×

Бесплатная помощь свидетельствует о солидности нашей профессии

Поведение адвокатов в социальных сетях пока не регламентировано
О практике работы и оценке поведения адвокатов «АГ» рассказывает председатель Союза адвокатов Молдовы Еманоил Плошница.

Как изменилась адвокатура вашей страны после распада СССР? Какими нормативными актами регламентируется деятельность адвокатов? 

После распада Советского Союза законодательство изменилось не сразу. Мы работали на основании Закона 1980 г., утвердившего Положение об адвокатуре, до 1999 г. Только через 8 лет был утвержден новый Закон об адвокатуре, но его жизнь была, к сожалению, недолгой, потому что некоторые статьи этого закона были признаны неконституционными.

В 2002 г. был принят новый Закон № 1260, по которому мы работаем по сей день. На тот момент, когда его принимали, это был прогрессивный закон, соответствовавший большинству требований адвокатов относительно регламентации адвокатской деятельности. В него было внесено лишь несколько изменений, главным образом, в 2010 г.

В настоящее время парламентом Республики Молдова принят в первом чтении законопроект о внесении изменений в действующий закон, причем это будут достаточно значительные изменения.

Чем объясняются изменения, которые предлагаются в Закон об адвокатуре? Есть пробелы в законодательстве или обнаружились недостатки в правоприменительной практике?

Думаю, что практика доказала необходимость таких изменений. Например, у нас в Союзе адвокатов Молдовы есть лицензионная комиссия, которая допускает адвокатов к профессиональной деятельности. Она оценивает знания претендентов на вступление в адвокатуру. Но возможность обжаловать решение этой лицензионной комиссии имелась только относительно нарушений процедурных правил. Саму оценку знаний оспорить было невозможно.

Практика показала, что порой необходимо обжаловать именно оценку знаний, и новый законопроект предусматривает такую возможность. Предполагается создание специальной комиссии, которая будет рассматривать жалобы претендентов, считающих, что им выставили неправильную оценку.

А эта комиссия будет создана из представителей адвокатуры?

Да, конечно. У нас решение о приеме принимается лицензионной комиссией при Союзе адвокатов. Министерство юстиции выполняет исключительно технические функции – выдает саму лицензию на основании решения нашей комиссии и вносит адвоката в соответствующий реестр. Принять самостоятельное решение или пересмотреть решение нашей комиссии Минюст не вправе.

Как складываются отношения адвокатуры с государственными органами? Бывают ли сложности с оплатой труда адвокатов по назначению?

По моему мнению, у нас нормальные, чисто институциональные взаимоотношения с государственными органами. Вопросов с оплатой адвокатам, которые оказывают бесплатную помощь, гарантированную государством, у нас не возникает. Министерство юстиции имеет средства в бюджете, которые предназначены для оплаты государственной бесплатной помощи, и из этих средств выплачивается вознаграждение адвокатам. Причем эта оплата всегда поступает своевременно, если не возникает каких-то вопросов технического характера.

В последнее время, правда, государство предпринимает попытки вмешаться в адвокатскую деятельность. Такое вмешательство касается различных аспектов. Принимаются, например, законы, которые снижают роль адвокатуры в осуществлении правосудия. Известно, что адвокат и прокурор – это равные стороны в судопроизводстве. Не могу сказать, что принятые изменения заметно искажают этот принцип, но определенное давление на адвокатуру мы все-таки ощущаем, чувствуем, что это равноправие порой нарушается.

Я с удовольствием услышал, что ФПА РФ готовит свои заключения по ряду законопроектов, поступающих в Государственную Думу. У нас, к сожалению, нет возможности материально содержать группу экспертов. Но законы, которые касаются адвокатской деятельности, по нашему мнению, обязательно должны рассматриваться с учетом нашей правовой позиции.

Каково организационное построение адвокатуры в вашей стране? Обязательно ли вхождение адвоката в единую профессиональную корпорацию?

Однозначно. Юрист, не являющийся членом Союза адвокатов, не может оказывать помощь или выступать в суде, подменяя собой адвоката, а также представлять интересы какой-то компании или другого гражданина. Это правило касается всех. Исключение из общего правила – компанию может представлять юрист, работающий в этой компании.

У нас и в уголовном, и в гражданском кодексах принцип адвокатской монополии закреплен уже довольно давно.

Каковы критерии для принятия юриста в адвокатуру? Как происходит подготовка кадров, тестирование и дальнейшее повышение квалификации?

У нас создан Центр обучения адвокатов и стажеров. Стажерам Центр предлагает программу первоначального обучения, а адвокаты повышают в нем свою квалификацию. Этот центр сконцентрировал в своих руках практически все обучение, он самостоятельно определяет вопросы, которые должны изучить адвокаты, количество времени, необходимое для повышения квалификации, контролирует часы, которые затрачены адвокатом на обучение. Центр существует при Союзе адвокатов Молдовы.

Как осуществляется контроль за деятельностью адвокатов? Какие имеются основания для лишения адвоката его статуса, как часто это происходит?

Это исключительная компетенция Союза адвокатов. Все вопросы, связанные с дисциплинарной практикой, рассматривает Комиссия по этике и дисциплине в составе 11 человек. Любая жалоба на адвоката со стороны граждан, которые пишут, что адвокат вел себя некорректно, не явился в судебное заседание или не оказал юридическую помощь, но получил деньги, поступает в эту комиссию.

Комиссия вначале рассматривает вопрос о наличии нарушения в действиях адвоката, затем она, если усматривает нарушение, возбуждает дисциплинарное производство и сама же выносит итоговое решение.

Как часто возбуждаются такие производства и сколько адвокатов лишаются лицензии?

В среднем у нас ежегодно лишаются лицензии 7-8 человек. Все зависит от конкретных нарушений. Были годы, когда лишали статуса до 10 человек. Что касается количества дисциплинарных дел, то в текущем году их число, насколько я помню, уменьшилось, так как мы получили на 200 жалоб меньше, чем годом раньше за такой же период времени.

Я считаю, что комиссия исходит из принципа справедливости. В тех случаях, когда адвокат допустил грубые этические нарушения или совершал нарушения неоднократно, комиссия вынуждена принимать самые серьезные решения.

Есть ли в Молдове специальный акт, устанавливающий нормы профессиональной этики адвоката?

Кроме Закона об адвокатуре у нас есть Устав адвоката. В нем детально регламентированы вопросы соблюдения адвокатской этики. Кроме того, у нас имеется Кодекс этики адвоката, который мы считаем очень взвешенным документом и используем не только сами, но и «поделились» нашим кодексом с соседями из Румынии, которые признали, что этот кодекс действительно очень хорош.

Насколько регламентирована Кодексом деятельность адвокатов за рамками оказания ими юридической помощи?

У нас этот вопрос стоит на повестке дня. В принципе кодекс затрагивает только профессиональную деятельность адвоката. Хотя в нем есть и определенные статьи, регламентирующие поведение адвоката и вне профессиональной деятельности.

Я, например, считаю, что адвокат, который пришел домой и устроил скандал с соседями, нарушает этику. Он не должен себе позволять такое.

Но мы сейчас намерены обобщить дисциплинарную практику за последние пять лет и подумать, нужно ли вносить какие-то изменения в Кодекс этики адвоката, затрагивающие частную жизнь адвоката.

А есть ли в этом кодексе какие-то упоминания о публичном поведении в интернете, в социальных сетях?

Нет, пока там ничего об этом не говорится. Это новое направление, которое пока не регламентировано. Хотя мое личное мнение таково – мы должны предусмотреть в этом акте поведение в социальных сетях, которое порой вызывает много вопросов. Люди иногда используют такие резкие выражения и выдвигают такие необоснованные обвинения, что возникает вопрос, ставят ли они перед собой цель выставить кого-то в неприглядном свете? Я говорю не только об адвокатах, а об общей тенденции, замеченной в сети.

Тем более аккуратным надо быть адвокату, который активен не только в публичных сетях, но и в нашей внутренней, адвокатской сети. Но вопрос о его ответственности мы не можем поставить, пока это поведение не регламентировано.

Как часто адвокаты оказывают бесплатную помощь населению, делается ли это добровольно или на основании нормативных документов?

У нас сегодня имеются адвокаты, оказывающие бесплатную государственную помощь. Это отдельная категория адвокатов, которые получают деньги от государства. Всех остальных мы пытаемся убеждать, что они время от времени должны участвовать в каких-то социальных мероприятиях, так как это свидетельствует о сознательности и солидности нашей профессии.

Недавно мы проводили специальную акцию по оказанию бесплатной юридической помощи, наши коллеги оказывали такую помощь не только в офисах, но даже в троллейбусах. В День адвокатуры 9 сентября мы организовали день открытых дверей в Союзе адвокатов, там три адвоката принимали людей и всех консультировали совершенно бесплатно. Однако это, конечно, разовые мероприятия. И никто не обязывает нас их проводить, так как законом это не предусмотрено. И я считаю, что мы не вправе вносить такое положение в закон, так как у одного адвоката есть возможность принимать граждан без оплаты, а у другого – нет.

Кстати, до того, как я стал председателем союза, я ежегодно 2-3 дня принимал граждан бесплатно с учетом их социального положения.

Как часто адвокатам Республики Молдова приходится прибегать к акциям протеста, как это было 26 июня, каков результат таких акций?

Это был наш второй опыт. Лет 8 тому назад в Национальном центре по борьбе с коррупцией клиенты были отделены от адвокатов стеклянной перегородкой. Мы не только обжаловали такой порядок в Европейском Суде по правам человека, но и выразили свой протест на акции – прошли маршем около это центра. В итоге эти перегородки снесли и более не предпринимали попыток их восстановить.

В этом году протест возник не на пустом месте. Мы анализировали ситуацию в судах, мониторили количество адвокатских жалоб, которые не удовлетворены судами, а также подсчитали, что суды удовлетворили 98% ордеров на арест, невзирая на протесты адвокатов. Эти решения суды «штампуют», даже при очень незначительном правонарушении.

Говорить о результате нашей акции еще рано, но я считаю, что нас услышали. Я не хочу конфронтации с судейским сообществом – она ничего не даст. Но я надеюсь убедить судей и законодателей, что мы должны слышать друг друга.

Часто ли адвокаты становятся судьями, избираются или назначаются в органы государственной власти?

Такую практику я считаю нормальной. Сегодня два помощника президента республики – это наши адвокаты, в парламент непосредственно из адвокатуры ушли 5 или 6 наших коллег. По окончании депутатских полномочий они имеют право вернуться в профессию без экзамена.

В советский период судейский корпус пополнялся из адвокатуры, но затем был создан Национальный институт юстиции, где готовят кадры для суда. Однако сегодня наши адвокаты тоже нередко становятся судьями.

Хочу в заключение поздравить вас с успешным выступлением команды Союза адвокатов на всероссийском чемпионате по мини-футболу.

Вы знаете, идея создать футбольную команду зародилась у нас случайно, примерно год назад. Тогда же были сыграны первые игры, затем мы участвовали в Спартакиаде юридических профессий, наряду с командами нотариусов, судебных исполнителей и т.д. Мы сумели взять первое место.

В этом году команда, где выступают только адвокаты, выступала в Румынии, а после этого с удовольствием приехала в Россию.

Я очень благодарен за отличную организацию этого турнира. Мы заблаговременно получили регламент чемпионата, затем список отелей, где можно остановиться, нам помогали выбрать экскурсии. Если нас пригласят, то мы с удовольствием примем участие и в следующем таком турнире.

Рассказать: