×

А было ли бездоговорное энергопотребление?

Суды пресекли попытки МОЭСК взыскать с общества 3,2 млн руб. в качестве неосновательного обогащения
Ермолаева Мария
Ермолаева Мария
Юрист, руководитель юридической компании E-Law Consulting

После смены в 2016 г. генерального директора ООО «Заречье» новое руководство предприятия пришло в Мосэнергосбыт, чтобы заключить договор энергоснабжения. Тогда же ПАО «Московская объединенная электросетевая компания» (далее – МОЭСК), узнав о том, что предприятие находится в процессе заключения договора, направила по месту нахождения общества представителя, который составил акт о бездоговорном потреблении электроэнергии в период с 23 января 2017 г. по 22 января 2018 г. на общую сумму порядка 3 млн руб.

Естественно, никакого внедоговорного потребления со стороны общества не было – счетчик был опломбирован за несколько дней до составления акта – и платить по десятикратному тарифу общество не собиралось.

Тогда МОЭСК обратилась в суд с исковым заявлением к ООО «Заречье» о взыскании неосновательного обогащения в связи с внедоговорным потреблением электроэнергии на сумму свыше 2,8 млн руб., а также более 360 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении исковых требований (дело № А41-8719/2020), однако не исключено, что истец попытается обжаловать судебные акты в ВС РФ.

Так, ключевыми выводами судов стали:

  • уведомление потребителя о составлении акта о бездоговорном потреблении должно быть обязательно направлено компанией, уполномоченной составлять такой акт, заранее. Подтверждение содержимого конверта с уведомлением должно предоставляться суду, иначе направление уведомления может считаться недоказанным;
  • акт бездоговорного потребления должен быть подписан только уполномоченным лицом, чьи полномочия должны быть представлены суду сразу, а не после вынесения решения по делу;
  • нельзя считать действия внедоговорным потреблением, если электроэнергия использовалась в период заключения договора с энергосбытовой компанией;
  • в отсутствие доказательств незаинтересованности по отношению к энергосбытовой компании лиц, привлеченных в качестве понятых при подписании акта в отсутствие потребителя, такой акт является порочным.

Количество подобных споров с участием МОЭСК (т.е. только в Москве и Московской области) за 2020 г. составило более 400, что можно с легкостью обнаружить в поиске по картотеке дел системы «КАД.Арбитр».

По сути, единственным нормативным правовым актом, регулирующим отношения энергосбытовых компаний с потребителями, является Постановление Правительства РФ от 4 мая 2012 г. № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» (далее – Постановление № 442), утвердившее Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии (далее – Основные положения).

Эти Основные положения определяют все аспекты, связанные с энергопотреблением: в частности, форму уведомления о составлении акта о неучтенном потреблении, самого акта, когда потребление считается внедоговорным, и т.д.

Хотелось бы обратить внимание на важные нюансы данного спора, в котором мы представляли интересы общества-ответчика.

Во-первых, большая часть уведомлений от имени МОЭСК была направлена другим юридическим лицом. Опись вложения также отсутствовала. Соответственно, подтвердить, что потребитель уведомлен должным образом, истцу в таком случае практически невозможно. Это является нарушением процедуры составления акта о неучтенном потреблении и приводит к его порочности.

Во-вторых, документы лица, подписавшего акт о неучтенном потреблении, и его полномочия на это истец в первой инстанции не представил, несмотря на неоднократное отложение судебных заседаний из-за пандемии. При оспаривании решения суда истец пытался убедить вышестоящую инстанцию, что может дополнительно представить суду подтверждающие документы,– даже после того, как ответчик указал на допущенные истцом нарушения спустя четыре судебных заседания.

В-третьих, согласно основным правилам составления акта о неучтенном потреблении в отсутствие потребителя требуются двое понятых, которые подписывают акт в подтверждение того, что видели, как он составлялся. МОЭСК зачастую использует акты с подписями четырех человек (отличается только их комбинация). Все упоминания данных лиц можно без труда найти посредством КАД.Арбитр и обосновать очевидную зависимость этих понятых от энергосбытовой компании. Например, Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 12 февраля 2020 г. по делу № А40-238357/18 обратил внимание, что лица, подписавшие акт о бездоговорном потреблении, неоднократно фигурируют в рамках арбитражных споров в качестве понятых при якобы составлении ПАО «МОЭСК» аналогичных актов.

В-четвертых, бремя доказывания наличия (или отсутствия) заинтересованности понятых по отношению к энергосберегающей компании нередко перекладывается на ответчика. Так, истец пытался доказать, что незаинтересованность понятых предполагается априори, именно ответчик должен доказывать, что указанные в акте понятые являются заинтересованными по отношению к истцу лицами, причем обосновать это не просто количеством судебных актов, в которых фигурируют одни и те же фамилии понятых от истца, но и найти этих лиц и выяснить, где на самом деле они работают.

На мой взгляд, ситуация со «штатными» понятыми стала одним из основных аргументов отказа арбитражными судами в удовлетворении исковых требований.

Согласно п. 2 разд. I Основных положений «бездоговорное потребление электрической энергии» – это самовольное подключение энергопринимающих устройств к объектам электросетевого хозяйства и (или) потребление электроэнергии в отсутствие договора, обеспечивающего продажу электрической энергии (мощности) на розничных рынках, ее потребление в период приостановления поставки по договору, обеспечивающему продажу электроэнергии (мощности) на розничных рынках, в связи с введением полного ограничения режима потребления электрической энергии в случаях, предусмотренных Правилами полного и (или) частичного ограничения режима потребления электроэнергии, утвержденными Постановлением № 442.

Потребление электроэнергии в отсутствие заключенного договора, обеспечивающего продажу электроэнергии (мощности) на розничных рынках не признается бездоговорным:

  • в течение двух месяцев с даты, установленной для принятия гарантирующим поставщиком потребителей на обслуживание;
  • в период заключения указанного договора при обращении потребителя, намеревающегося заключить с гарантирующим поставщиком договор энергоснабжения (купли-продажи (поставки) электроэнергии (мощности); при смене собственника энергопринимающего устройства и в случае заключения договора, обеспечивающего продажу электроэнергии (мощности) на розничных рынках, до завершения технологического присоединения энергопринимающих устройств при условии соблюдения сроков, установленных для подачи гарантирующему поставщику заявления о заключении договора энергоснабжения (купли-продажи (поставки) электроэнергии (мощности) или возвращения гарантирующему поставщику подписанного заявителем проекта договора (протокола разногласий, дополнительного соглашения к действующему договору, обеспечивающему продажу заявителю электрической энергии (мощности) на розничном рынке).

Вероятно, если бы энергосбытовая компания позаботилась о качественной подготовке к рассмотрению дела в суде и выехала для составления акта, формально ей было бы проще. Однако, на мой взгляд, это не умаляет того, что желание монопольно-неравной стороны договора взыскать дважды одно и то же, да еще в десятикратном размере, не соответствует принципу устойчивости гражданского оборота.

Больше всего в данном споре нас поразило, что постоянно взаимодействующие между собой энергосбытовые компании «забыли», что после заключения договора одна из них получила полную плату за потребленную обществом электроэнергию, и во второй и третьей инстанциях ссылались на отсутствие оплаты. При этом они не забыли о договоре поставки электроэнергии, который представил истец (МОЭСК), а не Мосэнергосбыт как третье лицо, что, на мой взгляд, однозначно свидетельствует об их постоянной коммуникации и обмене данными по потребителям.

Не менее интересным представляется и то, что изначально истец просил взыскать с ответчика 3,2 млн руб., однако в материалах присутствует альтернативный расчет, также представленный истцом, в котором размер задолженности составляет всего 600 тыс. руб.!

Рассказать:
Другие мнения
Дарбинян Саркис
Дарбинян Саркис
Адвокат, партнер юридической фирмы Digital Rights Center
Доступность не есть согласие
Право интеллектуальной собственности
С вступлением в силу поправок в Закон о персональных данных работу алгоритмов парсинга придется корректировать
15 Апреля 2021
Рогачёва Ольга
Рогачёва Ольга
Д.ю.н., адвокат Адвокатской конторы «Бородин и партнеры»
Размер вреда имеет значение
Конституционное право
Об административной ответственности за действия (бездействие), повлекшие неисполнение обязательств по госконтракту
15 Апреля 2021
Рипинский Анатолий
Рипинский Анатолий
Адвокат компании TAXmanager
Одной «перестановкой» подследственности проблем с налоговыми преступлениями не решить
Уголовное право и процесс
Для этого нужны изменения на уровне законодательства
14 Апреля 2021
Микони Андрей
Микони Андрей
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга, партнер АБ «S&K Вертикаль»
«Да» или «нет» парсингу?
Право интеллектуальной собственности
Подход к анализу соотношения прав на доступ к данным и прав интеллектуальной собственности должен быть взвешенным
13 Апреля 2021
Моисеев Валентин
Моисеев Валентин
Адвокат, партнер, руководитель практики «Налоги» АБ «Андрей Городисский и партнеры»
В качестве аргументов защиты
Налоговое право
Как использовать письма Минфина России, если предъявлены претензии по «злоупотреблению правами налогоплательщика»
13 Апреля 2021
Семенов Андрей
Юрист, Коллегия адвокатов «РегионСервис»
Установить специальное регулирование
Гражданское право и процесс
Участникам ООО следует заранее договариваться о необходимом механизме оценки действительной доли при выходе участника из ООО
13 Апреля 2021
Яндекс.Метрика