конфискации такого имущества, в том числе транспортного средства.

Согласно новому п. 15 в случае отмены судебного решения в части вопросов о вещественных доказательствах и об ином имуществе, подлежащем конфискации (п. 10.1–12 ч. 1 ст. 299 УПК РФ), с передачей уголовного дела в этой части на новое судебное разбирательство данные вопросы подлежат разрешению в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК.

В заключение Пленум ВС добавил в постановление п. 15.1: «С учетом того, что невыполнение органом, осуществляющим предварительное расследование, требований уголовно-процессуального закона о принятии мер по обеспечению возможной конфискации имущества, в том числе по обнаружению, изъятию или аресту и приобщению к делу в качестве вещественных доказательств имущества, подлежащего конфискации, либо мер по установлению принадлежности орудия, оборудования или иного средства совершения преступления, а также транспортного средства, использованного обвиняемым при совершении преступления, предусмотренного статьей 264.1, 264.2 или 264.3 УК РФ, может повлечь сокрытие и (или) утрату такого имущества, нарушение разумных сроков судопроизводства, суды вправе реагировать на подобные факты частным постановлением (определением)».

По мнению Святослава Плотникова, анализ изменений позволяет сделать вывод о наличии тенденции к дальнейшему «расширению» применения института конфискации и мер по ее обеспечению в уголовном процессе. Об этом свидетельствуют определение толкования принадлежащего обвиняемому имущества и электронных устройств, которые могут быть признаны орудиями, оборудованием и средствами совершения преступлений, а также усиление инициативной роли суда в вопросах наложения ареста на имущество при рассмотрении дела и вынесения частных постановлений в случае, если «работа» по обнаружению, изъятию или аресту не была проделана следственным органом в ходе досудебного производства по уголовному делу.

Рассказать:
Яндекс.Метрика