×

Зачем возводить баррикады?

Обзор судебной практики по разрешению споров между адвокатскими палатами и адвокатами, учредившими кабинеты
Материал выпуска № 22 (111) 16-30 ноября 2011 года.

ЗАЧЕМ ВОЗВОДИТЬ БАРРИКАДЫ?

Обзор судебной практики по разрешению споров между адвокатскими палатами и адвокатами, учредившими кабинеты

Пожалуй, ни одна форма адвокатского образования не вызывала столько споров и дискуссий, как практика адвоката в индивидуальном порядке. В настоящее время становится очевидно, что адвокатский кабинет стал весьма распространенной организационно-правовой формой адвокатской деятельности. Однако не всегда руководству адвокатских палат и представителям адвокатских кабинетов удается найти общий язык. Иногда разногласия в подходе к определенной ситуации удается разрешить только в судебном порядке.

Конференция вправе определять размер отчислений
Основной вопрос, который неоднократно приводил к судебным спорам, касается размера отчислений на нужды адвокатской палаты. Конференции некоторых адвокатских палат принимали решения об установлении повышенных отчислений в отношении адвокатов, учредивших кабинеты. Подобные решения были приняты в таких регионах, как Тамбовская область, Чувашская республика, Республика Башкортостан, Владимирская область. Адвокаты, осуществляющие свою деятельность в адвокатских кабинетах, обжаловали эти решения в суд. Они сочли, что подобные решения противоречат Конституции РФ и Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», нарушая как конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина, так и принцип равноправия при осуществлении профессиональной адвокатской деятельности. По их мнению, подобными решениями нарушается гарантированное государством равенство независимо от имущественного, должностного положения, убеждения, принадлежности к общественным объединениям.

Все судебные решения, которые были вынесены по данным искам, оказались не в пользу истцов (см., например: кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 10 ноября 2008 г. по делу № 33-2416; определение Судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 17 августа 2010 г. по делу № 33-2607/2010; определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 19 июля 2010 г. по делу № 33-2477/10; кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 9 декабря 2010 г. по делу № 33-14800/2010).

Суды не согласились с предлагаемой истцами трактовкой равенства как равного размера отчислений. Формальное равенство – возможность иметь гражданские права и нести обязанности – не означает, что конкретный объем этих прав и обязанностей у различных субъектов должен быть одинаков. Равенство в обязанности уплачивать отчисления не означает, что размер отчислений должен быть равным. Адвокатская палата при установлении размера отчислений вправе учитывать различные факторы, в том числе увеличение дополнительных расходов на адвокатские кабинеты, связанные с выполнением палатой обязанностей по их обеспечению, участие групп адвокатов в реализации функций палаты, возрастные и прочие критерии.

При принятии решений суды также исходили из того, что согласно п. 4 ч. 2 ст. 30 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» определение размера обязательных отчислений отнесено к исключительной компетенции конференции адвокатской палаты. При этом закон не ограничивает адвокатскую палату в определении размера, порядка уплаты взносов, а также установлении дифференцированного размера отчислений.

Подобная точка зрения была высказана и Конституционным Судом РФ. В 2009 г. гражданин И.М. Хайрутдинов просил признать неконституционной норму Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которой адвокат обязан ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты в порядке и в размерах, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта РФ, а также норму, которая относит к компетенции собрания (конференции) адвокатов адвокатской палаты субъекта РФ определение размера указанных обязательных отчислений.

Определением от 5 февраля 2009 г. № 277-О-О Конституционный Суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению, указав при этом, что «закрепленное оспариваемыми в жалобе законоположениями право адвокатской палаты устанавливать для ее членов обязательные отчисления на общие нужды адвокатской палаты в определенных размерах и в соответствии с целями адвокатской деятельности – при условии их разумности, соразмерности и недопустимости использования для ограничения доступа к профессиональной деятельности – не противоречит Конституции Российской Федерации».

Таким образом, адвокатская палата в лице ее компетентного органа – конференции вправе установить любой необходимый для осуществления ее деятельности режим отчислений. При этом ни в одной адвокатской палате повышенные отчисления не мотивируются лишь избранием адвокатского кабинета как формы адвокатского образования. Эти повышенные отчисления компенсируют дополнительные затраты, которые идут на поддержание связи с адвокатами, осуществляющими деятельность в адвокатских кабинетах, на вызовы их в адвокатскую палату в связи с поступающими жалобами, на информационное обеспечение и т.д.

Конференция вправе принимать стандарты
Еще один вопрос, который стал камнем преткновения между адвокатскими палатами и представителями адвокатских кабинетов, – принятие в некоторых адвокатских палатах Профессионального стандарта «Требования к размещению адвокатских образований».

В Ульяновской области адвокаты, осуществляющие свою деятельность в адвокатских кабинетах, обратились с иском в суд о признании недействительным решения Конференции Адвокатской палаты, на которой был принят Стандарт. По их мнению, что при утверждении Стандарта Конференция членов АПУО вышла за пределы своих полномочий, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в части требований, предъявляемых к созданию и деятельности адвокатского кабинета. В своей жалобе они указали, что адвокатская палата должна действовать в интересах защиты прав адвокатов, а не создавать им дополнительные препятствия, дополняя Закон более жесткими условиями к организации деятельности адвокатских кабинетов. Истцы сослались также на неправомерность установления дополнительных оснований для привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности.

Однако в этом вопросе суд также встал на сторону Адвокатской палаты, признав несостоятельными доводы жалобы о том, что, принимая решение об утверждении Стандарта, Конференция вышла за пределы своих полномочий. Суд указал, что компетенция конференции не ограничена перечнем, установленным ст. 30 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Исходя из смысла подп. 12 п. 2 ст. 30 данного Закона, Конференция вправе принимать решения, не только прямо указанные в данном акте, но и вытекающие из функций конференции как высшего органа адвокатской палаты субъекта РФ. Изучив установленные Стандартом предписания, суд счел их полностью обоснованными, поскольку они направлены на обеспечение требований, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре. В ответ на довод истцов о неправомерности установления дополнительных оснований для привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности суд разъяснил, что в соответствии с п. 9 ст. 29 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции, обязательны для всех ее членов (кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 31 мая 2011 г. по делу № 2-1663/11; подробнее см.: Ульяновский стандарт // «АГ». 2011. № 16).

Недопустимо устанавливать необоснованные барьеры
Федеральная палата адвокатов РФ также принимает меры по урегулированию разногласий, которые возникают между руководством адвокатских палат и адвокатами, практикующими индивидуально. На заседании Совета ФПА РФ в июне 2010 г. было обращено внимание всех президентов адвокатских палат на недопустимость установления необоснованных барьеров для адвокатских кабинетов, которые должны рассматриваться только как равноправные адвокатские образования. Нельзя допускать какие бы то ни было ограничения в отношении тех, кто избрал адвокатский кабинет как организационно-правовую форму профессиональной деятельности.

Хотелось бы надеяться, что руководство адвокатских палат и представители адвокатских кабинетов смогут договариваться во внесудебном порядке и поймут, что они не находятся по разные стороны баррикад, а являются представителями одного профессионального сообщества, главной задачей которого является оказание квалифицированной юридической помощи.

Полные тексты судебных решений по рассмотренным вопросам размещены на сайте fparf.ruв рубрике «Судебные решения».

Анастасия ПОТАПОВА,
руководитель Департамента по контролю и мониторингу
исполнения решений органов ФПА РФ