×

За что наказывали петербургских защитников в 2017 г.

АП Санкт-Петербурга привела статистику рассмотрения дисциплинарных дел в отношении адвокатов
Фото: «Адвокатская газета»
В Обзор вошли дела о жалобах на отсутствие письменного отказа подзащитного от обжалования приговора, гонорарах за видимость защиты, нарушениях, связанных с вступлением адвоката в дело по назначению, отказах от защиты, допросах адвоката в качестве свидетеля, защите вопреки воле доверителя. Также в 2017 г. был прекращен статус адвоката, который действовал без юридического образования. Кроме того, были случаи, когда Совет палаты не согласился с заключением Квалификационной комиссии.

Адвокатская палата Санкт-Петербурга опубликовала Обзор дисциплинарных дел, рассмотренных Советом АП Санкт-Петербурга за 2017 г. Указывается, что Совет рассмотрел 101 жалобу или представление в отношении адвокатов. При этом, с учетом объединения некоторых жалоб в одно производство, было рассмотрено 98 дисциплинарных дел. Из них по 35 делам производство было прекращено, п19 завершились прекращением статуса адвоката, в 17 случаях было вынесено предупреждение и в 26 – замечание.

Лидирующая категория нарушений – 39 из 98 –неуплата обязательных ежемесячных отчислений на нужды адвокатской палаты. Из них 13 закончились прекращением статуса адвоката, 12 – замечанием, 10 – предупреждением и 4 – прекращением производства вследствие малозначительности проступка или истечения срока давности привлечения к дисциплинарной ответственности. Нередко неуплата обязательных ежемесячных отчислений на нужды адвокатской палаты сопровождается также неизбранием адвокатом формы адвокатского образования для осуществления своей деятельности, например, после того, как адвокат был исключен из адвокатского образования, в котором он состоял.

Основные причины прекращения дисциплинарных дел стало признание отсутствия в действиях адвокатов нарушения норм адвокатского законодательства и КПЭА – 22 случая. 6 производств были прекращены в связи с истечением срока давности, 5 – в связи с малозначительностью проступка, и еще 2 – в связи с примирением сторон.

Необжалование приговора

АП Санкт-Петербурга указывает, что к распространенной категории нарушений относится неисполнение адвокатами обязанности по обжалованию приговора, вынесенного в отношении их подзащитных. В обоснование бездействий защитники приводят разные доводы, однако ни один из них не был признан Комиссией или Советом законным.

В пример АП Санкт-Петербурга приводит две жалобы от разных доверителей в отношении адвоката Х., которая объяснила отсутствие апелляционного обжалования приговора тем, что на момент его вынесения осужденный был с ним согласен, обжаловать не намеревался и помощи в обжаловании не просил. В отношении второго заявителя Х. пояснила, что после вынесения приговора к ней обратился отец доверителя и попросил составить апелляционную жалобу для ее самостоятельного направления осужденным. Просьбу адвокат выполнила.

Квалификационная комиссия посчитала, что такие действия не соответствуют положениям КПЭА и не могут быть признаны заслуживающим внимания обстоятельством. Таким образом, адвокату было объявлено замечание, ее также исключили из базового списка адвокатов, осуществляющих защиту в порядке ст. 51 УПК РФ, на 6 месяцев. 

Видимость защиты

В отношении случаев, когда адвокат берет на себя обязательства по защите доверителя, но либо его вообще не исполняет, либо выполняет не в полном объеме или несвоевременно, АП Санкт-Петербурга пояснила, что такие действия часто имеют для доверителей серьезные негативные последствия, поэтому за доказанные недобросовестные действия следует суровое наказание. 

Так, между ООО и адвокатом К. был заключен договор поручения, по условиям которого адвокат обязался представлять интересы ООО в арбитражном суде. Плата за оказание услуг составила 175 тыс. руб. и была передана адвокату по акту приема-передачи в день подписания договора. Однако К. вознаграждение в кассу коллегии не сдал и соглашение с ООО в адвокатском образовании не зарегистрировал. Исковое заявление он подал лишь по истечении 7 месяцев со дня заключения договора, при этом все это время он игнорировал звонки и не отвечал на электронные письма доверителя.

Посчитав, что такие действия направлены на игнорирование основополагающих принципов, возложенных на адвоката Законом об адвокатуре и КПЭА, Комиссия прекратила статус адвоката К.

Нарушения в делах по назначению

Статистика показала, что адвокаты не всегда правильно принимают решение о вступлении в дело по назначению, а именно: в каких случаях необходимо принять поручение на защиту, а в каких принятие на себя защиты будет являться действиями против воли лица и навязыванием ему своей помощи. Такие решения, по мнению Совета, нередко приходится принимать в напряженной обстановке при дефиците времени и фактически оказываемом давлении со стороны следователя или суда.

Так, адвокат П. получил через АИС «Адвокатура» заявку на участие в порядке ст. 50, 51 УПК РФ в суде апелляционной инстанции по уголовному делу в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Адвокату был выдан ордер с указанием номера заявки.

Ознакомившись с материалами дела, П. посетил Д. в СИЗО, где последний заявил о наличии у него защитника по соглашению и своем несогласии с участием в деле какого-либо другого адвоката. Однако адвокат П. от защиты не отказался и продолжал ознакомление с делом, а также выполнять иные действия.  

При ознакомлении с материалами уголовного дела адвокат П. установил, что в них отсутствует ордер какого-либо другого адвоката на защиту Д. в апелляционной инстанции. При посещении подзащитного в следственном изоляторе П. сообщил ему об этом и договорился с ним, что если Д. откажется от его помощи в судебном заседании, то адвокат поддержит это ходатайство. Так и было сделано, и ходатайство было удовлетворено судом.

Квалифкомиссия посчитала, что действия адвоката П. соответствуют как требованиям Закона, так и корпоративным нормативным документам, так как он, не имея формальных доказательств наличия у подзащитного адвоката по соглашению и действуя на основании заявки АИС «Адвокатура», правомерно ознакомился с материалами уголовного дела, встретился и проконсультировал подзащитного Д. При этом он убедил Д. совершить свой отказ от адвоката по назначению в формальных условиях судебного заседания, что исключило в дальнейшем потенциально возможный конфликт как с судом, так и с адвокатом по соглашению. Таким образом, Совет АП Санкт-Петербурга прекратил дело в отношении П.

Отказ от защиты

Также в Обзоре приведен случай, когда адвокат обоснованно отказался от защиты. Так, в производстве суда находилось многотомное уголовное дело в отношении Б. и других лиц. Накануне судебного заседания его адвокат по соглашению Г. известил суд о наличии у него больничного листа, в связи с чем Б. был назначен другой адвокат – С. Однако в назначенный день адвокат Г. явился в суд. Тогда С. после общения с подсудимым пояснил суду, что с делом не знаком, а также ввиду того, что явился адвокат Г., с которым у подсудимого заключено соглашение на защиту, отказался участвовать в процессе. Судья, посчитав такое поведение халатным исполнением профессионального долга, обратился в АП Санкт-Петербурга с просьбой оказать на адвоката дисциплинарное воздействие.

Оценивая данную ситуацию, Квалификационная комиссия АП Санкт-Петербурга пришла к выводу, что заявления адвоката Г. и подсудимого Б. о наличии между ними соглашения на защиту в данном уголовном деле, не поставленные судом под сомнение в судебном заседании, были достаточным основанием для адвоката С., чтобы воспринимать это обстоятельство как неоспоримое, поэтому сочла, что адвокат С. действовала в соответствии с КПЭА. С таким решением согласился и Совет палаты.

Адвокат как свидетель

Рассмотрел Совет АП Санкт-Петербурга и дисциплинарное дело в отношении адвоката С., который дал показания в качестве свидетеля. Жалобы на него были поданы бывшим доверителем и его адвокатом.

Адвокат С. в 2011 г. оказывал своему доверителю О. юридическую помощь в порядке ст. 50, 51 УПК РФ на стадии предварительного расследования при допросе в качестве подозреваемого по уголовному делу о покушении на убийство. В 2017 г. при рассмотрении этого уголовного дела в суде на основании ходатайства стороны обвинения адвокат С. был вызван в суд и допрошен в качестве свидетеля. Вопреки возражениям подсудимого О. и его защитника Б. против этого допроса, адвокат С. дал показания по обстоятельствам своего участия в допросе подозреваемого. В результате показания адвоката С. легли в основу обвинительного приговора в отношении О.

В ходе дисциплинарного производства адвокат С. посчитал, что действовал в соответствии с законом, однако Квалификационная комиссия и Совет адвокатской палаты решили иначе и лишили его статуса с правом повторной сдачи квалификационного экзамена через 3 года.

Защита вопреки воле заявителя

АП Санкт-Петербурга рассмотрела дело и о защите вопреки воле доверителя. Так, последний подписал отказ от госпитализации и лечения в психиатрическом стационаре, что было удостоверено подписью врача-психиатра. Ему был назначен адвокат Н., которая в суде, не посетив своего доверителя в больнице и не узнав его волеизъявление, согласилась с требованиями психиатрической больницы о его недобровольной госпитализации, мотивируя свою позицию «интересами административного ответчика». Рассмотрев дело, Совет объявил адвокату Н. замечание.

Расхождение выводов Совета АП и Квалификационной комиссии

Кроме того, в 2017 г. было 9 случаев, когда Совет АП Санкт-Петербурга принял решение, что Квалифкомиссия установила фактические обстоятельства правильно, но сделала ошибку в правовой оценке деяния адвоката и толковании закона.

Так, в своем обращении судья Санкт-Петербургского городского суда о привлечении адвоката П. к дисциплинарной ответственности пояснил, что адвокат прибыл в судебное заседание по рассмотрению его апелляционной жалобы значительно позже назначенного времени. Опоздание он пояснил невозможностью явки ввиду оказания юридической помощи доверителям по другим делам, которых в тот день было 11.

По мнению суда, приняв поручения на оказание юридической помощи в количестве большем, чем адвокат в состоянии выполнить, и не уведомив по возможности заблаговременно суд и других участников процесса о невозможности прибыть в назначенное время, адвокат допустил явное неуважение к суду и другим участникам процесса.  

На заседании Совета адвокат объяснил такое поведение тем, что после гражданской акции по поводу Дня России, состоявшейся на Марсовом поле 12 июня 2017 г., было возбуждено более 600 административных дел, которые были распределены по районным судам г. Санкт-Петербурга. По 11 из них с ним были заключены соглашения на защиту. По вынесенным по делам постановлениям районного суда адвокат подал апелляционные жалобы, рассмотрение которых было назначено на одни и те же дату и время, в одном зале городского суда. Во избежание возможных накладок за несколько дней до заседаний П. обратился к председателю суда с письменным заявлением о непереносе рассмотрения назначенных дел в разные залы.

Однако уже в суде за пять минут до начала рассмотрения дел адвокат П. узнал, что дела перенесли в разные залы. В связи с этим П. смог принять участие только в 5 из 11 дел – остальные были рассмотрены без участия «неявившегося» адвоката.

П. пояснил, что если бы был уведомлен о слушании дел в разных залах, то подал бы ходатайство об их переносе на другое время или попросил коллег заменить его, чтобы не допустить рассмотрения дел без участия защитника.

Квалифкомиссия посчитала адвоката П. нарушившим нормы законодательства об адвокатской деятельности и КПЭА, поскольку он принял на себя поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем в состоянии выполнить. Однако Совет палаты указал, что защитник действовал в интересах своих доверителей, так как явился в указанный посредством телефонограммы суда зал, обратился заранее с заявлением на имя председателя суда с просьбой о рассмотрении всех дел в одном зале судебных заседаний, что позволило ему иметь все разумные основания о том, что он сможет осуществлять защиту всех своих подзащитных. Таким образом, Совет прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката П.

Адвокат без юридического образования

Также за 2017 г. АП Санкт-Петербурга выявила один случай предоставления недостоверных сведений Квалификационной комиссии претендентом на получение статуса адвоката. Так, адвокат М. в анкете указал, что обучался в Санкт-Петербургской государственной академии физической культуры им. П.Ф. Лесгафта, затем на основании академической справки путем перевода был зачислен в Аграрный университет с зачетом прослушанных в Академии физкультуры предметов. В последующем М. был присвоен статус адвоката.

В 2016 г. Главным управлением Минюста РФ по Санкт-Петербургу была получена информация от Академии о том, что М. в описях студентов не числится, а академическая справка на имя М. не выдавалась. В связи с этим Совет АП Санкт-Петербурга решил, что действия адвоката М. исключают возможность его дальнейшего пребывания в адвокатском сообществе и прекратил его статус.

В заключении Обзора Совет АП Санкт-Петербурга напомнил о праве адвоката, оказавшегося в сложной этической ситуации, направить в Совет запрос о разъяснении того или иного профессионального вопроса или о том, как правильно поступить в сложившейся ситуации, на который Совет даст разъяснения. Такие действия во многих описанных случаях позволили бы, по мнению Совета, предотвратить дисциплинарные разбирательства и их негативные последствия в виде мер дисциплинарной ответственности.

Рассказать: