×

Полиграф и предубеждение

Использование сведений, полученных при опросе с применением полиграфа, в качестве доказательств на следствии и в суде
Материал выпуска № 14 (151) 16-31 июля 2013 года.

ПОЛИГРАФ И ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ

Использование сведений, полученных при опросе с применением полиграфа, в качестве доказательств на следствии и в суде

ВладимировВ современной отечественной правовой литературе достаточно доступно раскрыты понятие, предмет и цели психофизиологических исследований (ПФИ). В криминалистике существует отдельное направление – криминалистическая полиграфология, в котором опрос с использованием полиграфа (ОИП) является одним из частных методов, входящих в единый психофизиологический метод «детекции лжи».

Не так страшен полиграф, как его малюют

В криминалистике с помощью полиграфа решают следующие задачи:

– определяют непосредственное участие лиц в расследуемом событии или причастность к нему;
– подтверждают факт наличия или отсутствия события;
– выявляют результат противоправной деятельности;
– устанавливают доказательства противоправной деятельности;
– выявляют мотивы совершения правонарушения;
– проверяют достоверность сведений, сообщаемых тем или иным лицом, и т.д.

Экспертная оценка наличия таких следов (образов) должна заключаться в установлении (объяснении) их возможной природы с учетом значимости психофизиологических реакций и сведений, зафиксированных в материалах дела. При этом вывод эксперта о существовании причинно-следственных связей между образами в памяти человека и обстоятельствами дела может быть сформулирован как предположение с указанием степени его вероятности.

Не только в России, но и в странах, где многие десятилетия в ходе оперативно-розыскной деятельности (ОРД) применяют ОИП, есть как сторонники, так и противники использования таких сведений в качестве доказательств на следствии и в суде.

Я отношусь к убежденным сторонникам. Полагаю, что оппоненты разделены на тех практикующих юристов, кто «лукавит», понимая, насколько с такими доказательствами может осложниться работа «налаженной» системы обвинительного отечественного правосудия, и на выискивающих научные обоснования критиков, не предлагающих ничего взамен для практического узаконенного решения проблем детекции лжи.

Следственно-судебные ошибки – это составная часть обвинительного правосудия, это ошибки конкретных лиц в отношении конкретных человеческих судеб. Такие ошибки являются либо умышленными, либо следствием добросовестного заблуждения. Хочется верить, что последних больше. Складывается впечатление, что непризнание судами ПФИ в качестве средств доказывания – это боязнь того, что следующим шагом будет проверка соответствия действительности внутреннего убеждения самого суда в совещательной комнате с тем, что содержится в приговоре (вердикте).

Владимир ВЛАДИМИРОВ,
адвокат Самарской областной коллегии адвокатов

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 14 за 2013 г.