×

Стандарты юридической практики: реалии и перспективы

Несколько предложений, направленных на более полную реализацию конституционных прав граждан России
Материал выпуска № 18 (155) 16-30 сентября 2013 года.

СТАНДАРТЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ: РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Несколько предложений, направленных на более полную реализацию  конституционных прав граждан России

МазитовКогда в СМИ и на различных информационных площадках заходит речь о проблемах адвокатуры, то зачастую говорят о мерах, направленных на достижение неких положительных результатов для адвокатского сообщества. В действительности все усилия должны прилагаться к тому, чтобы содействовать большей правовой защищенности россиян и реализации их конституционных прав.

Адвокатская монополия
Государство, наконец, осознало, что бесконтрольное участие в судопроизводстве самого широкого круга лиц, в том числе откровенных мошенников, попросту дискредитирует власть. В свою очередь мы, адвокаты, хотим, чтобы все судебные представители соблюдали основополагающую традицию российской адвокатуры оказывать юридическую помощь каждому, независимо его от имущественного положения, социального статуса, вероисповедания и политических воззрений. При этом лица, занимающиеся судебным представительством на профессиональной основе, должны ежеминутно ощущать ответственность и перед доверителями, и перед корпорацией, которая присвоила им адвокатский статус, и, следовательно, имеет право спросить с них за недобросовестное отношение к своим обязанностям.

Обеспечить такие отношения между всеми участниками системы взаимоотношений «доверитель – судебный представитель – корпорация – государство» может только адвокатура. Поэтому намерение объединить судебных представителей в адвокатской корпорации – верное и своевременное, а попытки создать какие-либо альтернативные сообщества путем объединения частных юристов непродуктивны.

Адвокатское сообщество готово принять в свои ряды частных юристов (как приняло меня 20 лет назад), соответствующих квалификационным требованиям и готовых соблюдать морально-этические предписания, выработанные российской адвокатурой за полтора века. При этом адвокатура должна постоянно очищаться от скомпрометировавших себя адвокатов, впрочем, как и любая другая юридическая корпорация.

Дела по назначению
Весной прошлого года я был в числе сторонников всероссийской акции за повышение унизительно малой оплаты труда адвокатов, участвующих в судопроизводстве по назначению следственно-судебных органов. Тогда удалось сбить накал страстей, так как благодаря усилиям руководства адвокатуры оплата была увеличена. Но вскоре это незначительное повышение было, по существу, сведено на нет, так как возросли страховые отчисления в Пенсионный фонд РФ (Федеральным законом от 25 июля 2013 г. № 237-ФЗ с 1 января 2014 г. вводится новый порядок определения размера страхового взноса по обязательному пенсионному страхованию. – Прим. ред.).

Что же будет дальше? Ведь низкая оплата труда адвокатов по назначению, прежде всего, негативно сказывается на положении подследственных.

Понятно, что адвокат должен добросовестно исполнять свой профессиональный долг, независимо от размера оплаты его труда по так называемым бесплатным делам. Но это в идеале. А что в реальности? Невозможно «из-под палки» заставить адвокатов «выкладываться по полной», если им платят мизерные суммы. Некоторые коллеги выходят из положения, стараясь всеми правдами и неправдами набрать побольше дел.

Это касается в первую очередь адвокатов, «прикормившихся» в следственных отделах, сотрудники которых произвольно назначают «удобных» защитников либо попросту ожидают дня их дежурства. Роль таких защитников сводится к проставлению подписей в протоколах следственных действий. Они не ведут надлежащего адвокатского производства по уголовным делам, не пишут никаких ходатайств, не ставят вопрос о переквалификации действий своих подзащитных на более мягкие статьи УК РФ и, разумеется, не обжалуют незаконные действия следователей в суд.

Благодаря большому количеству уголовных дел по назначению (в нарушение графика дежурств) и формальному участию в них, «карманные» адвокаты обеспечивают себе безбедное существование. Но о какой квалифицированной юридической помощи можно вести речь? Такое положение вещей устраивает многих следственных работников, но соответствует ли это ст. 48 Конституции РФ?

Считаю, что участие адвокатов в делах по назначению должно регламентироваться УПК РФ. Принимаемый советами адвокатских палат в соответствии со ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» порядок такого участия следственно-судебные органы нередко игнорируют. Это противоречит федеральному законодательству и ведет к нарушению конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому в УПК РФ следует четко установить, что направление адвокатов для участия в делах по назначению осуществляет совет адвокатской палаты либо уполномоченное им лицо.

Адвокатскому сообществу необходимо добиваться повышения оплаты труда адвокатов, участвующих в судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также изменения механизма выплат. Оптимальным вариантом, который позволит избежать излишнего администрирования в этой сфере, представляется установление фиксированной оплаты труда адвокатов, в зависимости от категории уголовного дела.

Можно предусмотреть, к примеру, такие ставки оплаты труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению на стадии предварительного расследования: дело о преступлении небольшой или средней тяжести – 5 тыс. руб., дело о тяжком преступлении – 7 тыс. руб., дело об особо тяжком преступлении – 10 тыс. руб. Если обвиняемому инкриминируется совершение нескольких преступлений разной тяжести, оплата должна производиться по ставке, соответствующей наиболее тяжкому из них.

Следует также предусмотреть, что финансовый орган может по представлению следственного органа увеличить оплату труда адвоката в случае, если расследование уголовного дела затянулось, или, наоборот, снизить ее по представлению адвокатской палаты или лица, уполномоченного адвокатской палатой, в случае, если адвокат оказал юридическую помощь в меньшем объеме, чем предусмотрено стандартами юридической помощи (о них ниже).

Участие адвоката в судебном рассмотрении дел по назначению можно оплачивать исходя из почасовых ставок. При этом следует учитывать не только время участия в судебном заседании, но и время ожидания этого заседания. Кроме того, необходимо предусмотреть определенное время на изучение нормативной базы по уголовному или гражданскому делу, написание ходатайств, жалоб и других документов (к примеру, из расчета: 2 страницы текста – 1 час работы адвоката), а также время на посещение ИВС и следственных изоляторов для беседы с подзащитным.

К тому же пора прекратить распылять деньги, выделяемые из федерального бюджета на оплату труда адвокатов, по различным ведомствам. В каждом из них свои требования по составлению необходимой документации, которые постоянно меняются, причем иногда создается впечатление, что это делается лишь для того, чтобы «отшить» адвокатов с их просьбами об оплате труда. Все полномочия в этой сфере следует передать одному ведомству – Министерству юстиции РФ в лице его территориальных государственных юридических бюро, приняв федеральный акт об оплате труда адвокатов по участию в делах по назначению и предусмотрев в нем все спорные моменты, некоторые из которых разрешались даже на уровне Верховного Суда РФ.

Стандарты юридической помощи
Считаю необходимым разработать и утвердить стандарты юридической помощи по уголовным и гражданским делам. Думается, что этот вопрос находится в компетенции Министерства юстиции РФ и Федеральной палаты адвокатов РФ. О необходимости усилить контроль за качеством работы адвокатов, в том числе по назначению в уголовном и гражданском судопроизводстве, говорится в последнее время много. Но следует признать, что критерии качества не определены ни одним нормативным актом: в Кодексе профессиональной этики адвоката и Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» содержатся только общие формулировки о добросовестном исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей.

Думается, что под стандартами юридической помощи следует понимать обязательный минимум действий, которые должен предпринять адвокат по делу в интересах своего доверителя.

К примеру, по уголовному делу адвокат обязан провести со своим подзащитным беседу наедине. По платным делам с этим особых проблем не возникает, но по делам по назначению эту неписаную обязанность адвокаты сплошь и рядом нарушают. Особенно часто это происходит при апелляционном рассмотрении дел с применением видеоконференц-связи, когда осужденные впервые видят дежурных адвокатов на экране монитора.

На мое напоминание о необходимости согласования позиции по делу с доверителем один из дежурных адвокатов ответил, что у него нет времени стоять в очереди в следственный изолятор, тем более что за посещение подзащитного бухгалтерия суда ничего не платит.
Думается, что комментарии излишни, и здесь проблема не только в отсутствии стандартов юридической помощи, но и в неурегулированности вопросов оплаты (о чем я писал выше).

Полномочия стажеров
В дореволюционные времена помощники присяжных поверенных самостоятельно участвовали в некоторых уголовных и гражданских делах. То же было в советское время и в 90-е годы прошлого столетия, когда стажеры адвокатов участвовали в судопроизводстве на общих основаниях. В настоящее время законодатель не наделяет стажера адвоката полномочиями на ведение дел на следствии и в суде. Необходимо внести в Государственную Думу проект закона о поправках в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», расширяющих полномочия стажера адвоката. Суть этих поправок – наделить стажера адвоката (адвоката-стажера) полномочиями по самостоятельному ведению уголовных дел по линии дознания с последующим участием при рассмотрении их в мировых судах, а также правом на участие в гражданских делах, подсудных мировому суду, и при рассмотрении дел в арбитражных судах первой инстанции.

Такой порядок будет соответствовать исторической традиции и самой сути стажировки, предоставляя будущему адвокату возможность получать опыт работы в качестве судебного представителя по несложным делам. Кроме того, прием стажера адвоката на работу следует осуществлять только с разрешения совета адвокатской палаты. Для всех претендентов на получение статуса адвоката независимо от наличия юридического стажа необходимо ввести обязательную стажировку. Только так можно обеспечить поступление в адвокатуру наиболее достойных юристов.

***
Российской адвокатуре в ближайшее время предстоит решить сложные задачи. Нам следует всем вместе взяться за разработку необходимых законопроектов, ведомственных инструкций и положений, лоббируя их в Государственной Думе РФ, Правительстве РФ, Министерстве юстиции РФ и других ведомствах. Только таким образом мы сможем обеспечить развитие адвокатуры, направленное на укрепление правовой защищенности россиян.

Раис МАЗИТОВ,
адвокат АП Республики Башкортостан,
директор АБ «ЮСТАС»