×

Парадоксы социального государства

Ценность либеральных прав и свобод должна осознаваться не только сильными и независимыми
Материал выпуска № 11 (100) 1-15 июня 2011 года.

ПАРАДОКСЫ СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА

Ценность либеральных прав и свобод должна осознаваться не только сильными и независимыми

РезникМы решили выйти за узкоспециальные рамки, приветствуя обращение коллег к различным социальным проектам, их участие в общественных программах. Одним из ярких примеров является деятельность Генри Марковича Резника – члена Общественной палаты РФ и Московской Хельсинской группы.
Публикуем тезисы его выступления на XI Международных Лихачевских научных чтениях. Всего к этому форуму, проходившему 12–13 мая в Санкт-Петербурге, было подготовлено 233 доклада.

1. Конституция РФ объявила Россию правовым и социальным государством явно «на вырост». Посттоталитарная страна, пережившая в 1993 г. экономические реформы (сколь необходимые, столь и болезненные), избежавшая гражданской войны, заявила о своем стремлении утвердить верховенство права и создать условия для достойной жизни граждан. И сейчас это нормы-принципы, нормы-цели, весьма существенно расходящиеся с реальностью.

Для успешного движения страны по пути укрепления конституционного строя, защиты прав и свобод человека, роста благосостояния граждан определяющей будет способность сопрягать в практической политике принципы правового государства и принципы социального государства, ибо они изначально противоречат друг другу: первые означают формальное равенство и господство права в так называемом материальном смысле, вторые – перераспределение национального дохода в пользу социально слабых.

Данное противоречие отмечается практически всеми правоведами-конституционалистами, указывающими на опасность излишне широкого истолкования формулы социального государства, что особенно актуально для нашей страны с учетом недавнего советского прошлого – государственного патернализма со свойственным ему тотальным регулирование экономики.

И последние (нулевые) годы показывают, что чрезмерное присутствие государства в экономике и связанная с ним консервация патерналистских, иждивенческих настроений населения, увы, реальность наших дней.

Такому положению во многом содействовали мощные объективные факторы. Чтобы доход распределять, его надо заработать. Начало 90-х тяжело ударило по большинству граждан – работникам бюджетной сферы и пенсионерам. Во второй половине десятилетия начали проклевываться позитивные ростки гайдаровских реформ – в стране стал формироваться средний класс. Именно некрупный бизнес позволил России с наименьшими издержками пережить дефолт 1998 г. А затем резко полезли вверх цены на нефть. Притоку нефтяных денег обязана вся «социалка» нулевых: рост зарплат бюджетников, пенсий, строительство жилья для военнослужащих.

Но «тучные» нулевые – это еще и разрастание чиновничества, передел собственности с всё большим вхождением государства в экономику (государственные корпорации, контрольные или блокирующие пакеты акций крупных предприятий), это колоссальный размах коррупции, придавливающий предпринимательство.

В ментальности сырьевой экономики частный бизнес развивается плохо. Закономерно, что инвестиции собственников малых предприятий в развитие своего бизнеса начиная с 2005 г. падали. Эту тенденцию не удалось остановить даже значительным выделением государством денег на поддержку малого бизнеса в кризисный 2008 г. Численность малых предприятий продолжала падать и в 2009, и в 2010 г. Многие разорившиеся предприниматели уходят под крылышко государства, пополняя число наемных работников бюджетных ведомств и компаний.

По статистическим наблюдениям, на сегодня свыше 60% населения получают зарплату от государства. Формирование экономически независимого среднего класса приостановилось, материальное расслоение углубилось. Власти выгодна социальная структура с преобладанием бедных бюджетников, жизненный уровень которых, пусть незначительно, но все же подрастает. Люди осознают, что обязаны улучшением своего положения не собственной инициативе, а доброй воле администрации. Патерналистские настроения крепнут, а воспоминания о «шоковых» 90-х идеологически разыгрываются для дискредитации либеральных ценностей, с умолчанием об унаследованной от развалившегося СССР пустой казне и ценой на нефть 8 (а не 108!) долларов за баррель.

3. Показательна реакция молодежи на нынешнюю ситуацию. Если в 90-е самыми популярными профессиями были экономист и юрист, то сейчас от наплыва абитуриентов ломятся вузы и факультеты госслужбы. В головах молодого поколения отпечатались образы особняков чиновников и силовиков и их иномарок. Понятно, что такой настрой юных душ ставит под сомнение инновации и модернизацию.

Таким образом, нулевое десятилетие продемонстрировало, что в условиях непрерывно бьющего нефтяного фонтана вполне совместимы рост как «социалки», так и коррупции – шальных денег на всё хватает. Хотелось бы верить, что власть осознает колоссальный ущерб, который наносит коррупция не только экономическому развитию страны, но и народным нравам, и, наконец не на словах, а на деле начнет с ней борьбу, не дожидаясь падения цен на нефть.

4. Похоже, правда, что после кризиса 2008 г. одной нефтянке социалку уже не потянуть. В подобных ситуациях вроде бы средство одно – поднимать налоги. Но Россия в данном вопросе еще раз подтвердила свою уникальность. При прогрессивном подоходном налоге казна наполнялась меньше, чем при плоском в 13%, введенном в 2000 г. Резонно решили его не увеличивать, ибо собираемость обеспечить не удастся. Зато резко с 1 января нынешнего года увеличен единый социальный налог – для малого бизнеса он вырос с 14 до 34%. Для большинства предпринимателей последствие такого взлета ЕСН вполне предсказуемо – вылет с рынка.

Налогообложение – пожалуй, самый острый, болезненный вопрос государственной политики. Правовая культура демократических стран предполагает особенно тщательную процедуру принятия любых изменений налогового бремени: обсуждение в прессе, жаркие дебаты в парламенте, переговоры между работодателями и профсоюзами. В нашей Думе все прошло спокойно: споров почти не было, голос малого и среднего бизнеса услышан не был.

5. В правовом государстве высшей ценностью являются права и свободы человека. Особое место в ряду естественных и неотчуждаемых прав занимает право частной собственности. Именно признание человека собственником средств производства исторически обусловило прогресс свободы, формирование независимой, обладающей внутренним достоинством личности. Обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы не должна в социальном правовом государстве выливаться в чрезмерное налогообложение, забивающее правовое начало «перераспределительным восторгом».

Право частной собственности охраняется самой Конституцией. На сей счет важные прецеденты созданы Конституционным Судом РФ. В двух постановлениях (февраль 1998 г. и декабрь 1999 г.), вынесенных по жалобам самозанятых граждан – индивидуальных предпринимателей, фермеров, адвокатов и нотариусов, КС признал шестикратное повышение законодательством тарифов страховых взносов в Пенсионный фонд РФ чрезмерным ограничением права частной собственности, нарушающим конституционный принцип равенства граждан перед законом.

6. В отечественной литературе подвергается критике радикально-либеральная концепция государства – «ночного сторожа», минимизирующая его вмешательство в экономическую и социальную жизнь оказанием адресной помощи наиболее слабым группам населения. Но не следует забывать и ответ на такую критику, данный в свое время Л. Мизесом: «Трудно понять, почему “государство – ночной сторож” должно быть более нелепым или плохим, чем государство, которое заботится о приготовлении кислой капусты, пуговиц для брюк или издательстве газет».

7. Политические и личные права, собственность, свобода предпринимательства – так называемые права первого поколения – действительно отличаются от прав второго поколения – экономических, социальных и культурных – степенью юридической определенности: многие сформулированы обобщенно, даже декларативно – их невозможно защитить в суде. Но верно и другое: если устройство либерального государства не в состоянии обеспечить решение волнующих людей проблем – трудовых, жилищных, медицинских – оно утрачивает доверие большинства населения и уступает место авторитаризму. Ценность либеральных прав и свобод должна осознаваться не только сильными и независимыми, но и обычными, безыдейными обывателями в своей неполитизированной повседневной жизни.

8. Стратегической целью экономической и социальной политики российского государства должен стать рост среднего класса. Исторический опыт социальных правовых государств говорит о том, что это лучший способ преодоления массовой бедности. Средний класс – база модернизации. Он сам решает свои экономические проблемы и не нуждается в привилегиях. Ему требуется защищенная государством свобода предпринимательства. Но и разговор с ним государственной власти должен быть уважительным, партнерским, а не патерналистским, как с убогими, которых надо опекать и водить за ручку.

Генри РЕЗНИК
президент АП г. Москвы,
заведующий кафедрой адвокатуры
Академического правового университета
при Институте государства и права РАН,
к.ю.н., заслуженный юрист РФ