×

Вынесенный с участием присяжных оправдательный приговор по делу об убийстве устоял в апелляции

Вторая инстанция, в частности, отметила, что обвиняемый и его адвокаты не оказывали незаконного воздействия на присяжных, а потерпевшей предоставлялась возможность для участия в судебном разбирательстве посредством ВКС
Защитники рассказали «АГ» о том, как им удалось добиться оправдания их подзащитного, и о сложностях самого уголовного дела.

Пятый апелляционный суд общей юрисдикции изготовил мотивированное апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам от 28 января, которым оставлен в силе оправдательный приговор Владиславу Марусову, обвинявшемуся в убийстве своей знакомой и работодателя Анны Малой.

Версия следствия

Владислав Марусов работал в качестве личного шофера иркутской предпринимательницы Анны Малой. 8 сентября 2018 г. он сообщил в полицию о том, что обнаружил свою работодательницу мертвой на берегу Байкала в поселке Листвянка, куда ранее привез ее на машине. Первоначально происшествие было расценено как несчастный случай, однако в феврале 2019 г. Марусов был привлечен в качестве подозреваемого в убийстве девушки.

По версии следствия, 8 сентября 2018 г. мужчина привез Анну Малую в поселок Листвянка, где между ними произошла ссора из-за требований девушки отчитаться о произведенных тратах ранее выданных ему 570 тыс. руб. на приобретение товаров и услуг, необходимых для открытия ее ресторана. Правоохранители сочли, что мотивом убийства стало нежелание Марусова возвращать деньги. По их мнению, он спустился со своей жертвой на берег Байкала, ударил ее несколько раз, а затем погрузил голову девушки в воду и держал, пока она не захлебнулась.

Далее, по версии правоохранительных органов, Владислав Марусов переместил тело убитой под обрыв для инсценировки смерти от падения с высоты. Таким образом, Владиславу Марусову были предъявлены обвинения в убийстве человека из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Присяжные вынесли оправдательный вердикт

Уголовное дело рассматривалось в Иркутском областном суде с участием присяжных заседателей, потерпевшей по делу была признана мать погибшей. Защиту обвиняемого со стадии предварительного следствия осуществляли адвокаты АП Иркутской области Андрей Степанов, Станислав Орловский и адвокат АП Воронежской области, старший партнер уголовной практики АБ «Бруданин и партнеры» Евгений Кулешов.

В ходе рассмотрения дела подсудимый отрицал свою вину. Он настаивал на том, что по приезде в поселок Анна Малая вышла из машины и спустилась к озеру одна, попросив его остаться в машине. По его словам, он ненадолго уснул в автомобиле – на 15–20 минут. После пробуждения стал искать девушку и нашел ее тело в воде, после чего сразу вызвал полицию.

6 октября 2020 г. присяжные единогласно оправдали подсудимого, признав недоказанным совершение им каких-либо действий, направленных на убийство Анны Малой. Таким образом, Владислав Марусов был оправдан по ч. 1 ст. 302 УПК РФ за неустановлением события преступления (приговор суда первой инстанции от 14 октября 2020 г. есть у «АГ»). В связи с этим за мужчиной было признано право на реабилитацию.

Далее прокуратура обжаловала оправдательный приговор в апелляции как незаконный и необоснованный. В апелляционном представлении (имеется у редакции) прокурор указывал на то, что сторона защиты незаконно воздействовала на коллегию присяжных, неоднократно задавая вопросы свидетелям обвинения с целью опорочить их показания (например, спрашивая у свидетельницы С. о способе приобретения ресторана после смерти Анны Малой, характере взаимоотношений покойной с Ч.). Прокуратура также сочла, что адвокаты подсудимого вышли за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными, применяя эмоционально окрашенные обороты речи, утверждая, что доводы стороны обвинения являются надуманными, а по речи гособвинителя можно снимать фильм, что также оказало воздействие на присяжных.

По мнению прокуратуры, адвокаты обвиняемого также ставили под сомнение законность получения других доказательств по уголовному делу, а председательствующий не всегда реагировал на такое недопустимое поведение защитников. «Сторона защиты также незаконно воздействовала на коллегию присяжных заседателей не только через федеральные, но и через местные средства массовой информации», – отмечалось в апелляционном представлении прокуратуры.

Кроме того, гособвинение указало на проблемы видео-конференц-связи, в результате чего мать покойной девушки была лишена полноценной возможности участвовать в судебном заседании. В частности, прокуратура сообщила, что потерпевшая из-за проблем с ВКС периодически не слышала, что происходило в судебном заседании. На аналогичные нарушения уголовного судопроизводства по делу ссылалась в своей апелляционной жалобе на оправдательный приговор и мать покойной.

В возражениях на апелляционные представление прокуратуры и жалобу потерпевшей защита Владислава Марусова среди прочего отметила, что обвинение не представило доказательств того, что присяжные знакомились с материалами СМИ, перечисленными гособвинением. Защитой также отмечалось, что право потерпевшей на участие в судебном процессе никак не нарушалось, так как суд предоставлял всем равные условия для участия в судебном заседании, в том числе посредством ВКС.

Оправдательный приговор устоял в апелляции

28 января Судебная коллегия по уголовным делам Пятого апелляционного суда общей юрисдикции оставила в силе приговор первой инстанции. В апелляционном определении (есть у «АГ») отмечается, что при рассмотрении дела в первой инстанции председательствующий судья разъяснял присяжным их права и обязанности, а в напутственном слове отметил, что они не должны принимать во внимание информацию об уголовном деле из иных источников.

«Сведения о том, что кем-либо из присяжных заседателей были нарушены возложенные на них обязанности, допущены действия или высказывания, позволяющие усомниться в их беспристрастности, материалы дела не содержат. Публикация в средствах массовой информации, в том числе в сети Интернет, данных о деле, а также сообщенные сведения интервьюируемыми лицами, в том числе адвокатами, родственниками подсудимого, не дают оснований утверждать о необъективности присяжных заседателей при вынесении вердикта», – подчеркивалось в судебном акте апелляции.

Апелляционный суд также указал, что судебное следствие в первой инстанции соответствовало требованиям УПК РФ, и вопросы, касающиеся допустимости доказательств, стороной защиты в присутствии присяжных не обсуждались. Обвиняемый и его адвокаты, как подчеркнула вторая инстанция, не оказывали незаконного воздействия на присяжных. Как пояснила апелляция, выяснение обстоятельств взаимоотношений Анны Малой и Ч., обстоятельств продажи ресторана, ранее принадлежавшего покойной, не является нарушением ст. 252 УПК РФ и было необходимым исходя из предъявленного подсудимому обвинения.

«Несогласие стороны защиты с предъявленным Владиславу Марусову обвинением и оценкой доказательств, предъявленных стороной обвинения, как и заявление о том, что доводы обвинения основаны на предположениях, не могут расцениваться как оказание на присяжных заседателей незаконного воздействия, повлиявшее на ответы по поставленным перед ними вопросам. При этом председательствующий в случае, если стороны, выступая в прениях, в репликах, допускали высказывания, делали умозаключения, не относящиеся к фактическим обстоятельствам, делал замечания обеим сторонам», – отмечено в апелляционном определении.

Вторая инстанция добавила, что матери покойной была предоставлена возможность для участия в судебном разбирательстве посредством ВКС, а при заявлении последней о плохом качестве связи предпринимались соответствующие меры. Следовательно, эта женщина имела возможность задавать вопросы допрашиваемым лицам. Апелляция также сочла, что неучастие потерпевшей в заседаниях в связи с отсутствием технической возможности установить ВКС носило добровольный характер, при этом в судебном заседании принимал участие ее представитель.

Комментарии защитников

В комментарии «АГ» Станислав Орловский отметил, что до февраля 2019 г. Владислав Марусов находился в статусе свидетеля по уголовному делу и регулярно являлся по вызовам следователя. «Тогда следствие внезапно сделало резкий разворот и ему предъявило обвинение в убийстве девушки – в первую очередь, на основании показаний некоего свидетеля. Оказалось, что в январе 2019 г. в ходе расследования по уголовному делу была установлена девушка, которая в ночь на 8 сентября 2018 г. якобы находилась неподалеку от места гибели Анны Малой. С. сообщила следствию, что ночевала в гостинице, в которую прибежал Марусов, и слышала якобы имевшую место ссору между ним и Анной Малой, – из чего следствие сделало вывод о причастности Марусова к смерти девушки», – пояснил адвокат.

Защитник рассказал, что 12 февраля 2019 г. Владислав Марусов был задержан, ему предъявили обвинение и поместили в СИЗО, где стали «выбивать» признательные показания. «Сложность уголовного дела была в том, что правоохранительные органы не хотели слушать ни самого обвиняемого, ни его защиту. Все наши ходатайства были отклонены следствием, поэтому было написано огромное количество жалоб во все вышестоящие инстанции, вплоть до Президента РФ, но и это не дало результата. При этом уголовное дело получило широкий общественный резонанс», – отметил он.

Станислав Орловский добавил, что при рассмотрении дела возникла сложность в связи с тяжелой эпидемиологической обстановкой из-за COVID-19: суды были закрыты, а Марусов оставался под стражей. «Кроме того, впервые в нашей практике в рамках уголовного процесса прокурор заявил отвод председательствующему судье под предлогом “обстоятельств, свидетельствующих о косвенной заинтересованности судьи в исходе уголовного дела”. При этом сам судья, а также адвокаты со стороны защиты и обвинения с таким решением согласны не были. Отвод судьи привел к роспуску коллегии присяжных и полному аннулированию результатов судебного процесса, длившегося около двух месяцев. Но в итоге нам удалось доказать новой коллегии присяжных, что события преступления вообще не было», – резюмировал защитник.

Адвокат Андрей Степанов добавил, что свидетель обвинения С., которая якобы видела ссору Марусова и Малой, была явно подготовлена стороной потерпевших. «Она утверждала, что поехала в Листвянку вместе со своим знакомым, чье имя она называть отказывается, а выходя из дома, она забыла свой телефон. Понятно, что такие показания давались, чтобы исключить возможность отследить местоположение абонента», – пояснил он.

По словам адвоката, тщательный допрос свидетеля С. и предъявление ее показаний в совокупности с другими доказательствами позволили коллегии присяжных убедиться в недостоверности сообщаемых ею сведений. «Так, свидетель не смогла объяснить, почему при возможности заселиться в гостиницу в 100 м от места ссоры она в темное время пошла в гору по извилистой дороге в гостиницу, расположенную на расстоянии в 1,5 км. Свидетель также не смогла объяснить, почему она на представленных видеозаписях проверки показаний на месте не выпускала из рук телефон, активно им жестикулируя, и при этом не попросила своего знакомого вернуться за телефоном домой в ночь инцидента. Подозрительными стали и ее слова о наличии у нее при себе в обложке паспорта 100 тыс. руб. купюрами по 1 000 руб., частью которых она расплачивалась за гостиницу. Очевидно, что такие показания давались, чтобы не были отслежены банковские транзакции, притом что она имела при себе банковскую карту», – отметил защитник.

Андрей Степанов добавил, что вопрос о наличии у свидетеля банковской карты при себе был четко зафиксирован в ходе допроса перед присяжными, и свидетель исключила наличие у нее второй банковской карты. «Присяжным заседателям были представлены выписки по банковской карте свидетеля, из которых следовало, что около 22 часов вечера была совершена покупка на АЗС топлива в количестве 43 с небольшим литров и около 23 часов – покупка в баре кинотеатра. Свидетель поясняла, что покупки делала ее сестра путем бесконтактной оплаты телефоном. Сторона защиты дополнительно запросила через суд сведения о способе расчетов, и поступивший запрос был началом краха показаний свидетеля. Из ответа следовало, что расчет был произведен картой с вводом пин-кода. Это позволило стороне защиты утверждать, что свидетель-очевидец из дома поехала в кинотеатр, а по пути заправила собственный автомобиль, а не автомобиль своего знакомого. Кроме того, стороной защиты были получены данные о том, что планировавшийся к открытию ресторан, ранее принадлежавший покойной, перешел вначале к одному свидетелю обвинения, а затем был продан этому свидетелю-очевидцу», – рассказал адвокат.

По словам защитника, адвокатами Владислава Марусова была также подвергнута сомнению и версия обвинения о том, что причиной для убийства стали долги подзащитного. «Так, обвинение утверждало, что лицо, финансирующее открытие ресторана погибшей, 28 августа, буквально за две недели до ее гибели, потребовало отчет о расходах. Погибшая сообщила об этом Марусову, это, по мнению следствия, и послужило дополнительной причиной для ее убийства с целью не возвращать долг. Присяжным были представлены банковские выписки, которые сторона обвинения не желала представлять и всячески препятствовала этому. Из данных выписок следовало, что в день якобы выдвинутого ультиматума со стороны инвестора в адрес погибшей поступило 500 тыс. руб., а затем через неделю еще 300 тыс. руб. Присяжные не поверили в выдвинутую версию стороны обвинения, единодушно проголосовали за отсутствие события преступления», – подытожил Андрей Степанов.

В свою очередь, Евгений Кулешов рассказал, что сложность уголовного дела состояла в том, что имелось серьезное противодействие защите со стороны правоохранительной системы, которая не обращала никакого внимания на очевидные факты либо, наоборот, их отсутствие. «Об этом свидетельствует как минимум “нелепый” и “случайный” свидетель, которая по странному стечению обстоятельств после дачи своих показаний на следствии стала владелицей ресторана погибшей Анны Малой. И таких “странностей” в данном уголовном деле масса. Полагаю, что защите удалось донести до присяжных правду о реальных событиях и обратить их внимание, насколько это было возможно, на “недочеты” по уголовному делу», – резюмировал Евгений Кулешов.

Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
08 Апреля 2021
Яндекс.Метрика