×

Защитник или посредник?

Готов ли адвокат участвовать в медиативных процедурах?
Материал выпуска № 20 (85) 16-31 октября 2010 года.

ЗАЩИТНИК ИЛИ ПОСРЕДНИК?

Готов ли адвокат участвовать в медиативных процедурах?


Цисана Шамликашвили
На Первой российско-французской конференции по медиации, проходившей 30 сентября в Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, российские юристы рассказывали о недавно принятом в нашей стране федеральном законе «Об альтернативной процедуре урегулировании споров с участием посредника (процедуре медиации)», а их французские коллеги делились своим опытом в этой области.

Советник Президента РФ Вениамин Яковлев заметил, что когда суды перегружены, то просто необходимо использовать альтернативные методы разрешения споров. И наши судебные органы намерены способствовать этому процессу, а Высший Арбитражный Суд РФ даже подготовил законопроект о судебной медиации.

Лейтмотивом выступления судьи Конституционного совета Франции Ги Каниве была мысль о том, что медиация является элементом государственной политики, которая не только позволяет разгрузить суды, но и способствует разрешению правовых споров на основе консенсуса.

Цисана Шамликашвили, президент Научно-методического центра медиации и права, особо подчеркнула, что медиаторы не являются конкурентами юристам, оказывающим правовую помощь.

Отличия нотариуса от иных посредников, призванных урегулировать споры, продемонстрировала в своем выступлении Президент Федеральной нотариальной палаты Мария Сазонова. Она отметила, что хотя в законе о медиации нотариусы, как, впрочем, и другие юридические профессии, например адвокат, не упомянуты в числе лиц, осуществляющих процедуру медиации, это «ничуть не умаляет их роли в этом процессе – ибо они занимаются этой деятельностью повседневно, и она является составной частью их профессии».

Президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко также говорил об участии адвокатского сообщества в процедурах урегулирования споров. Он упомянул о существующей точке зрения, согласно которой «адвокат по своему профессионально-психологическому статусу наименее подготовлен к медиации», так как он нацелен на борьбу в интересах защиты своего клиента. Не соглашаясь с таким утверждением, Е. Семеняко высказал собственное мнение, заключающееся в том, что адвокат «в наибольшей степени озабочен поиском способа примирения». И хотя в каких-то судебных процессах примирение невозможно, порой даже в уголовном судопроизводстве имеется ряд свойственных медиации процедур. Речь идет, например, о так называемой сделке с правосудием, которая является свидетельством универсальности медиации.

Сфера деятельности посредника носит надпрофессиональный характер, уверен глава ФПА, и потому «нет смысла говорить о том, представители какой юридической профессии больше других готовы к медиации». Зато меньше всего здесь должно быть задействовано государство, так как этот способ разрешения конфликтов не может осуществляться силовыми методами.

Е. Семеняко также сообщил, что с этого года в программу обучения адвокатов включен курс по медиации, и выразил надежду, что основы медиации начнут изучаться, пусть факультативно, в наших юридических вузах.

Константин КАТАНЯН,
директор Института политико-правового анализа

"АГ" № 20, 2010