×

Объективная необходимость или системная ошибка

Президенты адвокатских палат ответили на вопросы "АГ" об организации деятельности адвокатских кабинетов
Материал выпуска № 22 (111) 16-30 ноября 2011 года.

ОБЪЕКТИВНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ СИСТЕМНАЯ ОШИБКА?

Президенты адвокатских палат – о проблемах регулирования деятельности адвокатских кабинетов

В № 18 (107) «АГ» предложила адвокатам, учредившим кабинеты, ответить на семь вопросов, касающихся организации их профессиональной деятельности. К президентам адвокатских палат редакция обратилась с аналогичными вопросами:

1) каковы достоинства и недостатки этой формы адвокатского образования?
2) привлекаете ли Вы адвокатов, учредивших кабинеты, к оказанию юридической помощи бесплатно и по назначению? Если нет, то почему?
3) считаете ли Вы необходимым принятие адвокатскими палатами субъектов РФ стандартов для адвокатских образований?
4) считаете ли Вы оправданным установление для адвокатов, практикующих индивидуально, повышенных обязательных отчислений на общие нужды адвокатской палаты субъекта РФ?
5) как Вы относитесь к предложению о том, чтобы разрешить создание адвокатских кабинетов только тем адвокатам, которые уже имеют опыт работы в коллективных образованиях?
6) считаете ли Вы, что в Вашем субъекте РФ адвокатские кабинеты достаточно полно представлены в Совете палаты, ревизионной и квалификационной комиссиях?
7) считаете ли Вы полезным создание в Вашем субъекте РФ консолидирующей структуры (ассоциации или совета) для адвокатов, учредивших кабинеты?


ЧереышовВалерий Чернышов, президент АП Ульяновской области:

«Было бы хорошо, если бы все адвокатские палаты России поддержали нашу инициативу о принятии стандартов»

Явное достоинство адвокатского кабинета в том, что он предоставляет адвокату больше личной свободы в организации своей профессиональной деятельности, вплоть до размещения адвокатского кабинета у себя на дому.

Скрытое «достоинство», которое по большому счёту назвать достоинством язык не поворачивается, – это появившаяся возможность как можно меньше контактировать с адвокатской палатой и молчаливо уходить от законной публичной обязанности вести приём граждан с их нудными вопросами и просьбами составить жалобы, ходатайства и прочие документы правового характера. Кроме того, немало кабинетчиков видят достоинство своей формы деятельности и в том, что до появления жалобы доверителя никто не интересуется тем, как у них поставлена финансовая деятельность с точки зрения её соответствия ст. 25 Закона об адвокатской деятельности (надеюсь, что все коллеги меня понимают без расшифровки этого тезиса).

Явных же недостатков как минимум два. Первый – Законом об адвокатской деятельности для создания кабинета не предусмотрено условие определённого стажа работы в качестве адвоката. После прохождения годичной стажировки удачно сдают экзамен и сразу же открывают адвокатский кабинет, хотя не имеют никакого опыта ни адвокатской, ни юридической работы. Если бы Законом было установлено, что прежде чем получить право создать кабинет, необходимо три года (а лучше – пять лет) поработать в коллективном адвокатском образовании или хотя бы иметь стаж работы по юридической специальности лет эдак пять, то это решило бы многие проблемы начала индивидуальной адвокатской деятельности, когда, работая в одиночку, адвокаты набивают себе много «шишек». Отсутствие такого правила в Законе я считаю серьезным упущением.

Второй недостаток заключается в том, что довольно многие адвокатские кабинеты не имеют офисов и адвокаты принимают клиентов, по сути дела, в коридоре, на кухне, в подъезде, в кафе, в автомашине или на скамейке в скверике.

С середины октября мы у себя в Ульяновске начали проверку всех адвокатских образований на соответствие Профессиональному стандарту «Требования к размещению адвокатских образований», принятому решением Конференции АП Ульяновской области от 27 ноября 2010 г. Пока мы проверяем крупные адвокатские образования и их филиалы и уже выявили определённые недостатки: где интернет не подключен, где на вывеске нет графика работы, а где и вообще нет вывески о том, что в здании работают адвокаты. Некоторые фасады домов облеплены вывесками разных юридических бюро, кампаний, правовых центров и т.д., а адвокатской вывески нет. Мы спрашиваем у коллег: «В чём дело? Ведь клиентуру у вас конкуренты на входе в здание перехватывают». А коллеги пожимают плечами и сетуют на дороговизну изготовления и размещения вывески. Но ведь «частники»-то их имеют!

Ну, если и дальше так «маскироваться» от граждан, то скоро мы останемся совсем без клиентуры, ведь юристов вузы «пекут» с сумасшедшей скоростью, а в адвокатуру идёт лишь их малая часть, и в итоге останется нам лишь работа по уголовным делам.

В июне этого года недалеко от офиса нашей адвокатской палаты я случайно обнаружил, что в одной комнате площадью 20 квадратных метров находятся: филиал коллегии адвокатов с четырьмя адвокатами, три адвокатских кабинета и один индивидуальный предприниматель в сфере оказания юридических услуг, который за год до этого был лишен статуса адвоката за корыстное предательство интересов доверителя.

На мой удивлённый вопрос коллегам: «Как вы умудрились в одной комнате создать новую форму адвокатского образования, не предусмотренную Законом?» – последовал ответ: «А где запрет в Законе или в решении Федеральной палаты адвокатов?»

По моим сведениям, кроме нашей еще три палаты (Брянская, Воронежская и Нижегородская) тоже приняли стандарты для размещения адвокатских образований. На мой взгляд, было бы хорошо, если бы все адвокатские палаты России поддержали инициативу нашей четвёрки и придерживались бы общей политики в этом вопросе.

Я думаю, что если бы Совет ФПА РФ принял решение, пусть рекомендательного характера, относительно требований к помещениям адвокатских образований, то это был бы решительный шаг в создании нормальных условий для оказания юридической помощи нашим доверителям, причём этот шаг был бы  не «против кого-то», а во имя наших общих интересов.

АП Ульяновской области не пошла по пути некоторых палат, которые ограничили адвокатов, учредивших кабинеты, в доступе к работе по назначению и по оказанию субсидируемой областным бюджетом бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам.

Доступ к этой работе обеспечен всем адвокатам Ульяновской области, так же как и к профессиональной учебе. Мы активно сотрудничаем с Американской Ассоциацией юристов в России, с её помощью проводим лекции и семинары, для участия в которых никаких ограничений по принадлежности к адвокатскому образованию нет: мы исходим из принципа профессионального равенства адвокатов.

Установление повышенных отчислений на общие нужды палаты я не считаю обязательным. Уже на трех ежегодных конференциях АП Ульяновской области такие предложения выдвигались, но пока мы на это не идем. Во-первых, потому, что наш регион «бедный», доходы у всех низкие. Во-вторых, потому, что на связь с адвокатами, учредившими кабинеты, средств расходуется не намного больше, чем с другими, так как заказные письма отправляем только по наиболее важным вопросам, по дисциплинарным делам (приходится отправлять примерно одно заказное письмо в месяц, это стоит около 30 руб.), а в основном используем электронную почту. Кроме того, у нас в палате всего 500 адвокатов, и вводить для них разные стандарты мы не видим нужды.

Что касается представительства адвокатов, учредивших кабинеты, в Совете палаты, квалификационной и ревизионной комиссиях, то в процентном соотношении, возможно, оно и недостаточно: в ревизионной комиссии кабинетчиков большинство, в Совете – один, в квалификационной комиссии – ни одного. Но, на мой взгляд, при выдвижении кандидатур в эти органы следует исходить не из числа адвокатов, избравших ту или иную форму адвокатского образования, а из квалификации адвоката, его опыта, стажа работы, авторитета, известности.

В нашей области  созданы две ассоциации, включающие адвокатские кабинеты, адвокатские бюро и небольшие коллегии (в Ульяновске и Димитровграде), но пока я не вижу никакого практического результата от их деятельности. Из ассоциации, созданной в Ульяновске, поступило письмо о желании сотрудничать с Адвокатской палатой (они хотели бы участвовать в заседаниях Совета, на которых будут обсуждаться результаты проверки Ульяновской областной коллегии адвокатов на соответствие Стандарту). Мы ничего не имеем против, но просили их прислать учредительные документы, чтобы мы знали, с кем будем сотрудничать. Ответа на наше письмо пока нет.


РогачевНиколай Рогачёв, президент Палаты адвокатов Нижегородской области

«Содержание кабинета обходится дешевле. Но дешевле – не значит лучше»

Достоинства адвокатского кабинета в том, что эта форма адвокатского образования во-первых, предоставляет больше самостоятельности, а во-вторых, имеет определенную экономическую целесообразность, так как по сравнению с коллективными формами требует меньших расходов. На мой взгляд, именно этим вызвана существующая в последние годы тенденция к увеличению числа адвокатских кабинетов. Конечно, содержание кабинета обходится дешевле. Но дешевле – не значит лучше.

Ведь кабинет как форма адвокатского образования имеет серьезные недостатки: во-первых, практикующие индивидуально адвокаты получают возможность не принимать участия в общественной жизни палаты; во-вторых, у них нет тех условий для профессионального роста, которые предоставляет работа с более опытными коллегами в коллективном образовании, зачастую они не знают ни традиций адвокатуры, ни общих правил деятельности адвокатского образования.

В связи с этим считаю, что установленное Законом об адвокатской деятельности право создавать кабинет в отношении адвокатов, никогда не состоявших в коллективном образовании, с одной стороны, не обусловлено необходимостью, а с другой – не соотносится с должным уровнем ответственности со стороны адвоката, практикующего индивидуально. Это право следовало бы закрепить только за теми, кто уже имеет опыт работы в коллективном адвокатском образовании (не менее пяти лет) и в отношении тех, кто не привлекался к дисциплинарной ответственности.

Адвокаты, учредившие кабинеты, в Нижегородской области не привлекаются к оказанию юридической помощи бесплатно и по назначению, так как с этой работой справляются крупные адвокатские образования и нет необходимости создавать дополнительные структуры, которые распределяли бы такие дела среди всех адвокатов области. Решением Совета ПАНО утвержден Порядок работы адвокатов по назначению, устанавливающий перечень адвокатских контор на территории каждого района, куда районные органы дознания, следствия и суда могут направить заявки на обеспечение защиты. Когда в контору поступает заявка, заведующий назначает адвоката и выдает ему ордер на выполнение поручения. Такая практика существует у нас уже в течение девяти лет, Порядок выполняется достаточно жестко, и никаких срывов и серьезных проблем ни разу не возникло.

Мы полагаем, что стандарты для адвокатских образований абсолютно необходимы. Решением Совета ПАНО от 6 апреля 2011 г. были утверждены «Стандарты профессиональной деятельности: требования к размещению адвокатских образований». Примерно за год до этого мы опубликовали в «Вестнике Палаты адвокатов Нижегородской области» проект Стандартов, затем провели открытое обсуждение этого проекта и скорректировали его с учетом мнения адвокатов. Поэтому в конечном итоге были выработаны такие положения, с которыми все согласны и которые никто не обжаловал в суд. При Совете ПАНО для проверки на соответствие Стандартам создана специальная комиссия, включающая двоих членов Совета и представителей различных адвокатских образований. Регистрация нового адвокатского образования, в частности адвокатского кабинета, может быть произведена только при условии, что эта комиссия даст заключение о соответствии его офиса требованиям, установленным Стандартами.

Установление для адвокатов, практикующих индивидуально, повышенных обязательных отчислений на общие нужды адвокатской палаты субъекта РФ я считаю оправданным. С первого дня создания ПАНО и до настоящего времени ежегодная конференция адвокатов утверждает повышенный размер таких отчислений, и это ни у кого не вызывает возражений. Необходимость повышения отчислений вызвана тем, что, во-первых, мелкие адвокатские образования освобождены от обязанности участвовать в делах по назначению и бесплатно, а во-вторых, Адвокатская палата несет значительные расходы на связь с ними, так как для этого приходится содержать дополнительный персонал.

В Совете ПАНО, ревизионной и квалификационной комиссиях адвокаты, учредившие кабинеты, не представлены, и мы ни разу не ощутили с их стороны желания работать в этих органах. Проблема в том, что даже собрать их для того, чтобы выдвинуть делегатов на конференцию, очень тяжело: они заняты только собой и, как правило, не хотят участвовать в общественной жизни палаты. Поэтому создание ассоциации адвокатов, учредивших кабинеты, я считаю полезным: на мой взгляд, это позволило бы им реализовать заложенный в Законе об адвокатской деятельности принцип корпоративности, который сейчас на практике для них малозначим.

Если бы существовала такая ассоциация, то мы знали бы, кто пользуется у них авторитетом, может на них влиять, представлять их в органах адвокатского самоуправления. Мы не раз предлагали им создать ассоциацию, но они отвечали: «А зачем? Мы вышли из коллегии и начали работать индивидуально не для того, чтобы учреждать новую организацию».


КалитвинВладимир Калитвин, президент АП Воронежской области

«В кабинетах должны работать мэтры от адвокатуры»

Формы организации адвокатской деятельности могут и должны быть весьма разнообразны. Адвокатский кабинет – одна из важных и необходимых форм, так как самостоятельность – важнейшая составляющая профессии.

Для образования кабинета, по моему мнению, адвокат должен иметь стаж практической адвокатской деятельности не менее пяти лет либо стажироваться (работать в качестве помощника) в адвокатском кабинете не менее трех лет. В кабинетах должны работать адвокаты, умудренные опытом и знаниями (мэтры от адвокатуры).

Адвокаты, учредившие кабинеты, привлекаются к оказанию юридической помощи бесплатно и по назначению в регионах (сельских районах), где другие адвокаты не обеспечивают выполнение данных видов работы. В областном центре и крупных районах выполнение этой работы обеспечивается адвокатами, состоящими в крупных адвокатских образованиях. Адвокаты, практикующие в кабинетах, по общему правилу, не должны привлекаться к этой работе без необходимости.

В Адвокатской палате Воронежской области в группу адвокатов, осуществляющих защиту по назначению, как правило, включаются начинающие адвокаты со стажем работы до пяти лет. Обычно такие дела, с одной стороны, не представляют большой сложности, а с другой – не предполагают большого вознаграждения, поэтому их целесообразно поручать молодым адвокатам, еще не заработавшим себе имя в профессии.

Стандарты для адвокатских образований абсолютно необходимы. Такие стандарты приняты в ряде адвокатских палат (в Воронежской, Ульяновской, Брянской, Нижегородской области и др.), и законность их принятия подтверждена в судебном порядке (см. обзор судебной практики на с. 7. – Прим. ред.).

Помещение, которое занимает адвокат, должно быть достойно его профессии. Ссылки некоторых адвокатов (так называемых «адвокатов с папкой») на то, что у них есть возможность встречаться с доверителями в сквере, в кафе, пивном баре, бане и т.п., унизительны для нашей профессии.

Установление повышенного размера обязательных отчислений (не чрезмерного) соответствует действующим нормам и совершенно оправданно. Адвокатская палата несет повышенные расходы на связь с адвокатами, работающими в кабинетах (почтовые, телеграфные расходы и т.п.), и увеличение отчислений на 1–1,5 тыс. руб. в месяц для адвоката, позиционирующего себя в качестве мэтра от адвокатуры, должно быть незаметным. Более того, ряд адвокатов, работающих в адвокатских кабинетах и обособленных адвокатских подразделениях, способны оказывать (и оказывают) добровольную помощь адвокатской палате. Законность установления обязательных отчислений подтверждена судебными решениями, в том числе решениями Конституционного Суда РФ (см. обзор судебной практики на с. 7. – Прим. ред.).

Представители адвокатских кабинетов входят в Совет АП Воронежской области. Практика свидетельствует, что адвокаты, учредившие кабинеты, без энтузиазма относятся к участию в работе органов самоуправления.

Создание ассоциации или совета адвокатов, учредивших кабинеты, не имеет ни практического, ни правового значения. Ведь такие адвокаты уже являются членами адвокатской палаты и имеют те же статусные права и обязанности, что и все другие адвокаты.