×

Профессия и личная жизнь

Проблемы регулирования критериев нравственности адвоката и пути развития адвокатуры
Материал выпуска № 8 (145) 16-30 апреля 2013 года.

ПРОФЕССИЯ И ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

Проблемы регулирования критериев нравственности адвоката и пути развития адвокатуры

ЛибановаАдвокатура должна идти в своем развитии по пути сочетания права с нравственностью в рамках своего сообщества, воспитывая самих защитников-адвокатов, прививая им азы адвокатской этики путем закрепления регулирующих это норм в КПЭА, в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций российской (присяжной) адвокатуры, осознавая нравственную ответственность адвокатуры перед обществом, требуя от государства обеспечения независимости.

Предложенное далее обоснование и исследование законодательного регулирования, в том числе международного, ответственности адвоката и государства позволяет обосновать предлагаемую автором формулировку п. 6 ст. 4 обсуждаемых всеми адвокатами изменений в КПЭА в редакции от 24 декабря 2012 г.:

«6. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам морали и нравственности в обществе, и несет за это ответственность в пределах выполнения адвокатских обязанностей, предусмотренных законом».

Юридически и практически важен критерий, определяющий сферу деятельности адвоката, в которой действует именно адвокатская мораль и нравственность, отличающаяся от признанной в обществе спецификой выполнения адвокатских обязанностей. Сведения, полученные адвокатом от доверителя, защищены законодательно понятием адвокатской тайны. Вопросы обеспечения адвокатской тайны были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, поддержавшего адвокатуру (определение КС РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О). Заявители в делах, касающихся адвокатской тайны, при обращении в ЕСПЧ, чаще всего ссылаются на ст. 6 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Для ст. 6 Конвенции, гарантирующей право на справедливое судебное разбирательство, фигура адвоката является центральной.

Корпоративное регулирование нравственного поведения
Отстаивая тезис о необходимости корпоративного регулирования нравственности поведения адвоката в сфере его адвокатской деятельности, разграниченной с личной жизнью и иной деятельностью, предлагаю принять в качестве критерия выполнение адвокатских обязанностей, предусмотренных ст. 6, 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Надлежащее выполнение адвокатских обязанностей предполагает обеспечение адвокатом частного интереса, который может отличаться от интересов общества в целом. Это условие выполнения адвокатских обязанностей требует различать нравственность, господствующую в обществе, и нравственность, за отсутствие которой может быть привлечен к ответственности именно адвокат, руководствующийся не личными интересами и выгодами, а интересами доверителя.

Адвокатская корпорация обеспечивает условия реализации адвокатом его адвокатской деятельности и несет ответственность перед обществом за нравственность каждого адвоката именно в пределах ее реализации. Следовательно, каждый адвокат может быть привлечен именно в рамках адвокатской деятельности к ответственности за несоблюдение норм нравственности и морали. За нравственное поведение адвоката как человека в обычной жизни адвокатское сообщество не может быть в ответе перед обществом, поэтому не может привлечь адвоката к ответственности за развод и несоблюдение нравственности и верности в семейных отношениях, как это ранее делала КПСС.

Требование о нравственности адвоката отражено в международных стандартах и правилах профессии, содержащихся в Основных положениях о роли юристов, принятых в августе 1990 г. в Гаване VIII Конгрессом ООН по предупреждению преступлений. Согласно ст. 14 Основных положений адвокаты должны действовать свободно и настойчиво в соответствии с законом и признанными профессиональными стандартами и этическими нормами.

Уход от регулирования данного вопроса и исключение самих категорий «мораль» и «нравственность» из КПЭА приведет к урегулированию этой сферы отношений государством без учета специфики доверительных отношений между адвокатом и доверителем.

Мировое сообщество видит решение проблем по защите прав и свобод во взаимодействии с адвокатурой, в ее развитии, поддержке высоких профессиональных и моральных стандартов, а также в кооперировании с правительствами для эффективного использования профессиональных знаний и навыков адвокатов при обеспечении всех нуждающихся в квалифицированной юридической помощи.

Поэтому не только профессионализм, но и нравственность, воспринимаемая обществом как порядочность, является критерием для допуска в качестве представителя в ЕСПЧ, а критерий нравственности важен не только для развития адвокатуры, но и для получения статуса адвоката.

Нравственную ответственность можно определить как особый вид корпоративной ответственности адвоката за несоблюдение норм Кодекса профессиональной этики.

Ответственность и независимость
Сама категория «нравственность адвоката» тесно связана с категориями «ответственность» и «независимость».

Становление и развитие адвокатуры как института гражданского общества, особенно на начальных этапах, невозможно без поддержки государства. Государство должно взять на себя ответственность за создание нормальных условий функционирования адвокатуры. Обязанность государства обеспечить независимость адвокатов закреплена положениями Конференции по человеческому измерению ОБСЕ (Москва, 1991 г.) и Основными принципами, касающимися роли юристов.

Обеспечение корпорацией ответственности адвоката перед доверителем и адвокатским сообществом рассматривается нами как способ обеспечения конституционно-правовых гарантий защиты профессиональных прав адвоката и конституционных прав человека.

Проблема обеспечения конституционных гарантий каждого включает обеспечение независимости адвоката как человека и его личную неприкосновенность при осуществлении профессиональной правозащитной деятельности.

Независимость адвокатуры от суда была подтверждена определением Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. № 456-О-О, где указано, что частные определения и постановления суда в отношении действий адвоката в уголовном процессе, вынесенные на основании ст. 29 УПК РФ, требующие принятия к нему дисциплинарных мер, не являются обязательными для исполнения адвокатской палатой.

В соответствии с п. 12–14 Международных стандартов независимости юридической профессии должна гарантироваться независимость адвокатов при ведении дел лиц, лишенных свободы, с тем, чтобы обеспечить оказание им свободной, справедливой и конфиденциальной помощи, в том числе обеспечить право на посещение этих лиц (Вестник Гильдии российских адвокатов. 1999. № 12. С. 33).

Право на независимость – одна из ключевых характеристик профессии адвоката. В ее основе лежит нравственная свобода, высокий уровень общей и правовой культуры, большой профессиональный опыт.

Полагаем возможным определить независимость как состояние баланса между нравственными интересами государства, гражданина, суда и адвокатуры, соответствующими высшей конституционной ценности – обеспечению прав человека, позволяющее эффективно реализовать адвокатуре конституционные функции.

КПЭА как источник права
Оказание квалифицированной юридической помощи возложено на адвокатов Конституцией, а профессионализм, определяемый дополнительно к данному конституционному критерию еще и критериями нравственного характера, – КПЭА.

Основанием для отнесения корпоративного акта – КПЭА к источникам права является именно закон об адвокатуре, содержащий обязанность адвоката соблюдать его.

Кодексы профессиональной этики представляют собой нечто промежуточное между нормами права и морали и объективно необходимы из-за увеличивающейся дистанции между ними. Принятый в 1956 г. Международный кодекс этики действует в редакции 1988 г. и направлен на выработку стандартов, применимых к юристам внутри границ различных государств, использование в случае взаимодействия юристов различных государств, а также при деятельности юристов одного государства в другом.

Нравственные кодексы адвокатской профессии разрабатывались во многих странах (в Польше – 1970 г., в Венгрии – 1972 г. в Литве – 1974 г. и др.). Адвокаты Западной Европы ориентированы на Общий кодекс правил для адвокатов стран европейского сообщества. Принимались соответствующие акты и отдельными коллегиями адвокатов России.

Светлана ЛИБАНОВА,
адвокат АП Курганской области, к. ю. н.,
доцент кафедры государственного права
Курганского государственного университета