×

Адвокатура на амуре

О Знаках адвоката, этике и борьбе с нарушениями
Материал выпуска № 14 (223) 16-31 июля 2016 года.

АДВОКАТУРА НА АМУРЕ

О Знаках адвоката, этике и борьбе с нарушениями

 

Президент Адвокатской палаты Еврейской автономной области Татьяна Болотова ответила на вопросы корреспондента «АГ» о жизни палаты, рассказав о поведении адвокатов в сети «Интернет», дисциплинарных проступках, оказании бесплатной юридической помощи, повышении квалификации и других актуальных темах.
 
– На заседании Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, которое состоялось 17 мая 2016 г., были приведены данные о реализации решения Совета ФПА РФ, касающегося изготовления нагрудного Знака российского адвоката. Оказалось, что по количеству Знаков, приходящихся на одного адвоката, лидирует АП Еврейской автономной области. Расскажите, с чем это связано?
– После того как нам поступило сообщение, что можно заказывать Знаки адвоката, мы собрали Совет Адвокатской палаты и приняли решение, что каждому нашему адвокату необходимо заказать не менее трех Знаков – всего 270 штук. Причина такого решения очень проста – дополнительные Знаки нужны на случай утраты одного из них. Если вдруг адвокат потеряет свой Знак, то он просто придет в палату, напишет заявление, и мы выдадим ему новый взамен утраченного. При этом никаких затрат адвокаты не понесут, так как все Знаки были заказаны за счет палаты.

– Вообще очень характерно, что небольшие и отдаленные от центра палаты активно заказывают Знаки, тогда как крупные центральные пока не торопятся. Как считаете, с чем это может быть связано?
– Безусловно, Знак адвоката должен быть у всех представителей профессии. Тем более что сейчас очень много юристов, которые пытаются в рекламе преподнести себя как адвокатов. И потому мы должны как-то себя дифференцировать, а нагрудный Знак – лучший способ для этого. Мы руководствовались такой позицией, когда заказывали Знаки своим коллегам.

То, что крупные и центральные палаты не очень активны, думаю, может быть связано в первую очередь с финансированием. Ведь есть разница между тем, когда в палате несколько тысяч адвокатов, и тем, когда их всего семьдесят.

Немаловажно и то, что в больших палатах, как мне кажется, потеряна связь с адвокатами. В маленьких палатах все общаются, все друг друга знают, в курсе всех событий. В маленьких палатах работать проще, легче донести до каждого адвоката то или иное решение. В общем, везде все индивидуально.

– Вы упомянули, что в отдельных случаях юристы, оказывающие юридическую помощь, преподносят себя в качестве адвокатов. Насколько я понимаю, это связано с тем, что в рекламе они используют слова, которые «привязывают» их к адвокатуре. Насколько серьезна эта проблема в Биробиджане и области?
– За последние четыре года мы столкнулись с этим дважды. В соответствии со ст. 5 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (Закон об адвокатуре) использование в наименованиях организаций и общественных объединений терминов «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокат», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» или словосочетаний, включающих эти термины, допускается только адвокатами и созданными в порядке, установленном Законом об адвокатуре, организациями.

И когда мы увидели, что юридические фирмы в городе на своих вывесках используют слова «юридическая консультация» и «адвокатская помощь», тут же обратились в антимонопольные органы. На жалобы отреагировали оперативно, и в отношении этих юрфирм были применены санкции, а их рекламу и вывески сняли.

Воздействие было значительным, и здесь, в Биробиджане, больше уже никто не пользуется адвокатским «прикрытием». Вообще практикующих юристов очень много: если нас в области 69 человек, то юристов – 370. Представляете, какая возникает конкуренция по гражданским делам?! Но мы стараемся решать этот вопрос активной работой с гражданами.

– А если говорить о нарушениях со стороны самих адвокатов: как часто у Вас возникает необходимость возбуждать дисциплинарные производства?
– В основном нарушения связаны со срывом судебных заседаний – когда без уважительной причины адвокаты не являются в заседание, т.е. нарушают ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката. В тех случаях, когда мы видим признаки незначительного нарушения, стараемся не возбуждать дисциплинарное производство и уладить конфликт путем переговоров. В 2015 г. было рассмотрено всего три дисциплинарных производства. В двух случаях из трех Квалификационная комиссия и Совет Адвокатской палаты, рассмотрев дела, приняли решение, что адвокаты нарушили нормы Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, и к ним были применены меры дисциплинарного воздействия: в первом случае адвокату было вынесено замечание, а во втором – предупреждение о возможном лишении статуса адвоката. Третье дисциплинарное производство было прекращено Квалификационной комиссией, а впоследствии Совет Адвокатской палаты согласился с ее заключением, и претензии к адвокату были сняты.

– Отслеживаете ли Вы поведение адвокатов в сети «Интернет»? Сейчас эта тема весьма актуальна.
– Как такового органа, который бы отслеживал поведение адвокатов в Сети, у нас нет. Но мы обсуждали вопросы этичного поведения в сети «Интернет» и говорили о запрете выкладывать какие-либо судебные акты, где были бы указаны фамилии, имена и прочая персональная информация. Все это до адвокатов донесено, и пока у нас никаких проблем, связанных с этим, не возникало. И никто ни разу не обращался к нам с какими-либо жалобами.

– То есть ситуаций, когда адвокаты не вполне корректно рекламируют себя на своих сайтах, у Вас не существует?
– Надо сказать, что все имеющиеся у областных адвокатов сайты носят чисто информационный характер. Мы и в Биробиджане, и в области до каждого члена палаты донесли, что заниматься рекламой адвокаты не вправе.

– Расскажите, как в области обстоят дела с реализацией Закона о бесплатной юридической помощи?
– В этой сфере у нас возник конфликт, который до настоящего времени не разрешен. Предыстория такова: в 2005 г. наша палата создала на территории области юридическую консультацию. Создавалась она по представлению органа исполнительной власти, а именно по обращению губернатора. Она находилась полностью на бюджетном финансировании и функционировала почти 8 лет. В этой консультации работали четыре адвоката, которые ежегодно консультировали и оказывали бесплатную помощь порядка 1800 гражданам.

А в 2013 г., когда вышел Закон о БЮП и было создано государственное юридическое бюро, нас без объяснения причин попросили освободить помещение и лишили финансирования. Считаем, что нашу юридическую консультацию просто незаконно ликвидировали. Также нас попросили участвовать в государственной системе бесплатной юридической помощи. Но, проконсультировавшись, посмотрев, как эта система работает в Пермском крае, и изучив имеющийся опыт, мы решили отказаться от участия в ней.

Но мы оказываем гражданам бесплатную помощь вне этой системы. Также наши адвокаты работают и на условиях pro bono. Например, помогают детям-сиротам абсолютно бесплатно – в основном по вопросам предоставления жилья.

– Вы упомянули, что сейчас в Вашей палате всего 69 адвокатов. А что касается молодого поколения – начинающих адвокатов, стажеров, помощников?
– Сейчас у нас работают 15 стажеров и 10 помощников адвоката. В целом их деятельность успешна. У нас есть Школа молодого адвоката, где еженедельно мы проводим их обучение. Также стажеры и помощники ходят вместе с адвокатами на судебные процессы и приобретают практические навыки, принимают участие в составлении исковых заявлений, апелляционных и кассационных жалоб и т.п.

– А как построена работа относительно повышения квалификации самих адвокатов?
– Мы заключили договор с Дальневосточной правовой академией Министерства юстиции в 2014 г., и все адвокаты прошли двухмесячное обучение, получив сертификаты о повышении квалификации. Также в соответствии с решением Совета Адвокатской палаты мы ежегодно направляем трех адвокатов на обучение на высших курсах повышения квалификации. Пока такое обучение прошли шесть адвокатов нашей палаты.

Беседовал Глеб КУЗНЕЦОВ,
корр. «АГ»