×

ВС разъяснил нюансы признания помощи в раскрытии преступления смягчающим обстоятельством

Суд отметил, что если преступление совершено в условиях очевидности, в присутствии многочисленных свидетелей, то признание судом в качестве смягчающего обстоятельства изобличения осужденным себя в совершении преступления вызывает сомнение
По словам одного адвоката, довод ВС о том, что само по себе частичное возмещение ущерба не может устранить наступившие последствия, заключающиеся в гибели ребенка, противоречит сложившейся судебной практике. Другой согласился, что сам по себе факт признания вины не может автоматически влечь смягчение наказания, хотя, безусловно, как фактор раскаяния, характеристики личности может учитываться. Третий подчеркнул, что суды должны в обязательном порядке давать правовую оценку тому обстоятельству, что смерть человека как последствие преступных действий является невосполнимой потерей, а частичное возмещение ущерба не может устранить наступившие последствия.

Верховный Суд опубликовал Кассационное определение от 21 мая по делу № 45-УД24-17-К7, в котором напомнил, что признание вины и помощь следствию не всегда могут считаться смягчающими наказание обстоятельствами.

По приговору Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 10 февраля 2023 г. Алексей Бельков был признан виновным в том, что, управляя автомобилем, допустил нарушение ПДД, повлекшее смерть малолетней девочки. Он был осужден к двум годам лишения свободы в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на 2 года 11 месяцев. Принимая решение о назначении Алексею Белькову наказания, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, а также смягчающие наказание обстоятельства – наличие малолетнего ребенка, явку с повинной, выразившуюся в сообщении в правоохранительные органы о произошедшем ДТП, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, выразившееся в изобличении себя в совершении преступления.

Помимо этого суд признал смягчающими наказание обстоятельствами оказание иной помощи потерпевшей непосредственно после совершения преступления, которая выразилась в вызове скорой помощи, совершении действий, направленных на компенсацию причиненного ущерба путем направления денежных средств, иных действий, направленных на заглаживание вреда, причиненного потерпевшей, и в принесении ей извинений. Направление осужденным потерпевшей 300 тыс. руб. почтовым переводом суд признал как совершение им действий, направленных на возмещение ущерба, что также отнесено к обстоятельствам, смягчающим наказание, в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили приговор без изменения.

Впоследствии мать погибшей обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд, в которой оспаривала законность и обоснованность состоявшихся в отношении Алексея Белькова судебных решений и просила об их пересмотре в связи с мягкостью назначенного наказания. При этом она указала, что суд необоснованно признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства активное способствование осужденным раскрытию и расследованию преступления, поскольку преступление совершено в условиях очевидности, в присутствии многочисленных свидетелей. В жалобе также обращено внимание, что преступными действиями Алексея Белькова потерпевшей причинен ущерб в виде смерти дочери, что является невосполнимой потерей, в связи с чем направление осужденным перевода в сумме 300 тыс. руб., по ее мнению, нельзя расценивать как действия, направленные на возмещение ущерба, дающие основание для применения при назначении наказания п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Изучив жалобу, ВС отметил, что согласно ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, он признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона. В соответствии с ч. 2 ст. 389. 18 УПК несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК, но по своему виду и размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. По мнению Суда, указанные требования закона судами трех инстанций выполнены не в полной мере.

Судебная коллегия подчеркнула, что, признавая в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, суд не принял во внимание, что по смыслу закона активное способствование раскрытию и расследованию преступления следует учитывать в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК, если лицо о совершенном с его участием преступлении либо о своей роли в преступлении представило органам дознания или следствия информацию, которая оказала положительное содействие в расследовании. «По данному уголовному делу признание осужденным своей вины в совершении ДТП и обстоятельства его причастности к преступлению были очевидны, поскольку ДТП совершено в присутствии многочисленных свидетелей, а поэтому признание судом изобличения Алексеем Бельковым себя в совершении преступления и его активное способствование раскрытию преступления вызывают сомнение», – указано в определении.

Кроме того, ВС разъяснил, что, признавая в качестве смягчающего обстоятельства принесение извинений, а также перевод 300 тыс. руб. как частичное возмещение вреда, причиненного преступлением, суд не дал оценку показаниям потерпевшей о том, что она ждала извинений от осужденного, однако извинения им были принесены лишь через полгода после произошедших событий. Компенсацию расходов на захоронение и моральный ущерб от осужденного она не получила, погребение оплачивали родственники.

Верховный Суд обратил внимание, что по смыслу п. «к» ч. 1 ст. 61 УК во взаимосвязи с положениями ч. 1 ст. 62 УК применение льготных правил назначения наказания может иметь место в случае, если причиненный преступлением вред возмещен потерпевшему в полном объеме. Частичное возмещение имущественного ущерба и морального вреда может быть признано судом обстоятельством, смягчающим наказание, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК. Однако суд, признав направление почтовым переводом потерпевшей 300 тыс. руб. совершением действий, направленных на возмещение ущерба, и признав данное обстоятельство смягчающим, не привел мотивов принятого решения, а также не учел указанные выше разъяснения закона.

В определении отмечено, что согласно уголовному закону при назначении наказания суд учитывает не только личность виновного и обстоятельства, смягчающие наказание, но и характер, степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершения, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного. ВС указал, что, установив обстоятельства совершенного Алексеем Бельковым преступления, результатом которого явилась смерть малолетнего ребенка, суд первой инстанции, а также вышестоящие суды не приняли во внимание и не дали оценку тому факту, что для потерпевшей смерть ребенка является невосполнимой потерей, а само по себе частичное возмещение ущерба не может устранить наступившие последствия, заключающиеся в гибели ребенка, а также снизить степень общественной опасности содеянного.

Таким образом, Верховный Суд пришел к выводу, что допущенные нарушения ст. 6, 43, 60, 61 УК привели к назначению осужденному чрезмерно мягкого наказания, не способного обеспечить цели исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, что искажает суть правосудия. Он отменил состоявшиеся решения апелляции и кассации и направил уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение.

Адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Алексей Добродеев не в полной мере согласен с доводами Судебной коллегии по уголовным делам ВС, которая, по его мнению, вышла за пределы ограничений, установленных п. 3 ч. 7 ст. 401.16 УПК РФ, предложив апелляционному суду принять решение о мере наказания. «Содержащийся в кассационном определении довод о том, что само по себе частичное возмещение ущерба не может устранить наступившие последствия, заключающиеся в гибели ребенка, противоречит сложившейся судебной практике возмещения ущерба родственникам, в том числе частичного, причиненного в результате совершения неосторожного преступления», – полагает эксперт.

Адвокат КА «Московский юридический центр» Дмитрий Клячков считает, что подход, сформулированный ВС в данном определении, в целом является правильным, хотя многое в исследуемой ситуации сводится к оценке конкретных обстоятельств дела: «Безусловно, при вынесении приговора следует принимать во внимание позицию и разумные требования потерпевшей стороны, и смягчение наказания в случае отсутствия реального раскаяния подсудимого в совершенном деянии нельзя признать обоснованным».

По мнению Дмитрия Клячкова, указанные в определении ВС обстоятельства принесения подсудимым извинения потерпевшей стороне спустя полгода после произошедшего и компенсация вреда в размере 300 тыс. руб. действительно не могут являться достаточными для существенного смягчения наказания. Адвокат полагает, что ВС правильно обратил внимание и на то, что не всякое изобличение виновным себя в совершении преступления должно признаваться смягчающим обстоятельством. «Несмотря на оценочность данного понятия, в случае совершения деяния в условиях очевидности, при явном отсутствии сложности в доказывании события происшествия и вины подсудимого, изобличение виновным самого себя не влечет положительного содействия в расследовании и, соответственно, смягчающим обстоятельством признано быть не может. Просто сам по себе факт признания вины не может автоматически влечь смягчение наказания, хотя, безусловно, как фактор раскаяния, характеристики личности может учитываться при назначении наказания», – подчеркнул он.

Управляющий партнер АБ «Колосов и партнеры» Антон Колосов полностью согласен с выводами Верховного Суда РФ, который и ранее неоднократно указывал, что способствование раскрытию преступления следует учитывать в качестве смягчающего наказание обстоятельства, если лицо о совершенном с его участием преступлении либо о своей роли в преступлении представило органам следствия информацию, которая оказала положительное содействие в расследовании.

«ВС РФ последовательно указывает нижестоящим судам, что наказание должно отвечать принципу индивидуализации, суды должны в обязательном порядке давать правовую оценку тому обстоятельству, что смерть человека, тем более ребенка, как последствие преступных действий является невосполнимой потерей, а частичное возмещение ущерба и даже полное возмещение ущерба не может устранить наступившие последствия. Мы, адвокаты, должны предельно доступно и ясно разъяснять своим подзащитным реалии правоприменительной практики по данной категории дел, чтобы наши доверители прикладывали максимальные усилия для всемерной компенсации вреда и, как следствие, недопущения подачи жалоб потерпевшими», – заключил Антон Колосов.

Рассказать:
Яндекс.Метрика