×

Ложка соли

Нужно ли заключать соглашение с собственной женой (дочкой, сестрой, сыном – нужное подчеркнуть)?
Материал выпуска № 20 (133) 16-31 октября 2012 года.

ЛОЖКА СОЛИ

Нужно ли заключать соглашение с собственной женой (дочкой, сестрой, сыном – нужное подчеркнуть)?

КостановНельзя не отметить, что проект, предложенный нашему вниманию хорош, изменения эти назрели достаточно давно, Кодекс усовершенствовать пора.
Но в этой бочке меда оказалась и ложка соли.

Итак, по порядку.

Часть 4 ст. 4 Кодекса начинается со слов «Необходимость соблюдения норм настоящего Кодекса вытекает из факта присвоения статуса адвоката». Думается, что эта фраза неправильна по существу – необходимость выполнения норм Кодекса не вытекает из факта присвоения статуса. Необходимость выполнения корпоративных норм «вытекает» из того простого факта, что отсутствие корпоративных норм (или, что то же, наличие норм, которые никем не соблюдаются) уничтожает корпорацию как таковую. Адвокатское сообщество не составляет здесь исключения. Обществу нужна адвокатская корпорация как сообщество людей, связанных определенными и обязательными нормами поведения.

Мало того, что фраза эта неправильна по существу, – она вообще здесь не нужна, ибо ничего не добавляет к положению ст. 1 Кодекса о том, что «Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения…» (и далее по тексту).

Не слишком удачны и формулировки п. 1, 2 ст. 8 (которые, к сожалению, реформаторами не затронуты). Неужели же каждый адвокат честно, добросовестно и квалифицированно защищает права, свободы и интересы доверителей? Уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за помощью, доверителей, коллег, а также придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению? Откуда такая уверенность в том, что каждый адвокат всегда так себя ведет? Может быть лучше (честнее) написать, что каждый адвокат должен именно так себя вести. Не разумнее ли от констатации того, чего часто нет, перейти к долженствованию?

Странно выглядит запрет адвокату «вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением участия адвоката в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе». Нет, я не против такого запрета как такового, недоумение у меня вызывают случаи исключения: если к моему близкому родственнику предъявлен иск в суде, я должен заключить соглашение, получить гонорар, получить ордер и только после этого идти в суд? Или мне надо собственную жену (сестру, дочь, etc. – нужное подчеркнуть) считать «благотворительным проектом другого института гражданского общества» (а что, семья – это ведь тоже ячейка гражданского общества)?

«Повезло» в ст. 9 и норме об адвокатской тайне. Зачем понадобилось дополнять п. 4 ч. 1 ст. 9 словами «и использовать их в своих интересах или в интересах третьих лиц»? Дополненная таким образом норма фактически разрешает адвокату разглашать сведения, составляющие адвокатскую тайну, если он не использует это в своих либо чьих-то еще интересах. Получается, что адвокат не может торговать этими сведениями, но разбалтывать их бескорыстно – вправе. Кроме того, это явно противоречит не допускающей никаких исключений ч. 3 ст. 6.

Со ст. 9 вообще не все ясно. Собственно, неясно не с самой ст. 9, а с новой статьей – 9.1. Она текстуально повторяет ч. 3 ст. 9 действующей редакции. Возможно, это и правильно. В ст. 9 речь идет о запретах, а в ст. 9.1 – о праве адвоката совмещать адвокатскую деятельность с работой в адвокатском образовании либо на выборных должностях в адвокатской палате. Но тогда надо ч. 3 из ст. 9 исключить (никаких намеков на то, что это предполагается сделать, я в публикации не обнаружил).

И еще. В Кодексе существует издавна статья о поводах для возбуждения дисциплинарного производства, но нет статьи об основаниях для возбуждения производства. Основания (которые, по-видимому, суть нарушения закона и Кодекса) не сведены в какую-нибудь одну статью – это ведь и нарушение возложенных на адвоката обязанностей (ст. 1 Кодекса), и нарушения многочисленных запретов, и неисполнение обязанностей. Вопрос не так прост, как кажется. Если адвокат привлекался к уголовной ответственности, но уголовное преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям, будет ли деяние адвоката служить основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности? Нет ли необходимости дополнить Кодекс соответствующей статьей?

Юрий КОСТАНОВ,
член Совета АП г. Москвы