×

О соглашении на уголовную защиту

Разъяснение Совета Адвокатской палаты г. Москвы
Материал выпуска № 14 (151) 16-31 июля 2013 года.

Стадийность процесса и размер гонорара

Президент АП г. Москвы Генри Резник прокомментировал разъяснение Совета палаты о соглашении на уголовную защиту

РезникНесколько раз нам пришлось столкнуться с ситуациями, когда адвокаты заключали соглашение с доверителем на участие не в конкретной стадии уголовного судопроизводства, а лишь в отдельных следственных или процессуальных действиях. Например, адвокат вступает в дело, заключая при этом соглашение, согласно которому он оказывает защиту только при задержании и при первом допросе подозреваемого. Затем возникает необходимость провести очную ставку или еще один допрос, однако адвокат ссылается на то, что по соглашению он этого делать не обязан. Ведь часто граждане подписывают соглашения, не читая их, к тому же многие не обладают достаточными юридическими знаниями. Особенно часто подобные случаи происходят в начальной стадии уголовного судопроизводства, когда так называемые карманные адвокаты вступают в дело, а уже в скором времени «умывают руки».

Вообще, существует логика стадийного построения уголовного процесса. И адвокат, вступающий в дело, должен заключать соглашение именно на участие в конкретной стадии. Когда адвокат принимает поручение с момента задержания, заключая соглашение на одно или два следственных действия, ни о каком квалифицированном и добросовестном оказании помощи говорить нельзя. Потому что изначально адвокат, встречаясь с подзащитным, продумывает вопрос о том, стоит ли его клиенту давать показания и если да, то какие именно. Ведь у защитника должна быть определенная стратегия, он должен понимать, как то или иное его действие повлияет на ход дела. Если же адвокат вступает в дело для того, чтобы участвовать только в задержании и допросах, то ему, в общем-то, безразлично, что будет дальше. Мы считаем, что это грубейшее нарушение требования осуществлять защиту квалифицированно и добросовестно.

Что интересно, из трех случаев дисциплинарных разбирательств по поводу заключения подобного соглашения в двух фигурировали адвокаты, перешедшие к нам из региональных адвокатских палат. И они утверждали, что в их палатах это было нормой и нарушением, соответственно, не являлось. Кроме того, они интересовались, на основании какого документа запрещено заключать соглашения на участия в отдельных следственных действиях. В связи с этим Совет АП г. Москвы принял соответствующее разъяснение, а неисполнение решения палаты влечет за собой дисциплинарную ответственность.

И еще с одной проблемой нам пришлось столкнуться. Нередко адвокаты, заключив соглашение с доверителем, в котором прописана фиксированная сумма вознаграждения, впоследствии решают, что они продешевили, и начинают настаивать на повышении размера гонорара. В нашей практике был случай, когда адвокат, недовольный суммой вознаграждения, понуждал клиента к расторжению соглашения. Совет палаты посчитал необходимым разъяснить, что размер оплаты устанавливается при заключении соглашения. Существуют различные формы оплаты, и если соглашением предусмотрен фиксированный размер вознаграждения, то он может подлежать пересмотру только по соглашению с клиентом. Если же защитник оказывает на доверителя какое-либо давление в целях повышения гонорара, то это грубейшее нарушение. Когда такая инициатива исходит от адвоката, это равноценно отказу от защиты.


 Разъяснение Совета Адвокатской палаты г. Москвы

О соглашении на уголовную защиту

В адвокатской практике наблюдаются случаи, когда адвокаты заключают соглашение на защиту подозреваемого (обвиняемого) не в той или иной стадии уголовного судопроизводства в целом, а лишь при совершении конкретных процессуальных (следственных или судебных) действий. Приходится также сталкиваться с понуждением адвокатами-защитниками доверителей к расторжению соглашения в связи с низким, по их мнению, размером зафиксированного при его заключении вознаграждения.

Совет считает необходимым по поводу данных обстоятельств разъяснить следующее.

Защитник – лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. В качестве защитников допускаются адвокаты (ч. 1, 2 ст. 49 УПК РФ).

Таким образом, именно в институте адвокатуры реализуется гарантированное Конституцией РФ право на получение каждым квалифицированной юридической помощи при уголовном преследовании.

В этой связи Совет отмечает, что круг полномочий защитника в уголовном судопроизводстве, в отличие от полномочий представителя в гражданском и арбитражном судопроизводстве (ст. 54 ГПК РФ, ст. 62 АПК РФ), определяется непосредственно уголовно-процессуальным законом (ст. 53, 248 и др. УПК РФ) и не может быть произвольно ограничен гражданско-правовым соглашением между доверителем и адвокатом.

Сама возможность для адвоката разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, стратегия и тактика профессиональной защиты предопределяются логикой стадийного построения уголовного судопроизводства. Заключение соглашения в объеме, не предполагающем защиту подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) на всем протяжении конкретной стадии уголовного судопроизводства, противоречит самой сути права каждого подвергнутого уголовному преследованию лица на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированного ст. 48 Конституции РФ, является нарушением Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Данная правовая позиция, как полагает Совет, допускает исключения в отношении обособленных и факультативных судебных процедур, предусмотренных ст. 108, 109, 125, 165 УПК РФ (включая подачу всех видов жалоб в вышестоящие судебные инстанции), заключение соглашения на участие в которых возможно без принятия адвокатом на себя защиты данного лица в стадии досудебного производства в целом.

Пересмотр размера гонорара за осуществление защиты в уголовном судопроизводстве, фиксированного в соглашении об оказании юридической помощи, возможен только с добровольного согласия доверителя. Понуждение последнего в случае отказа увеличить изначально определенную сумму вознаграждения к расторжению соглашения составляет серьезный дисциплинарный проступок, который порочит честь и достоинство профессии адвоката, умаляет авторитет адвокатуры.

Вместе с тем адвокат, исходя из безусловного права на достойное вознаграждение своей работы и учитывая запрет на отказ от принятой на себя защиты, должен заранее озаботиться определением размера гонорара и порядка его выплаты доверителем и с предельной ясностью сформулировать эти существенные условия в соглашении. Вполне допустимо и даже разумно, когда есть веские основания полагать, что расследование или рассмотрение дела примет длительный, затяжной характер, договориться с доверителем о помесячной (почасовой) оплате юридической помощи.

Совет АП г. Москвы