×

Запятую заменили точкой

Конституционный суд нашел правовые основания для того, чтобы в России больше не применялась смертная казнь. Нашел, как и ожидалось, в международных договорах, которые наша страна заключила при вступлении в Совет Европы. Но не в пресловутом протоколе № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который Государственная дума так и не ратифицировала, а в других актах, за которые депутаты проголосовали, даже не предполагая, что сами отрезают себе путь к средневековому варварству.
Материал выпуска № 23 (64) 1-15 декабря 2009 года.

ЗАПЯТУЮ ЗАМЕНИЛИ ТОЧКОЙ

Смертные приговоры ушли в историю

Конституционный суд нашел правовые основания для того, чтобы в России больше не применялась смертная казнь. Нашел, как и ожидалось, в международных договорах, которые наша страна заключила при вступлении в Совет Европы. Но не в пресловутом протоколе № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который Государственная дума так и не ратифицировала, а в других актах, за которые депутаты проголосовали, даже не предполагая, что сами отрезают себе путь к средневековому варварству.

Разъясняя по просьбе Пленума Верховного Суда РФ пункт 5 резолютивной части постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г., судьи высшего органа конституционного контроля фактически взяли на себя труд истолковать те взаимосвязанные нормы национального и международного права, которые прямым и косвенным образом касаются применения исключительной меры наказания.

Когда 10 лет тому назад Конституционный Суд РФ постановил, что до введения суда присяжных на всей территории Российской Федерации «наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей или иным составом суда», никто не мог предположить, что за время столь длительного моратория парламент так и не решится взять на себя ответственность за ратификацию протокола, запрещающего смертную казнь в мирное время. С 1 января 2010 г. в Чеченской Республике вводится в действие п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ, закрепляющий право обвиняемого на рассмотрение дел судом с участием присяжных заседателей, после чего главный аргумент названного постановления КС теряет силу.

Однако из ст. 20 (ч. 2) Конституции РФ (там сказано, что смертная казнь может устанавливаться федеральным законом впредь до ее отмены) следует, что рано или поздно с этой исключительной мерой наша страна обязательно расстанется. Но о том, когда эта конституционная норма перестанет быть актуальной, не говорится нигде. И потому дискуссия о допустимости смертной казни все еще продолжается, причем не только в парламенте. Многочисленные сторонники этого варварского наказания по-прежнему настаивают на том, что сегодня только смерть может остановить некоторых закоренелых преступников.

Вступая в Совет Европы, Россия подписала целый ряд международных соглашений, взяв на себя определенные обязательства, которые КС РФ принял во внимание, оценивая «как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой». Учитывая, что эти акты являются составной частью правовой системы Российской Федерации, судьи связали в единое целое пакет документов и тенденции, доминирующие «в мировом сообществе, частью которого осознает себя Российская Федерация». Результат не замедлил сказаться.

Подчеркнув, что «в международном нормотворчестве существует устойчивая тенденция к отмене смертной казни», Конституционный Суд РФ напомнил, что Россия выразила намерение не только установить мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров, но и принять иные меры по отмене смертной казни, что было одним из существенных оснований для принятия нашей страны в Совет Европы. Принятие Российской Федерацией приглашения Комитета Министров Совета Европы было законодательно оформлено федеральными законами от 23 февраля 1996 г. № 19-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы» и от 23 февраля 1996 г. № 20-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы и протоколам к нему». Таким образом, полагает Конституционный Суд РФ, Россия «подтвердила свои заверения и обязательства, на условиях исполнения которых состоялось ее приглашение в Совет Европы».

И хотя Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод до сих пор не ратифицирован и потому «не может рассматриваться в качестве нормативного правового акта, непосредственно отменяющего в Российской Федерации смертную казнь», хотя соответствующий законопроект о ратификации находится на рассмотрении, смертная казнь все-таки отменяется. Пока Россия не выразит ясно своего намерения не стать участником этого международного договора, она обязана соблюдать его положения. Причем, если «органы, представляющие какую-либо из ветвей государственной власти, допускают отклонение от этого обязательства, его соблюдение может быть обеспечено другими ветвями власти». В России такой «другой ветвью» стала судебная власть, которая в условиях бездействия парламента самостоятельно поставила вначале запятую, а теперь и точку в знаменитом предложении «Казнить нельзя, помиловать».

Вынесение судами смертных приговоров (а тем более приведение их в исполнение) могло бы составить нарушение Россией ее обязательств, отмечает Конституционный Суд, так что «в настоящее время на территории Российской Федерации наказание в виде смертной казни назначаться не может». Следовательно, «сложившаяся правовая ситуация не противоречит ни смыслу конституционных норм, ни смыслу международно-правовых обязательств Российской Федерации».

После ратификации Протокола № 6 соответствующие изменения должны быть внесены в уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство, а до того времени «соответствующие положения Уголовного кодекса РФ не могут применяться», – постановил Конституционный Суд РФ.

Комплексный мораторий на смертную казнь, который первоначально предполагался в качестве краткосрочного, превратился, таким образом, в прямой запрет на назначение смертной казни, так как «сложился легитимный конституционно-правовой режим, в рамках которого – с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя Российской Федерацией, – происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни». Однако этим решением КС «не затрагиваются прерогативы Федерального Собрания в отношении ратификации Протокола № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Таким образом, если парламент захочет, он, конечно, может стереть ту жирную точку, которую поставил Конституционный Суд РФ. Но для этого надо не только отказаться от ратификации Протокола № 6, не только отменить уже принятые законы, но и изменить статью 20 Конституции РФ.

Вряд ли депутаты пойдут на такие беспрецедентные шаги. Скорее наоборот, именно сейчас, когда большинство в парламенте составляют сторонники Президента, Кремль мог бы успешно завершить процедуру ратификации залежавшегося под сукном протокола и окончательно ввести Россию в цивилизованную европейскую семью.

Константин КАТАНЯН,
главный редактор газеты «Право каждого»