×

По решению «адвокатского суда»

С момента образования Адвокатской палаты Владимирской области ни одно из решений Совета по дисциплинарной практике не было отменено в судебном порядке
Материал выпуска № 11 (76) 1-15 июня 2010 года.

ПО РЕШЕНИЮ «АДВОКАТСКОГО СУДА»

С момента образования Адвокатской палаты Владимирской области ни одно из решений Совета по дисциплинарной практике не было отменено в судебном порядке

Дисциплинарная практика – одна из основ адвокатской профессии, которая выделяет ее из числа многих других. Именно об эту основу разбиваются расхожие утверждения некоторых представителей чиновничьего корпуса и скандальных репортеров о якобы невысоком профессиональном уровне и сомнительных моральных качествах адвокатов. Ни одно из самоорганизованных сообществ не обладает столь эффективной системой контроля за соблюдением своими членами этических норм и правил при осуществлении профессиональной деятельности и столь адекватными мерами реагирования на нарушения этих правил и норм. В этом нетрудно убедиться на примере Адвокатской палаты Владимирской области, выработавшей уникальную в своем роде дисциплинарную практику: за все время существования палаты ни одно из вынесенных Советом решений не было отменено судом.

Как этого удалось добиться, наш корреспондент попросил рассказать президента палаты, председателя квалификационной комиссии Юрия Денисова.

– Юрий Васильевич, в чем секрет такой стабильности?

– Кто-то из моих коллег назвал квалификационную комиссию «адвокатским судом», заметив при этом, что этот «суд» на деле оказывается более справедливым, чем настоящий. Действительно, благодаря Закону об адвокатской деятельности мы получили в лице квалификационной комиссии уникальный орган дисциплинарного воздействия. Его уникальность заключается прежде всего в представительном составе (шесть членов комиссии от государства власти и семь адвокатов), который, с одной стороны, обеспечивает прозрачность принимаемых решений, а с другой – гарантирует их от однобокости и необъективности.

Но очень часто важнее суда оказывается следствие. Знаете, как у нас, сначала человека сажают, а потом разбираются, виновен ли он. Этот алгоритм в применении к дисциплинарной практике неприемлем. Я, как практикующий адвокат с 35-летним стажем, знаю все те «подводные камни», которые встречаются в адвокатской практике, сам не раз сталкивался с соблазнами и опасностями, грозящими адвокату в процессе осуществления профессиональной деятельности. Поэтому, прежде чем принять решение о возбуждении дисциплинарного производства, десять раз изучу материалы, переговорю с заявителем, с самим адвокатом и, если не увижу причины усомниться в добросовестности коллеги, не приму материал к рассмотрению. Но если факты указывают на то, что адвокат отступил от существующих правил, нарушил нормы Закона и Кодекса профессиональной этики адвоката, дело будет направлено на рассмотрение квалификационной комиссии, и, если она вынесет соответствующее заключение, адвокату придется держать ответ перед Советом.

– Почему по схожим основаниям, например неявка адвоката в судебное заседание без уважительных причин, в одних случаях нарушитель ограничивается замечанием, а в других лишается статуса?

– Бездушное и бездумное следование букве закона или Кодекса профессиональной этики адвоката – не лучший способ формирования дисциплинарной практики. Мы осуждаем обвинительный уклон, не приемля позиции «Попался, значит виновен». Тем более что перед квалификационной комиссией предстают не какие-то абстрактные граждане, а наши коллеги – адвокаты. Я, например, знаю каждого адвоката своей палаты и имею достаточно объективные представления об их моральных и деловых качествах, знаю, кто чего стоит. Редко происходит так, что человек совершает дисциплинарный проступок по чистой случайности. Обычно все отдают себе отчет в своих действиях.

Представления судей о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвокатов, как правило, появляются после того, как последние явно нарушили требования закона или Кодекса профессиональной этики.

Однако, если прямо отвечать на ваш вопрос, даже одно и то же нарушение можно квалифицировать по-разному. Не так давно мы рассматривали случай неявки адвоката в процесс, который произошел из-за болезни адвоката. Но будучи на «больничном», он вначале попросил суд отложить рассмотрение дела на одно число, а затем на другое, которое приходилось на период болезни, и, естественно, не пришел. Адвокат не должен был принимать поручение на защиту в период временной нетрудоспособности, но не сделал этого, поставив в неудобное положение и суд, и себя. Рассматривая этот проступок, мы ограничились замечанием.

А в другом случае рассматривался факт прямого уклонения адвоката от участия в процессе. При этом, несмотря на настойчивые приглашения суда, он трижды игнорировал требование явиться в процесс, не объясняя причин такого поведения. В то же время, как было установлено в ходе дисциплинарного производства, адвокат участвовал в других процессах, которые были для него более привлекательны в материальном плане. Совет палаты вынес решение о прекращении статуса этого адвоката.

– Существует ли у вас проблема «карманных адвокатов»?

– Мы смогли ее изжить еще несколько лет назад, установив четкий порядок участия адвоката в делах по назначению. 11 августа 2005 г. Совет палаты утвердил Положение о порядке оказания юридической помощи по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда и бесплатной юридической помощи на территории Владимирской области. Хочу заметить, что для оптимизации взаимодействия органов адвокатского самоуправления с адвокатами и адвокатскими образованиями мы разделили территорию палаты на четыре округа – Владимирский, Муромский, Ковровский и Александровский, в каждом из которых находится представитель Совета палаты. Они согласно упомянутому Положению осуществляют учет адвокатских образований и подразделений, расположенных на территории округа, а также работающих в них адвокатов, составляют ежемесячный график участия адвокатов в защите по назначению и оказанию бесплатной юридической помощи и контролируют его исполнение. График поступает не только во все адвокатские образования, представители Совета направляют его также в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. При такой системе постоянная связка ‘следователь – адвокат’ или ‘судья – адвокат’ практически невозможна.

– В защите по назначению участвуют все адвокаты палаты?

– Да, это общая обязанность для всех коллег, включая и тех, кто практикует в адвокатских кабинетах. Все они принимают поручения на защиту от государственных органов на равных основаниях. Освобождение от этой обязанности могут получить только те адвокаты, которые специализируются исключительно по гражданским делам. Но в этом случае они обязаны вносить в фонд палаты ежемесячную денежную компенсацию за свое неучастие в защите по назначению.

– Как повлияла дисциплинарная практика Владимирской палаты на выработку общих корпоративных стандартов?

– Я против излишней детализации и регламентации подходов к рассмотрению дисциплинарных дел, поскольку, как уже говорил, нам приходиться каждый раз решать судьбу отдельного человека во взаимосвязи с множеством факторов, которые в один регламент не уложишь. В то же время хочу отметить, что одно из наших решений вошло в антологию профессиональной этики адвоката. В сборнике «Профессиональная этика адвоката» (Профессиональная этика адвоката / Сост. Н.М. Кипнис. М. 2008.) прямо указано: «Важнейшая для дисциплинарного производства позиция сформулирована в gостановлении президиума Владимирского областного суда от 24 декабря 2007 г. № 44г-220/07. Рассмотрев надзорную жалобу президента Адвокатской палаты Владимирской области по иску Г. к адвокатской палате о признании незаконными и об отмене решений квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката, а также о компенсации морального вреда, суд указал, что “в соответствии со ст. 17 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” предметом обжалования в суде может являться только решение совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката. Квалификационная комиссия, разбирательство в которой представляет собой первую стадию дисциплинарного производства, лишь устанавливает фактические обстоятельства и дает соответствующее заключение, которое учитывается советом при решении вопроса по существу и самостоятельному обжалованию не подлежит”».

– Спасибо за беседу!