×

Дорога в ад вымощена благими намерениями

Преюдиция в уголовном процессе противоречит положениям Конституции и Уголовно-процессуального кодекса
Материал выпуска № 10 (75) 16-31 мая 2010 года.

ДОРОГА В АД ВЫМОЩЕНА БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ

Преюдиция в уголовном процессе противоречит положениям Конституции и Уголовно-процессуального кодекса


 
Александр ПЕТРОВ,
адвокат
Соглашаясь с доводами адвоката Сергея Афанасьева, адвокат Александр Петров считает необходимым обратить внимание еще на ряд проблем, которые новая редакция статьи 90 УПК РФ («Преюдиция») неизбежно вызовет на практике.

В соответствии с новой редакцией ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Безусловно, принимая изменения в ст. 90 УПК РФ, законодатель руководствовался благими намерениями. Действительно, какой смысл проверять и устанавливать те обстоятельства, которые уже были проверены и установлены другим судом? И какой вообще смысл во вступившем в законную силу приговоре или решении, если они не обязательны для других судов? На первый взгляд так, но это только глубоко теоретически.

Межотраслевая преюдиция

Прежде всего не могу согласиться с тем, что в уголовном процессе должна применяться межотраслевая преюдиция. Дело в том, что уголовный процесс существенно отличается как от арбитражного и гражданского, так и от административного процесса. В уголовном процессе шире круг процессуальных действий, направленных на собирание доказательств, применяются доказательства и способы доказывания, которых не знают другие процессы, шире круг доказывания, есть досудебные стадии – дознание и предварительное расследование.

Поэтому те обстоятельства, которые необходимо установить по уголовному делу, могут и должны устанавливаться именно методами, применяемыми в уголовном процессе, а не в каких-либо других.

Приведу простой пример. Некое лицо фальсифицирует гражданско-правовой договор, по которому другое лицо оказывается должником. Пусть это будет договор займа и (или) расписка. При этом злоумышленник может, например, воспользоваться попавшим к нему листом бумаги, содержащим только подпись «должника» и больше ничего. Изготовив поддельный договор, мошенник идет в суд и подает гражданский иск. Суд проводит почерковедческую экспертизу, которая, естественно, подтверждает доводы истца.

Для установления истины в этой ситуации недостаточно почерковедческой экспертизы. Тут нужна сложная технико-криминалистическая экспертиза, которая может установить давность подписи, давность машинописного текста, выявить последовательность наложения друг на друга фрагментов документа и т.д.

В уголовном процессе такую экспертизу назначил бы следователь. Ответчик же может и не знать, что такую экспертизу вообще можно провести. Суд по собственной инициативе назначать экспертизу не обязан и, как показывает практика, назначает их крайне неохотно и редко, поскольку проводятся они долго.

В результате суд может вынести решение в пользу истца-мошенника, руководствуясь формальными обстоятельствами – наличием расписки (договора) и установлением того, что подпись выполнена «должником».

Теперь предположим, что «должник», не найдя правды в гражданском процессе, отправился искать ее в правоохранительные органы. Новая редакция ст. 90 УПК РФ делает бессмысленным после вынесения и вступления в законную силу такого решения суда обращение ответчика в правоохранительные органы. Ведь следователь не имеет права усомниться в решении суда и провести расследование. Суд установил – договор был заключен. Оснований не согласиться с этим у следователя нет.

Таких ситуаций на практике, убежден, будет возникать множество.

Внутриотраслевая преюдиция

Полагаю, что в уголовном процессе не должна применяться и внутриотраслевая преюдиция. А если и должна, то не безусловно.

Так, статья 90 УПК РФ, устанавливая безусловную преюдицию, содержит оговорку о том, что приговор и решение суда не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. В теории такой оговорки достаточно, чтобы рассматриваемая статья не влекла нарушения прав на защиту обвиняемых и потерпевших.

Однако данная оговорка представляется недостаточно конкретной для того, чтобы на практике ее наличие являлось гарантом соблюдения прав вышеуказанных лиц.

Что значит «не может предрешать виновность»? Виновность или невиновность лица в совершении преступления вправе устанавливать только суд, рассматривающий уголовное дело в отношении конкретного лица (п. 1 ч. 1 ст. 29 УПК РФ).

Виновность или невиновность лица определяется судом на основании установленных судом обстоятельств. Если такие обстоятельства уже установлены другими судебными решениями и суд не вправе проверять эти обстоятельства, то и виновность подсудимого фактически предрешается данными обстоятельствами.

Новая редакция ст. 90 УПК РФ не позволяет суду проверить такие обстоятельства даже при наличии сомнений в их объективности. А такие сомнения могут быть всегда.

Так, например, к уголовной ответственности привлекается один из двух соучастников преступления, поскольку второй скрылся и объявлен в розыск. Первый соучастник осуждается, уголовное дело в отношении второго выделяется в отдельное производство. Приговор вступает в законную силу. Затем обнаруживают второго соучастника, дело в отношении него направляют в суд.

Приговором суда в отношении первого соучастника установлены все подлежащие доказыванию обстоятельства, относящиеся к предмету доказывания. Что должен сделать судья, рассматривающий дело в отношении второго соучастника? Не согласиться с какими-либо установленными приговором суда обстоятельствами он не может и не должен в силу ст. 90 УПК РФ. Других обстоятельств, подлежащих установлению по делу фактически нет.

Получается некий тупик, выхода из которого закон не дает. И проверив ранее установленные другим судом обстоятельства, и не проверив их, но фактически обосновав приговор на них, судья нарушит требования ст. 90 УПК РФ.

Отмена приговора суда

Кроме того, существенная опасность вынесения приговора с применением преюдиции может быть обусловлена отсутствием какой-либо системы, осуществляющей мониторинг судьбы преюдициального приговора или решения.

Так, после вынесения приговора ни на одном из участников судопроизводства не лежит обязанности отслеживать судьбу того приговора или решения, которым были установлены те или иные обстоятельства, принятые затем без дополнительной проверки. Совершенно очевидно, что судья или прокурор делать этого не будет. Сам осужденный и его защитник даже при желании осуществлять такой мониторинг лишены соответствующих процессуальных возможностей.

Но ведь приговор или решение суда, установившие определенные обстоятельства, использованные другим судом без проверки, могут быть отменены надзорной инстанцией и, соответственно, установленные ими обстоятельства потеряют преюдициальную силу. И велика вероятность того, что об этом никто из участников судопроизводства не узнает и не обжалует на этом основании приговор. Подобная ситуация представляется недопустимой.

Противоречие нормам Конституции РФ и УПК РФ

Кроме того, полагаю, что преюдиция в уголовном процесс противоречит положениям Конституции РФ и УПК РФ:

– части 1 ст. 47 Конституции РФ, в соответствии с которой никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Полагаю, что установление даже отдельных подлежащих доказыванию в силу закона обстоятельств, например, арбитражным судом, нарушает данное право подсудимого;

– части 2 ст. 14 УПК РФ («Презумпция невиновности»), в соответствии с которой бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. С учетом положений ст. 90 УПК РФ, обвинение освобождается от бремени доказывания определенных обстоятельств;

– статье 15 УПК РФ («Состязательность сторон»), в соответствии с которой уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Положения ст. 90 УПК РФ не позволяют защите опровергать определенные обстоятельства, так как они принимаются судом и следствием (дознанием) без проверки;

– статье 17 УПК РФ («Свобода оценки доказательств»), в соответствии с которой судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. В то время как ст. 90 УПК РФ фактически перечеркивает данное право.

"АГ" № 10, 2010