×

Затяжной процесс

О полномочиях следствия устанавливать дополнительный срок расследования
Материал выпуска № 14 (223) 16-31 июля 2016 года.

ЗАТЯЖНОЙ ПРОЦЕСС

О полномочиях следствия устанавливать дополнительный срок расследования

Недавнее участие автора публикации в качестве защитника в достаточно сложном и объемном уголовном деле, по которому позиции обвинения и защиты относительно самого события преступления носили диаметрально противоположный характер, выявило наличие в уголовно-процессуальном законодательстве очередной правовой неопределенности, позволяющей сторонам проявлять разные подходы к одной и той же процессуальной ситуации, связанной с установлением дополнительного срока расследования, превышающего 12 месяцев.

Для начала поясню, о чем идет речь. Расследование уголовного дела приняло затяжной характер, срок предварительного следствия превысил 12 месяцев. Обвиняемые и защитники были уведомлены об окончании следственных действий в порядке ст. 215 УПК РФ. Следователь и его руководитель, по всей видимости, опасаясь привлечения к дисциплинарной ответственности в связи с очередным продлением сроков предварительного следствия, приняли решение не обращаться с ходатайством к вышестоящему руководителю следственного органа, а пошли на определенную процессуальную фикцию.

Следователь без завершения процедуры ознакомления в порядке ст. 217 УПК РФ обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела якобы составил обвинительное заключение, однако руководитель следователя данное обвинительное заключение не согласовал, а возвратил дело следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительных следственных действий. Прокурору данное уголовное дело с обвинительным заключением не направлялось и, следовательно, не поступало. Несмотря на то что срок предварительного следствия к тому времени еще не истек, руководитель следственного органа, возвращая уголовное дело следователю, установил дополнительный срок предварительного расследования в один месяц с момента поступления дела следователю. Таким незамысловатым способом срок предварительного следствия был установлен свыше 12 месяцев.

Позиция защиты
Сторона защиты, естественно, не согласилась с указанным решением и в настоящее время продолжает его обжалование в установленном законом порядке, предусмотренном ст. 124 УПК РФ (вышестоящему руководителю следственного органа), ссылаясь на положения ч. 2 ст. 162 УПК РФ, согласно которым в срок предварительного следствия включается время до момента направления уголовного дела с обвинительным заключением прокурору. Уголовное дело прокурору с обвинительным заключением не направлялось, т.е. срок предварительного следствия к моменту дачи руководителем следственного органа указаний о выполнении дополнительных следственных действий еще не истек, и устанавливать дополнительный срок не было никаких правовых обоснований.

Полагаем, что в данном конкретном деле руководителю следственного органа в случае наличия у него позиции о необходимости производства дополнительных следственных действий нужно было дать следователю указания в порядке п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, после чего следователь должен был обратиться с ходатайством к вышестоящему руководителю следственного органа о продлении срока предварительного следствия свыше 12 месяцев.

Позиция следствия
Позиция же представителей следствия строится на том, что в соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ у руководителя следственного органа имеются полномочия по возвращению уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, а в соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК РФ – по установлению дополнительного срока следствия в случае возвращения дела следователю. Представители следствия ссылаются на то, что в обсуждаемой ситуации руководитель следственного органа в установленном законом порядке реализовал свои полномочия, предусмотренные п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ.

В свою очередь защита считает, что реализация руководителем следственного органа полномочий по возвращению дела следователю для производства дополнительного расследования возможна только в одном случае: если прокурор в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ возвратит уголовное дело следователю без утверждения обвинительного заключения, и не будет оснований для обжалования данного решения прокурора.

В остальных случаях руководитель следственного органа, по мнению защиты, не вправе возвращать уголовное дело для производства дополнительного расследования, поскольку расследование и так согласно ч. 2 ст. 162 УПК РФ не завершалось. Обратное означало бы, что руководитель следственного органа может на любой стадии расследования (даже без составления обвинительного заключения) и вне зависимости от общего срока следствия произвольно установить дополнительный процессуальный срок под предлогом необходимости производства следственных действий, что противоречит положениям ч. 5 ст. 162 УПК РФ относительно лиц, уполномоченных продлевать сроки расследования.

По большому счету толкование норм, предусмотренных п. 11 ч. 1 ст. 39, ч. 2, 5 ст. 162 УПК РФ в их совокупности, на мой взгляд, свидетельствует именно об обоснованности позиции стороны защиты, но, как известно, правоприменителем по уголовным делам являются именно представители стороны обвинения, а они толкуют и применяют данные нормы в выгодном для себя свете.

Право защиты привлекать специалиста
Рассматриваемая ситуация достаточно сильно напоминает еще один до настоящего времени не устраненный в законодательном порядке пробел в УПК РФ, связанный с реализацией защитником своих полномочий по привлечению специалиста. Пункт 3 ч. 1 ст. 58 УПК РФ предоставляет защитнику право привлекать специалиста, но всякий раз, когда адвокат реализует такое право, а специалист по его запросу готовит заключение или рецензию, следствие и суд заявляют о недопустимости такого доказательства, ссылаясь на положения ч. 2 ст. 58, ст. 168 УПК РФ, согласно которым специалист приглашается для участия в следственных действиях только следователем. По моему мнению, подобное толкование влечет необоснованное урезание процессуальных прав и полномочий защитника, но стороне обвинения, на которую, как правило, также становится и суд, по определенным причинам выгодно именно такое толкование.

Выводы
Единственным способом устранения имеющейся правовой неопределенности по вопросу наличия или отсутствия у руководителя следственного органа безусловного и ничем не ограниченного права по возвращению дела следователю и установлению дополнительного срока расследования мне видится внесение на законодательном уровне изменений в п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, согласно которым норму о наличии у руководителя следственного органа полномочий по возвращению уголовного дела следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования следует дополнить словами «при условии возвращения данного уголовного дела прокурором без утверждения обвинительного заключения и отсутствия оснований для обжалования указанного решения». \

По результатам общения с рядом коллег, практикующих по уголовным делам, знаю, что им также доводилось сталкиваться с подобными решениями следователей и руководителей следственных органов, т.е. практика такого рода «продлений», к сожалению, начинает принимать повсеместный характер. Остается надеяться, что законодатели обратят внимание на указанный пробел в уголовно-процессуальном законодательстве.

Андрей ГРИВЦОВ,
партнер АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры»