×

ВС разъяснил правила уступки права требования задолженности по коммунальным услугам

Суд указал, что в соответствии с измененным законодательством норма, определяющая содержание права требования, уступка которого не допускается, подлежит ограничительному толкованию как относящаяся исключительно к просроченной задолженности физлиц
Фотобанк Лори
По мнению одной из экспертов, проблема судебного применения нормы о запрете уступки, ее неоднозначного истолкования судами свидетельствует о низком уровне юридической техники при подготовке законопроектов. Другая отметила, что в законодательстве рассмотренные в данном деле нюансы подробно не были расписаны вплоть до июля 2019 г., что повлекло также расхождение выводов нижестоящих судов.

15 марта Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС21-22821 по делу № А53-19700/2018, в котором разъяснил, на кого распространяется запрет на уступку права требования по возврату просроченной задолженности по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

26 января 2015 г. АС Ростовской области по делу № А53-27189/2012 признал МУП «Тепловые сети» г. Новочеркасска банкротом, в отношении него была открыта процедура конкурсного производства.

В апреле 2018 г. данное предприятие в отсутствие письменного договора поставило тепловую энергию в расположенные в многоквартирных домах нежилые помещения, которые принадлежали на праве собственности муниципальному образованию «Город Новочеркасск» и были закреплены за Комитетом по управлению муниципальным имуществом администрации г. Новочеркасска на праве оперативного управления. Неоплата этой тепловой энергии явилась основанием для обращения предприятия в арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности и пеней за несвоевременную оплату тепловой энергии. Решением АС Ростовской области от 27 августа 2018 г. с Комитета в пользу предприятия было взыскано 45 тыс. руб. задолженности за поставленную тепловую энергию, 1 171 руб. пеней и пени по день фактической уплаты суммы долга. Данное решение оставлено без изменения судом апелляционной инстанции.

В ходе процедуры реализации имущества МУП «Тепловые сети» в июне 2020 г. победителем торгов по продаже прав требования (дебиторской задолженности) предприятия, включая задолженность, взысканную с Комитета, было признано ООО «Управляющая компания АВД». 9 июля 2020 г. был заключен договор цессии, на основании которого к управляющей компании перешли спорные права требования к Комитету. В дальнейшем право требования перешло к Дмитрию Чепурнову на основании договора переуступки.

В апреле 2021 г. Дмитрий Чепурнов обратился в арбитражный суд с заявлением о процессуальной замене взыскателя на него самого, определением АС Ростовской области оно было удовлетворено. Апелляция поддержала данное решение. Суды руководствовались ст. 382, 384, 388, 389, 389.1, 390 ГК РФ, ст. 110 Закона о банкротстве и пришли к выводу о том, что договор переуступки прав требования соответствует законодательству и не оспорен в судебном порядке. Отклоняя довод Комитета о ничтожности договора переуступки как не соответствующего ч. 18 ст. 155 ЖК РФ, суды указали, что данной нормой установлен запрет уступки дебиторской задолженности физических лиц за коммунальные услуги, тогда как в настоящем деле уступка права требования такой задолженности не производилась.

Постановлением АС Северо-Кавказского округа от 29 сентября 2021 г. судебные акты первой и апелляционной инстанций были отменены, в удовлетворении заявления Дмитрия Чепурнова о процессуальном правопреемстве отказано. Окружной суд указал, что взысканная с Комитета задолженность за поставленную в нежилые помещения тепловую энергию относится к плате за коммунальные услуги, запрет на передачу права требования которой лицу, не являющемуся действующей управляющей организацией МКД, установлен законом. Такой запрет не зависит от статуса собственника помещения и от того, истребуется такая задолженность взыскателем непосредственно с плательщика или на основании вступившего в законную силу судебного акта о взыскании задолженности, отметила кассационная инстанция.

«Управляющая компания АДВ» и Дмитрий Чепурнов обратились в Верховный Суд РФ с кассационными жалобами, в которых просили отменить постановление окружного суда, оставив в силе судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций.

Читайте также
Коллекторам запрещено взыскивать с граждан долги за ЖКУ
Вступили в силу поправки в законодательство, согласно которым просроченную задолженность в судебном порядке вправе взыскивать наймодатель жилья, управляющая компания или иные организации в сфере ЖКХ
01 Августа 2019 Новости

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что по общему правилу уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ), а уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (п. 1 ст. 168 ГК РФ). Он отметил, что вступившими в действие в июле 2019 г. поправками в ст. 155 и 162 ЖК РФ и ст. 1 Закона о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Закон о микрофинансовой деятельности ст. 155 ЖК РФ дополнена ч. 18, устанавливающей запрет на уступку права (требования) по возврату просроченной задолженности по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

Суд пояснил, что в этой норме перечислены лица – цеденты и цессионарии, которым адресован установленный запрет. К первым относятся УК, ТСЖ либо жилищные кооперативы или иные специализированные потребительские кооперативы, ресурсоснабжающие организации, региональные операторы по обращению с твердыми коммунальными отходами, которым в соответствии с ЖК РФ вносится плата за жилое помещение и коммунальные услуги. Ко вторым – любые третьи лица, в том числе кредитные организации или лица, осуществляющие деятельность по возврату просроченной задолженности физических лиц, за исключением вновь выбранных, отобранных или определенных вышеуказанных организаций.

ВС подчеркнул, что из определения содержания права требования, в отношении которого ч. 18 ст. 155 ЖК РФ установлен запрет уступки, не следует, что оно ограничено задолженностью по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги какой-либо определенной группы плательщиков. Между тем Суд обратил внимание: из пояснительной записки к проекту названного закона следует, что целью дополнения ст. 155 ЖК РФ является «гарантия защиты прав граждан от действий, связанных с взиманием просроченной задолженности по жилищно-коммунальным платежам путем передачи таких полномочий коллекторам, а также иным непрофессиональным участникам рынка жилищно-коммунальных услуг». Следовательно, содержащаяся в ч. 18 ст. 155 ЖК РФ норма, определяющая содержание права требования, уступка которого не допускается, подлежит ограничительному толкованию как относящаяся исключительно к просроченной задолженности физических лиц.

Таким образом, Экономколлегия признала правильным толкование ч. 18 ст. 155 ЖК РФ, данное судами первой и апелляционной инстанций. Она указала, что окружной суд сослался на ряд определений об отказе в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии ВС РФ. Поскольку эти определения не относятся к судебным актам, принимаемым по результатам проверки законности вступивших в законную силу решений и постановлений в кассационном порядке, Верховный Суд посчитал, что у суда округа отсутствовали основания для иного толкования рассматриваемой нормы жилищного законодательства со ссылкой исключительно на вышеназванные определения. В связи с изложенным постановление кассационной инстанции было отменено, а судебные акты первой и апелляционной инстанций оставлены в силе.

Советник, заместитель управляющего партнера, руководитель регионального офиса Alliance Legal CG Ксения Пантелеева отметила, что законодательно запрет уступки сформулирован таким образом, чтобы исключить обращение прав требований к гражданам между лицами, не являющимися профессиональными участниками рынка ЖКУ. «Вместе с тем, как часто бывает, благая цель снижения социальной напряженности в вопросе взыскания платы за поставленные коммунальные услуги с населения путем исключения с этого рынка коллекторских организаций с их зачастую неоднозначными “методами работы” с задолженностью привела к сложностям с обращением такой задолженности в составе имущества, реализуемого в процедурах банкротства», – прокомментировала Ксения Пантелеева.

Эксперт разъяснила, что сформировалась неоднозначная судебная практика о недопустимости уступки задолженности лицам, не являющимся профессиональными участниками рынка ЖКУ, и в тех случаях, когда должником (собственником как жилых, так и нежилых помещений) является не гражданин – потребитель коммунальных услуг, а организация или публично-правовое образование: «Например, суды ряда округов (Поволжский, Волго-Вятский, Восточно-Сибирский) отказывали победителям “банкротных” торгов, не имеющим специального статуса субъекта ЖКХ, в понуждении к заключению договоров по результатам выигранных торгов по покупке дебиторской задолженности по жилым и нежилым помещениям собственников-юрлиц, в процессуальной замене лицам, заключившим договоры уступки в отношении такой задолженности».

Она подчеркнула, что в других регионах формировалась обратная правоприменительная практика. Ксения Пантелеева привела пример разъяснений АС Уральского округа, данных им в Рекомендациях Научно-консультативного совета, о вопросах применения законодательства об энергоснабжении, оказании коммунальных услуг по итогам заседания, состоявшегося 10–11 июня 2021 г. в г. Екатеринбурге. Так, в них суд указал, что запрет на уступку, установленный ч. 18 ст. 155 ЖК РФ, распространяется только на просроченную задолженность граждан по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги. Иная задолженность (юридических лиц и публично-правовых образований в отношении жилых помещений, собственников и владельцев нежилых помещений) под действие данной нормы не попадает, добавила эксперт.

Ксения Пантелеева считает, что теперь в данном вопросе ВС РФ поставлена точка, изложенным в ч. 18 ст. 155 ЖК РФ нормам придано их исходное содержательное значение. В целом, по ее мнению, проблема судебного применения указанной нормы, ее неоднозначного истолкования судами свидетельствует о низком уровне юридической техники при подготовке законопроектов: «Заложенный в основу принимаемого нормативного акта содержательный смысл, отраженный в пояснительной записке, оказался полностью искажен вследствие недостаточной проработки итогового текста законопроекта».

Вместе с тем Ксения Пантелеева указала, что оформление указанного правоположения в форме определения ВС РФ без указания на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, в которых названная норма применена в ином содержательном смысле, не позволит требовать пересмотра ранее состоявшихся судебных актов по другим делам, где норма ч. 18 ст. 155 ЖК РФ была применена судами неверно (в ее расширительном толковании, распространении на задолженность по ЖКХ иных, кроме физических лиц – граждан, субъектов).

Адвокат АП Московской области, начальник отдела координации научно-исследовательской деятельности Татьяна Саяпина полагает, что определение ВС весьма полезно для практики: «Вопросы об уступке права требования задолженности за коммунальные ресурсы достаточно актуальны, но в судебной практике они не имеют широкого распространения в связи с недостаточной юридической осведомленностью граждан по данному поводу».

Татьяна Саяпина пояснила, что в законодательстве рассмотренные в данном деле нюансы подробно не были расписаны вплоть до июля 2019 г., что повлекло также расхождение выводов нижестоящих судов. Она отметила, что Верховный Суд фактически систематизирует и обосновывает нормативно-правовую базу по вопросу уступки прав требования задолженности за коммунальные ресурсы. Эксперт считает, что это достаточно ценно, поскольку вполне возможно впоследствии ссылаться на данные разъяснения.

Рассказать:
Яндекс.Метрика