×

Лекарство против произвола

Последствия широкого понимания «существенности» противоречий могут быть сглажены путем применения простого механизма
Материал выпуска № 20 (133) 16-31 октября 2012 года.

ЛЕКАРСТВО ПРОТИВ ПРОИЗВОЛА

Последствия широкого понимания «существенности» противоречий могут быть сглажены путем применения простого механизма

ТрубниковаВ статье «По закону логики» (№ 18 (131)) А.А. Васяев обоснованно рассматривает проблемы оглашения в суде ранее данных показаний свидетеля (потерпевшего) по мотиву наличия в них существенных противоречий с показаниями, данными в ходе судебного следствия, в контексте необходимости обеспечения непосредственности судебного разбирательства.

Изучение практики показывает, что почти по каждому уголовному делу (рассмотренному без применения особого порядка принятия судебного решения) в ходе судебного следствия допускаются отступления от начала непосредственности исследования доказательств: показания свидетелей и / или потерпевших оглашаются в судебном следствии либо по мотиву наличия в них существенных противоречий с данными в суде показаниями, либо в связи с неявкой этих свидетелей (потерпевших) в суд.

Позиция ЕСПЧ
Между тем право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей – одна из существенных составляющих права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Причем, по мнению Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), возможность личного наблюдения устных показаний главного свидетеля не может быть заменена тщательным исследованием его показаний и предоставлением обвиняемому возможности оспаривать их в судебном заседании (постановление ЕСПЧ по делу «Владимир Романов против Российской Федерации»).

ЕСПЧ сформулировал исчерпывающий перечень ситуаций, в которых допустимо заменить допрос свидетеля в судебном разбирательстве оглашением ранее данных им показаний:

1)    подсудимый ранее имел адекватную и надлежащую возможность оспаривать показания, которые дают против него свидетели (если свидетели были допрошены в другом судебном заседании, либо, при соблюдении ряда дополнительных условий, – в ходе очной ставки);

2)    имел место добровольный отказ стороны защиты от реализации своего права на допрос свидетеля обвинения (есть согласие стороны защиты на оглашение показаний в ситуации, когда без такого согласия показания свидетеля не могли быть оглашены).

При отсутствии указанных оснований оглашение показаний свидетеля в судебном разбирательстве, по мнению ЕСПЧ, возможно, лишь если оно вытекает из необходимости защиты каких-то других существенных интересов – жизни, свободы или безопасности лица; если обеспечить явку свидетелей оказалось невозможным; а также для того, чтобы гарантировать беспрепятственную реализацию права не давать показаний против себя или своих близких. Однако в этом случае обвинительный приговор не должен основываться единственно или в решающей степени на показаниях свидетелей, которых сторона защиты не имела возможности допросить в суде.

ЕСПЧ неоднократно констатировал несоблюдение перечисленных правил Российской Федерацией, признавая, что имело место нарушение права на справедливое судебное разбирательство в целом (например, постановления ЕСПЧ по делам «Мельников против Российской Федерации», «Владимир Романов против Российской Федерации», «Макеев против Российской Федерации», «Полуфакин и Чернышев против Российской Федерации»).

ЕСПЧ обратил внимание и на то обстоятельство, что в случае оглашения показаний свидетелей, не явившихся в суд, в распоряжении стороны защиты фактически отсутствуют возможности для опровержения таких показаний, указав (в постановлении по делу «Мирилашвили против Российской Федерации»), что не был оправданным отказ суда признать допустимыми доказательствами и приобщить к делу результаты опросов лиц, не явившихся в суд, полученные защитой. В этом случае ЕСПЧ признал, что имело место нарушение равенства возможностей сторон, а стало быть, нарушение права на справедливое судебное разбирательство.

Татьяна ТРУБНИКОВА,
адвокат, член квалификационной комиссии АП Томской области,
к. ю. н., доцент

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 20 за 2012 г.